Число умерших от коронавируса во всем мире превысило три миллиона человек. Такая ситуация наблюдается на фоне неоднократных сбоев, с которыми сталкивается всемирная кампания по вакцинации населения, а также на фоне углубляющегося кризиса в таких странах, как Бразилия, Индия и Франция.

По официальным данным, в одной только Южно-Африканской Республике за период с 27 марта прошлого года по настоящее время от covid-19 скончались 55 тысяч человек. Таким образом уровень смертности в ЮАР составляет 92,7 на 100 тысяч человек, что является самым высоким показателем для африканских стран, расположенных к югу от Сахары. Добавим, что приведенная цифра сильно занижена, что, впрочем, с уверенностью можно отнести и к данным по covid-19, поступающим из всех остальных африканских государств.

За один год в ЮАР по состоянию на 8 мая показатель избыточной смертности (т. е. уровень фактической смертности по сравнению с ожидаемой смертностью, с учетом предшествующих тенденций и демографических изменений) составил 158499 человек. Представители органов здравоохранения уверены, что 85-95% этих смертей были вызваны вирусом SARS-CoV-2 (он является причиной covid-19), что почти в три раза превышает официальные данные по Южно-Африканской Республике. Расхождения в официальных данных явились результатом следующего факта: для регистрации смерти человека от covid-19 необходимо получить результаты его тестов на covid-19 и зафиксировать, что смерть наступила именно от этой болезни. Несмотря на то, что количество тестов на covid-19, проводимых в ЮАР, превосходит соответствующие тесты в других странах, общее их число по-прежнему остается низким. Если человек скончался у себя дома, то в качестве официальных могут быть названы самые разные причины его смерти.

Что касается уровня тестирования или же регистрации количества смертей, не охваченных системой здравоохранения ЮАР, то в данном случае ситуация в этой стране существенно не отличается от других стран. Показатель избыточной смертности превышал официальные данные по летальным исходам от covid-19, по крайней мере, именно такая ситуация фиксировалась на некоторых этапах эпидемии в большей части стран, если не во всем мире. Согласно свежим данным, в период с начала марта 2020 года до середины апреля 2021 года показатель избыточной смертности от covid-19 в США на 7,1% превышает показатель официальной смертности.

В некоторых странах анализ подобных расхождений оказался полезным. Например, в Великобритании показатель избыточной смертности превысил официальную смертность от covid-19 во время первой волны коронавируса, однако во время второй волны он был ниже, чем официальная смертность от covid. Данный факт говорит о том, что превентивные меры против covid спасли тех людей, которые в ином случае могли бы скончаться от прочих болезней, например, от сезонного гриппа. Нечто подобное наблюдалось во Франции.

Но использование метода избыточной смертности еще не гарантирует того, что с его помощью будут получены необходимые и надежные данные по всем странам; и причина здесь следующая: большинство государств, в частности бóльшая часть бедных стран, не предоставляет своевременно статистику, отражающую показатель избыточной смертности. Полученные нами совокупные оценки базируются на официальных данных, несмотря даже на тот факт, что общее число умерших (в настоящее момент — 3,3 миллиона) явно не соответствует истинному значению.

Чтобы понять то, насколько эти данные занижены (и, следовательно, насколько велики истинные значения), «Экономист» попытался смоделировать уровень избыточной смертности во время пандемии в тех странах, которые не сообщают о ней. Согласно этому подсчету с 95-процентной вероятностью мы получаем следующий результат: на сегодняшний день число скончавшихся заключено в пределах от 7,1 миллиона до 12,7 миллиона человек при среднем значении 10,2 миллиона человек. Однако официальные цифры в лучшем случае едва дотягивают до половины истинных потерь, а в худшем — соответствуют лишь одной четверти истинных данных.

Математические моделирование не только помогает получить еще одно численное значение, отражающее общие масштабы пандемии, но и проливает свет на ее последствия и общее течение самой пандемии.

Неудивительно, что большинство смертей, вызванных covid-19, но не связанных с этой болезнью, происходит в странах с низким и средним уровнем дохода. Полученные нами цифры показывают, что уровень смертности в наиболее богатых странах, входящих в ОЭСР, в 1,17 раза превышает официальные данные. Рассчитанный нами уровень смертности для стран Африки, расположенных к югу от Сахары, в 14 раз превышает официальные данные. Кроме того, структура первой и второй волн пандемии, наблюдавшаяся в Европе и Соединенных Штатах, гораздо менее четко просматривается в глобальных данных, полученных при использовании математической модели. В целом пандемия все больше проникает в развивающиеся страны и продолжает разрастаться.

