В тот момент, когда отношения между Россией и Западом продолжают опускаться вниз по спирали, Москва заявляет об «асимметричном» ответе на новые «угрозы» и «провокации» со стороны своих противников.

Ранее на этой неделе российский президент Владимир Путин выступил со своим традиционным обращением к нации, фоном для которого послужило усиление напряженности в продолжающемся конфликте в украинском Донбассе, а также новая волна антиправительственных протестов против тюремного заключения российского оппозиционера Алексея Навального.

Это послание в основной своей части было сфокусировано на внутренних вопросах, включая региональные инфраструктурные проекты и правительственные меры, направленные на преодоление последствий эпидемии коронавируса. Лишь в конце своего выступления, продолжавшегося более часа, Путин, наконец, обратился к международной политике. Российский президент обвинил западные правительства в организации заговора с целью убийства президента Белоруссии Александра Лукашенко и попытке государственного переворота. Это обвинение недавно было выдвинуто Минском и частично поддержано Кремлем. Вот что сказал Путин: «Я имею в виду ставшие недавно известными факты прямой попытки организации в Белоруссии государственного переворота и убийства президента этой страны. При этом характерно, что даже такие вопиющие действия не находят осуждения так называемого коллективного Запада. Никто этого просто как бы и не замечает. Все делают вид, что ничего не происходит… Можно иметь любую точку зрения по поводу политики президента Белоруссии Александра Лукашенко. Но практика организации госпереворотов, планов политических убийств, в том числе и высших должностных лиц, — ну, это уже слишком, все границы перешли уже».

Кремль подтвердил, что Путин обратил внимание президента Джо Байдена на предполагаемое покушение на Лукашенко в ходе состоявшегося ранее в этом месяце телефонного разговора, однако дополнительных деталей он не предоставил. Госдепартамент категорически отверг эти обвинения и назвал их «абсолютно ложными».

Судя по всему, Путин затронул и вопрос об отношениях между Соединенными Штатами и их союзниками: «И, конечно, вокруг них сразу же, как вокруг Шерхана, крутятся всякие мелкие Табаки, подвывают, для того чтобы задобрить своего суверена». Он предостерег Запад от «перехода красных линий» в отношении России и подчеркнул, что в случае подобных действий «ответ России будет асимметричным, быстрым и жестким». Это свидетельствует о незначительном, но, вместе с тем, значимом отходе от традиционного для Кремля принципа пропорциональности — а именно, об отходе от тщательно выверенной по своему объему ответной реакции на западные санкции и другие карательные меры.

Накануне выступления Путина президент Украины Владимир Зеленский предложил российскому президенту встретиться в Донбассе, на территории отколовшейся украинской области. Путин сначала отклонил предложение Зеленского и заявил о том, что вопросы, относящиеся к конфликту Киева с Донбассом, следует обсуждать между Киевом и руководителями отколовшихся Донецкой и Луганской областей (ДНР и ЛНР). Однако Путин тут же добавил, что готов обсудить с Зеленским в Москве двусторонние отношения на любой территории. На следующий день заместитель главы кремлевской администрации Дмитрий Козак сделал новое предложение — провести многостороннюю встречу по Донбассу с участием Франции, Германии, Украины, России и представителями руководства донбасских сепаратистов. Но Киев вряд ли поддержит такое предложение, поскольку прямые контакты с руководством ДНР и ЛНР в таком варианте могут ослабить политическую позицию Зеленского на Украине.

Хотя переговоров между этими двумя сторонами в ближайшее время, вероятно, не будет, последний по счету раунд эскалации между Россией и Украиной, похоже, идет на спад. После нескольких недель, в течение которых Россия сконцентрировала самое большое количество своих вооруженных сил на границе с Украиной с 2014 года, военнослужащие уже начали возвращаться на свои постоянные базы. «Считаю, что цели внезапной проверки достигнуты полностью, — отметил российский министр обороны Сергей Шойгу. — В связи с этим мною принято решение завершить проверочные мероприятия в Южном и Западном военных округах». По данным Кремля, отвод российских войск будет завершен к 1 мая. Хотя полностью все намерения Москвы, связанные с концентрацией вооруженных сил, остаются неясными, ее поведение, как правило, соответствует принципу принудительного сдерживания (coercive deterrence), то есть, это сигнал о том, что Москва настроена решительно и готова ответить быстро и эффективно в том случае, если Украина попытается вернуть под свой контроль отколовшиеся области с помощью военной силы, а не на основе политического процесса, изложенного в Минских соглашениях.

Вместе с тем, Москва оказалась втянутой в новый дипломатический кризис. Чешская Республика выслала 18 российских сотрудников посольства, а перед этим обвинила Москву том, что она якобы причастна ко взрыву на складе боеприпасов в 2014 году. Москва отвергла выдвинутые Прагой обвинения и тут же выдворила 20 чешских дипломатов из Посольства Чехии в Москве. Эти действия Москвы министр иностранных дел Чехии Якуб Кулганек назвал «непропорциональными и де-факто парализующими деятельность нашего посольства». Прага прибегла к эскалации, и Кулганек в ответ объявил о решении выслать 63 сотрудника российского посольства. По мнению Кулганека, этот шаг направлен на достижение паритета. Он также отметил, что посольство Чехии в Москве располагает значительно меньшим количеством сотрудников, чем российская миссия в Праге. Посол Чехии в России Витезслав Пивонька в беседе с журналистами сообщил, что «пока» он остается в Москве. Официальный представитель российского Министерства иностранных дел Мария Захарова в пятницу обвинила Прагу в саботаже американо-чешских (так в тексте — прим. перев.) отношений по приказу «западных спонсоров», намекая тем самым, вероятно, на Вашингтон. Оба посольства теперь имеют по семь сотрудников, а продолжение дипломатических отношений между Москвой и Прагой повисло в воздухе. Продолжающееся противостояние — это первый тест новой доктрины Кремля относительно «ассиметричного» возмездия. Москва в своих взаимоотношениях с Западом в настоящее время балансирует на тонкой линии, разделяющей твердость и эскалацию, и, конечно же, стоит ожидать появления еще более сложных вызовов.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.