Владимир Путин, который, несмотря на беспрецедентные протесты против его режима, хочет вернуться на президентский пост, опубликовал экономическую программу для России, основанную на идеях государственного капитализма и сильного патерналистского государства.

В своей длинной статье, опубликованной в «Ведомостях», газете-партнере Financial Times, российский премьер-министр не обещает мер по усилению экономической конкуренции, которых требует поднимающий в России голову предпринимательский класс.

Еще по теме: Почему "путиномика" - не пример для подражания

Напротив, по его мнению, двигателями перехода к высокотехнологичной экономике, который необходимо осуществить России, чтобы пережить эпоху «кардинальных» экономических перемен в мире, должны стать государственные конгломераты.

Сославшись на Китай и на Южную Корею, как на примеры успеха, Путин выступил в защиту созданных при его правлении госкорпораций, заявив, что только государство способно обеспечить финансирование связанных с высокими рисками инноваций, которые необходимы, чтобы снизить зависимость России от сырьевых цен.

Читайте также: Российская финансовая пресса критикует экономический план Путина

«Иметь экономику, которая не гарантирует нам ни стабильности, ни суверенитета, ни достойного благосостояния, — для России непозволительно, - подчеркнул он в своей статье. - Нам нужна новая экономика, с конкурентоспособной промышленностью и инфраструктурой, с развитой сферой услуг. Экономика, работающая на современной технологической базе».

В ответ на часто звучащие возражения о том, что государство неэффективно в области поддержки инноваций, г-н Путин заметил, что частные компании продемонстрировали нежелание брать на себя риск. Признав, что пока большая часть госкорпораций пока не выглядит конкурентоспособной, он, тем не менее, добавил: «Мы не собираемся бросать начатое на полдороге».



По мнению аналитиков и критиков, статья г-на Путина не оправдала надежд на то, что он возьмет на вооружение более либеральную программу, чтобы привлечь на свою сторону осмелевший средний класс, который сейчас протестует против кумовства, взращенного государственным капитализмом.

«Это не Путин 2.0, это даже не Путин 1.0 – это Путин 0.1, - полагает Сергей Алексашенко, бывший заместитель главы Центрального банка, сейчас занимающий пост директора московской Высшей школы экономики по макроэкономическим исследованиям. – Я готов согласиться с тем, что в некоторых странах инновации могут внедряться госкорпорациями, но это не для России, в которой правительство коррумпировано, и госкорпорации заполняются родственниками и знакомыми чиновников».

Еще по теме: Кто осмеливается голосовать против Путина?

«Это шаг назад, возвращение к южнокорейским чеболям, - считает Игорь Юргенс, глава либерального аналитического центра, который пытается продвигать характерную для правления Дмитрия Медведева более либеральную политику. – Основная идея заключается в том, чтобы сохранить статус-кво».

Г-н Путин признает, что «системная коррупция» мешает частному бизнесу и что судебную и правоохранительную систему в целом необходимо менять. По его словам, все экономические дела должны перейти из уголовных судов в арбитражные, чтобы была демонтирована связка между прокуратурой и судьями.

Хотя он призвал к сокращению роли государства в экономике, еще раз подчеркнув, что к 2016 году часть акций некоторых государственных корпораций будет продана, непонятно, идет ли речь о контрольных пакетах. Помимо этого смутного обещания и призыва слегка изменить налоговую систему, введя налог на престижное потребление, о каких-либо конкретных реформах премьер-министр не упоминает.

«Путин правильно определил все проблемы. Но в его статье есть противоречие, - утверждает главный стратегический аналитик московского инвестиционного фонда Verno Capital Роланд Нэш. - С одной стороны он заявил, что роль государства должна стать меньше, с другой призывает его решать множество проблем».

«Проблема в том, что у этого государства плохо с достижениями. У него скверный послужной список. Все успехи в России были достигнуты в частном секторе».