Чтобы получить значения, отражающие общую избыточную смертность от пандемии в глобальных масштабах, мы использовали самый широкий спектр данных. Официальные данные о смертности от covid-19, какими бы несовершенными они ни были, в большинстве государств вполне доступны. Так, зачастую, встречаются данные о количестве случаев заболевания covid и доле положительных тестов на covid. В целом, если многие тесты дают положительный результат, то можно с уверенностью сказать: гораздо большее количество инфекционных заражений при тестировании не выявляется (а его проходят только те, кто сами обращались за медицинской помощью, и контактировавшие с ними люди).

Повышение градиента

В некоторых регионах проводились исследования, изучающие распространение заболеваемости и основанные на данных серологического скрининга; полученная информация дает представление о количестве людей, у которых имеются антитела к вирусу sars-cov-2 (а наличие антител является признаком того, что человек уже был инфицирован, но только на более ранней стадии). Другие факторы, которые, по нашему мнению, тоже могут иметь значение, включают в себя следующее: меры, предпринятые правительствами разных стран с целью сдерживания распространения болезней (например, закрытие школ), а также отслеживания того, насколько интенсивно происходит передвижение населения.

Большое значение имеет фактор демографии: среди более молодых людей обычно наблюдается более низкий уровень смертности. То же самое касается и менее очевидных факторов, таких как система правления в стране и степень свободы СМИ. Если обратиться к конкретным примерам и, скажем, взять Россию, то показатель избыточной смертности в России в 5,1 раза превышает данные по официальной смертности.

Всего нами были собраны данные, охватывающие 121 показатель, по более чем 200 странам и регионам. Затем мы воспользовались моделью на базе машинного обучения, в которой использовался метод, который называется повышением градиента (gradient boosting); мы поставили перед собой цель — установить зависимость между упомянутыми выше показателями и информацией об избыточной смертности в тех местностях, откуда эти данные удалось получить. В окончательном варианте математическая модель на основе этой выявленной зависимости выдала нам приблизительные значения показателя избыточной смертности (причем, в любой промежуток времени и в любом из тех регионов, по которым не имелось доступной информации).

По нашем подсчетам, по состоянию на 10 мая в результате пандемии covid-19 показатель избыточной смертности с вероятностью 95% увеличился и теперь находится в диапазоне от 2,4 до 7,1 миллиона в Азии (в то время как по официальным данным — 0,6 миллиона умерших); в Латинской Америке и в Карибском бассейне — в диапазоне от 1,5 до 1,8 миллиона умерших (по официальным данным — 0,6 миллиона); в Африке — в диапазоне от 0 до 2,1 миллиона умерших (официально — 0,1 миллиона); в Европе — в диапазоне от 1,5 до 1,6 миллиона умерших (по официальным данным — 1,0 миллион); в Америке и Канаде — в диапазоне от 0,6 до 0,7 миллиона умерших (по официальным данным — 0,6 миллиона). В Океании, где по официальным данным смертность составляла всего 1218 человек, математическая модель выдала нам результат в диапазоне от 12 тысяч до 13 тысяч; при этом нижняя граничная оценка говорит о том, что меры предосторожности против covid-19 с некоторой вероятностью явились причиной снижения смертности, вызванной другими причинами.

Если говорить о данных по Африке и Азии, то диапазон, в котором эти данные изменяются, очень широк. Так и должно быть. Данные, на основе которых можно делать качественный прогноз, недоступны, а в некоторых местах и вовсе отсутствуют. И все же, несмотря на размеры диапазона, предложенные нами цифры рисуют более реалистичную картину, чем официальные данные. 50-процентный диапазон вероятностной оценки значительно сужается и составляет: в Азии от 3,3 миллиона до 5,2 миллиона умерших, в Африке — от 0,8 миллиона до 1,6 миллионо, во всем мире — от 8,2 миллиона до 10,5 миллиона.

В течение 2020 года показатель «количество летальных исходов/день» рос на протяжении 33 из 52 недель. После непродолжительного затишья в начале 2021 года он продолжал увеличиваться и дальше (во многом из-за той трагедии, которая сейчас разворачивается в Индии). Как показала наша математическая модель, в Индии показатель избыточной смертности колеблется в диапазоне от 6 тысяч до 31 тысячи в день, что намного превышает официальную цифру в размере около 4 тысяч человек. Полученные нами данные соответствует независимым эпидемиологическим оценкам — в диапазоне от 8 тысяч до 32 тысяч в день. На основе нашей модели можно предположить, что в этом году в Индии около 1 миллиона человек, вполне возможно, скончались от covid-19. Опять же, эти данные, судя по всему, не противоречат и другим оценкам.

