20 июля 1936 года была подписана Конвенция Монтрё о проливах (Дарданеллы, Мраморное море и Босфор), которая более или менее поправила итоги Лозаннской конференции с точки зрения молодой Республики, дав важное преимущество, но Турция была не вполне довольна.

А 20 июля 2021 года Россия сделала заявление в адрес Турции.

«Полагаем, что задача по обеспечению неукоснительного выполнения положений Конвенции Монтрё о проливах является весьма актуальной из-за искусственного нагнетания обстановки в Черном море некоторыми внерегиональными игроками. Особая роль в этом отношении принадлежит Турции, которая наделена правами в отношении контроля над транзитом через проливы военных кораблей. Продолжим внимательно отслеживать ситуацию с тем, как на практике осуществляются положения Конвенции, в том числе в части ограничения общего максимального тоннажа при транзите, а также предельного тоннажа военных кораблей неприбрежных держав в Черном море и сроков их пребывания в регионе».

Конечно, дата для этого заявления выбрана неслучайно, да и в самом заявлении присутствует упоминание о дате подписания конвенции (подписана 20 июля 1936 года, вступила в силу 9 ноября 1936 года).

Так в чем же смысл этого предупреждения России, выбравшей столь значимую дату? Каковы обязательства Турции в этом отношении? На этой неделе мы обратимся к теме Конвенции Монтрё, которая часто возникает на повестке дня в российско-турецких отношениях в 2021 году.

Учения НАТО и сигнал, данный России

Причина, по которой Россия 20 июля дала понять Турции: «Мы внимательно следим за тем, выполняется ли Конвенция Монтрё», — не столько Турция, сколько учения НАТО в Черном море. НАТО проводит учения в Черном море не в первый раз. Эти маневры, известные под названием «Морской бриз», проходят ежегодно с 1997 года. Однако в этом году, помимо членов НАТО, в учениях также участвовали 14 стран, не входящих в альянс. Наряду с этими государствами (Австралия, Бразилия, Египет, Грузия, Израиль, Япония, Молдова, Марокко, Пакистан, Сенегал, Южная Корея, Тунис, Объединенные Арабские Эмираты) причина внимания России — хозяева учений — Украина и США. Каждое государство, независимо от того, является ли оно членом НАТО или нет, в соответствии со своими суверенными правами принимает решение о том, в каких учениях оно участвует, и критиковать Украину в этом контексте было бы неправильно, а также неправомерно. Так почему же Москва негодует в связи с этим?

Черное море — исторически важное место для России. Россия, как и все прибрежные государства, внимательно следит за развитием событий здесь. Однако к резким заявлениям и контрманеврам Россию подталкивает Крым. В 2014 году Россия присоединила Крым. С другой стороны, Украина с самого начала объявила, что не примет эту аннексию. Кроме того, помимо России, никто не сказал, что «Крым принадлежит России». Однако Москва, несмотря на реакцию международной общественности, присоединила Крым к своей территории в виде двух субъектов федерации, увеличив количество субъектов до 85. По мнению России, честь, оказанная Украине со стороны НАТО, проведение учений при участии Украины в качестве принимающей стороны, может быть предтечей какой-либо инициативы в отношении Крыма. По этой причине российский флот, стоявший на якоре в Севастополе, пережил оживленные дни.

Вместе с тем почти никто, в том числе Москва, не ожидает, что НАТО в один момент объявит войну России и заберет Крым. Однако Россия готовится к худшему. Особенно когда к этим учениям с широким участием еще до их начала добавился кризис между Россией и Великобританией в Черном море, Москва пришла к выводу, что ее в некотором смысле проверяют, измеряют ее реакцию. Допустим, это понятно, тогда почему Россия предупредила Турцию? По какой причине Турции здесь говорят: «Берегись!» — помимо того, что она член НАТО?

Почему предупредили Турцию?

В послании России Турции есть два важных подтекста. Первый — это безопасность Черного моря и отсюда отсылка к Конвенции Монтрё. Турция в силу своего контроля над проливами имеет особое значение в обеспечении безопасности Черного моря.

