Интервью с аналитиком консалтинговой компании «Эсперис» Матеушем Кубяком (Mateusz Kubiak).

Defence.24: В 2020 году мы наблюдали некоторое сближение Белоруссии с США. Из-за океана нашему восточному соседу шли поставки нефти. Как с тех пор изменилась ситуация?

Матеуш Кубяк: Да, в прошлом году Белоруссия действительно импортировала нефть не только с российского направления. До недавнего времени поставки шли в том числе от Государственной нефтяной компания Азербайджана (SOCAR), пока мы не знаем, будут ли они продолжены на фоне американских санкций.

Нужно отметить, что нероссийское сырье не могло покрыть белорусский спрос: оно служило или дополнением к пакету поставок на белорусские нефтеперерабатывающие предприятия, или покупалось вынужденно, как в первом квартале 2020 года, когда Белоруссия и Россия вели нефтяной спор.

— Какую долю потребностей покрывали эти поставки: 10% или, скорее, 40%?

— На проценты прошлого года ориентироваться не стоит, поскольку показатели исказила исключительная ситуация в первом квартале, когда поставки с российского направления были практически приостановлены. Если говорить о более показательном периоде, начавшемся после урегулирования отношений между Москвой и Минском в апреле 2020 года, то доля поставок с нероссийского направления оставалась на уровне однозначных значений. Речь идет о единичных танкерах. В прошлом году из США пришли два, из Саудовской Аравии — один. Примерно раз в месяц до мая этого года поставки через порт в Одессе осуществляла Государственная нефтяная компания Азербайджана. В тот момент это был единственный источник поставок с нероссийского направления. При этом мы говорим об одном танкере в месяц, а это небольшой объем, примерно 80 тысяч тонн нефти, тогда как белорусские НПЗ перерабатывают около 1,5 миллионов тонн сырья в месяц.

— Сейчас США вводят санкции против белорусского нефтяного сектора.

— Точнее будет сказать, что во второй половине апреля США объявили об отмене исключений, сделанных для девяти белорусских компаний. Санкционная программа Соединенных Штатов в отношении Белоруссии действует не первый год, при этом в последнее время некоторые государственные белорусские концерны могли пользоваться исключением, на них ограничительные меры не распространялись. Сейчас в связи с нарушением режимом Александра Лукашенко прав человека в Белоруссии американцы решили эти исключения отменить. О решении было объявлено 19 апреля, тогда же было сказано о введении 45-дневного переходного периода, в течение которого все компании смогут расторгнуть договоры. Его срок подходит к концу 3 июня.

— Какие экономические шаги (связанные в том числе с нефтехимической промышленностью) может предпринять ЕС, чтобы надавить на режим Лукашенко и склонить того отказаться от захвата самолетов с оппозиционерами?

— Это ключевой вопрос. Все сейчас размышляют, какими окажутся очередные санкционные пакеты Евросоюза. Меры и последствия их введения активно обсуждаются за закрытыми дверями, мы не знаем, как эти меры будут выглядеть, и можем ориентироваться лишь на попадающую в СМИ информацию. Она дает основания предположить, что в ЕС достигнут определенный консенсус, предполагается вводить секторальные, экономические, а не только политические санкции (в отношении политиков и бизнесменов). Они не несут серьезных последствий для режима, иначе обстоит дело с секторальными мерами. Важнее всего нефтеперерабатывающая промышленность и сектор производства удобрений, удар по ним сейчас обсуждается. Я бы не исключил возможности того, что эти меры действительно введут, в особенности на фоне того, что США возобновили действие своих санкций в отношении белорусских концернов.

Американские меры касаются компаний под американской юрисдикцией, но одновременно они станут сдерживающим фактором для организаций из других стран. Они будут иметь значение, если та или иная транзакция на каком-то этапе соприкасается с американскими субъектами, в том числе если речь идет об использовании американских банковских систем, участии посредников, имеющих активы в США. Список возможностей здесь довольно велик, именно это делает американские санкции эффективными, впрочем, не только на белорусском, но и на других фронтах. Если появятся европейские санкции, они станут если не гвоздем в гроб, то как минимум инструментом, усиливающим все те меры, которые уже действуют.

Ситуация очень любопытная. Независимые экономические СМИ на востоке, что выглядит удивительным, молчат: мы слышим мало сообщений о воздействии американских санкций. Известно только, что под вопросом оказались поставки российской нефти на Новополоцкий НПЗ. Туманными выглядят перспективы экспорта белорусской продукции. Следует напомнить, что белорусский нефтеперерабатывающий сектор ориентирован на экспорт, собственный рынок обеспечивает лишь относительно небольшой спрос, подавляющая доля продукции продается за границу.

— В основном в Западную Европу?

— На Украину и в соседние страны, а также на запад через порты. Здесь санкции сыграют свою роль. Появляются первые сообщения о том, что банки в Европе и на Украине предупреждают своих клиентов о приостановке обслуживания транзакций, касающихся белорусских компаний с санкционным риском.

— И вечный вопрос об отношениях с Москвой, которые в какие-то моменты были тесными и углублялись, а в другие — становились прохладными. Означает ли изоляция Минска Западом возвращение к переговорам на тему объединения и унификации или даже перспективу поглощения Белоруссии Россией?

— Я бы не хотел углубляться в политологические рассуждения, поскольку ситуация очень сложна. Остановлюсь на нефтеперерабатывающем секторе, который мы с вами обсуждаем. Сейчас Белоруссия утрачивает доступ к западному финансированию, что, безусловно, способствует углублению ее зависимости от России. Белорусским предприятиям придется финансировать программы модернизации при помощи российских или китайских банков, но и для них существуют санкционные риски.

Проблема белорусских НПЗ не только в том, что они ориентированы на экспорт, но и в том, что там продолжается модернизация, в которой уже наметилось отставание от графика. Сейчас завершить ее процесс будет сложнее из-за санкций. Сами белорусы говорят, что дальнейшее наращивание мощностей необходимо для сохранения рентабельности производства.

Представляется, что в среднесрочной перспективе изоляция Лукашенко и белорусского режима будет способствовать углублению зависимости отдельных секторов и предприятий от России. Это касается в том числе сферы собственности: россиянам будет проще приобрести контрольный пакет акций тех или иных НПЗ. Такого рода зависимость мы увидим и в других секторах. Я бы назвал это ползучей вассализацией, тем более что такой сценарий для этого региона типичен. Газопроводы в Белоруссии, например, находятся в собственности Газпрома. Такой же путь прошла Армения, где ключевые активы перешли в руки россиян. Аналогичное будущее может ожидать и белорусов, это будет ползучая вассализация, заключающаяся в приобретении активов, которые имеют стратегическое значение.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.