Существует шесть прибрежных к Черном морю государств: Турция, Грузия, Россия, Украина, Румыния, Болгария. Среди этих государств Турция обладает особым значением. У Анкары есть отдельная миссия, так как она господствует над проливами Дарданеллы и Босфор, которые обеспечивают вход в Черное море извне и выход из него. Обратим внимание на ситуацию с военными кораблями, которые в отличие от торговых судов вызывают напряженность. Прежде всего напомним положение Конвенции Монтрё, которое возникает на повестке дня каждый раз, когда американский военный корабль собирается зайти в Черное море: военные корабли неприбрежных государств, независимо от цели их присутствия, могут оставаться в Черном море не больше 21 суток. Кроме того, существуют ограничения относительно тоннажа и типа военных кораблей, которые могут проходить через проливы.

Хотя об этом почти не говорится, в Конвенции Монтрё упоминается три типа кораблей неприбрежных государств, которые могут проходить здесь в Черное море: легкие надводные корабли, небольшие боевые суда (100-2000 тонн), вспомогательные суда. Помимо этого, линейные военные корабли, авианосцы и подводные лодки не могут проходить через проливы, если они не принадлежат прибрежным государствам. Так, из 32 боевых кораблей, которые использовались в учениях «Морской бриз», 22 принадлежали Украине. Иными словами, НАТО, проводя учения, действовала в соответствии с Конвенцией Монтрё, зная, что Россия отреагирует. По этой причине Украина была одним из организаторов учений. Другой организатор — США. А это два государства, которые не рады соединению России с Крымом.

Россия на самом деле видела, что во время учений Конвенция Монтрё не нарушалась и Турция проявила чувствительное отношение к этому вопросу. Однако здесь вступает в силу следующий посыл: «Да, я знаю, что вы соблюдаете Конвенцию Монтрё, к тому же разумно использовать корабли Украины, одного из прибрежных государств, но не думайте, что я перестала следить за вами».

Россия: Конвенции Монтрё нет альтернативы

Вторая часть текста, опубликованного Россией, в очередной раз напоминает о ее позиции относительно споров вокруг канала «Стамбул». В тексте подчеркивается, что Конвенции Монтрё нет альтернативы. Таким образом по сути было сказано то же самое, о чем ранее говорил президент России Владимир Путин: мы не знаем, построите ли вы канал, выроете ли яму, в конце концов, это ваша земля, но мы против ваших попыток исказить Конвенцию Монтрё, назначив геополитическую цену для канала «Стамбул», во имя улучшения отношений с США. Россия говорит это, потому что Конвенция Монтрё — система, которая хорошо работает с 1936 года. В этом смысле Россия не особо жалуется на данный документ (напомним, что спор периода после Второй мировой войны завершился с XX-м съездом Коммунистической партии Советского Союза в 1956 году). Кроме того, также видно, что благодаря Конвенции Монтрё между прибрежными государствами установился определенный баланс в Черном море. Здесь Москва оценивает в одном ряду события последних семи месяцев.

В первую очередь это приход Джо Байдена к власти в США и новая позиция Турции в отношении США. Во-вторых, позиция Турции в ходе визита президента Украины Владимира Зеленского в Анкару, поднявшая волну обсуждения вокруг Конвенции Монтрё по крайней мере внутри страны. Во время этого визита Россия не смирилась с заявлениями, прозвучавшими здесь, и ответила Турции. Наконец, учения НАТО. Прежде всего следует сказать, что у России сложилось впечатление, что НАТО через Турцию готовит Украину к членству в альянсе. Этому особенно способствует растущая в последнее время торговля оружием между двумя странами. Когда к этому добавились споры о канале и недавние маневры, Турции, можно сказать, было дано своего рода предупреждение: «Сохраняй нейтралитет». Именно поэтому Россия подчеркивает положение прибрежных государств в Черном море и с календарем в одной руке, с биноклем — в другой напоминает, чей корабль, какого типа и сколько дней может оставаться в Черном море. С другой стороны, Россия говорит: «В таком случае и я проведу учения рядом с НАТО». Таким образом, Москва дает сигнал: «Я не сижу сложа руки, я знаю свои права, я забрала Крым, я больше не допущу обратного, Анкаре тоже следует быть внимательной к ситуации в Черном море».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.