Катастрофа со временем утихнет и в Индии, и в прочих регионах. Но это не значит, что глобальная ситуация улучшится. Хотя и усиление, и спад пандемии происходит волнообразно во всех регионах (во время первой волны пандемии смертность наблюдалась в наиболее уязвимых слоях населения и появился иммунный ответ, замедляющий скорость распространения пандемии; однако, по мере ослабления реакции иммунного ответа начинает распространяться вторая волна пандемии), синхронности между отдельными волнами пандемии не наблюдается. Вот почему на сегодняшний день мы можем сказать, что показатель ежедневной смертности во всем мире увеличивался на протяжении 10 из 15 месяцев, включая некоторые месяцы (такие как июнь и июль прошлого года), когда бóльшая часть богатых стран мира находилась между волнами пандемии.

Тем не менее обратим внимание на следующее явление: с одной стороны, бедные регионы мира пострадали сильнее, чем это отражают официальные показатели смертности, связанной с covid; однако, несмотря на это, показатели заболеваемостью covid-19 в расчете на одного человека, действительно, выглядели непригляднее в более богатых странах. Для Азии и Африки показатели предполагаемой средней смертности в расчете на один миллион человек примерно вдвое меньше, чем в Европе (включая Россию). Индия сравнялась с Великобританией, по крайней мере, на данный момент.

Для европейцев, которые бóльшую часть года пребывают в изоляции, может показаться удивительным следующее: как же это получилось, что смертность в бедных странах оказалась более низкой, несмотря на то, что зачастую в указанных странах не предпринимались меры по сдерживанию эпидемии коронавируса, а медобслуживание пребывало далеко не в лучшем состоянии? Скорее всего, по большому счету такая ситуация объясняется возрастной структурой населения. Скажем, если две группы населения имеют доступ к медобслуживания одного и того же уровня, то в группе с бóльшим количеством пожилых людей все равно будет наблюдаться бóльшая смертность. Если бы демографические особенности были единственным отличием, тогда, говоря о вероятности изменения показателя смертности от covid-19 в зависимости от возраста, получилась бы следующая картина: covid-19 оказался бы в 13 раз более смертоносным в Японии (медианный возраст в этой стране — 48 лет), чем в Уганде (медианный возраст 17 лет). Достоверная информация о показателе избыточной смертности, как правило, поступает из тех стран, в которых проживают более старые и уязвимые группы населения.

Тем не менее, несмотря на тот факт, что показатели смертности в абсолютном выражении низкие, среди бедного молодого населения они намного выше, чем среди соответствующих групп населения богатых стран, обладающих схожей возрастной структурой. А для пожилых людей в бедных странах перспективы явно мрачные. В Южно-Африканской Республике показатель избыточной смертности среди граждан старше 60 лет достиг значения 120 тысяч человек.

Итак, наблюдаемый в развивающихся странах относительно более низкий уровень смертности зависит, по-видимому, единственно от демографических особенностей населения этих государств. На основании этого факта можно сделать самые разные выводы. Один из них заключается в том, что коронавирус легко распространяется среди молодых людей; этот вывод, подтвержденный исследованиями распространённости коронавируса на основании данных серологического скрининга, показывает, что в Афганистане, Индии и других странах мира уровень предшествующего инфицирования (т. е. когда человек в прошлом уже подвергся заражению вирусной инфекцией — прим. перев.) был намного выше, чем в Европе или Америке. Это говорит о том, что в упомянутых государствах имелось множество несмертельных случаев заболевания covid-19, а из этого следует следующий вывод: проблема так называемого «постковидного синдрома» в перечисленных государствах будет усугубляться. Сказанное также означает, что у коронавируса появляется множество возможностей для мутации.

Во всей этой истории есть исключение. В некоторых странах Юго-Восточной Азии смертность кажется на удивление низкой, по крайней мере, пока. И это отнюдь нельзя отнести к ошибочности выбранной нами математической модели: в Малайзии и Таиланде показатели избыточной смертности практически не выросли. Не исключено, что жителям этих двух стран идет на пользу «перекрестный иммунитет» (так называется механизм защиты от вируса Sars-Cov-2, возникающий в организме благодаря тому, что человек в прошлом уже подвергся заражению вирусной инфекцией, имевшей распространение в данном конкретном регионе). К сожалению, в настоящий момент нельзя не замечать, что показатели избыточной смертности растут.

Насколько нам известно, численные значения избыточной смертности, приведенные журналом «Экономист», никто раньше не вычислял и не публиковал. Конечно же, сделать вывод об общем количестве смертей из-за covid-19 можно и по-другому. Так, например, 6 мая Институт показателей и оценки здоровья (IHME) при Вашингтонском университете опубликовал результаты, полученные с помощью своей, более простой, математической модели, в которой используются фиксированные коэффициенты (они базируются, главным образом, на данных о количестве лиц с положительной реакцией на заболевание) по отношению к официальной статистике о смертности от covid-19 в разных странах и регионах мира. При использовании данной методики зачастую получаются цифры, которые не соответствуют официальным данным по избыточной смертности. Например, по оценкам IHME, в Японии было зарегистрировано 100 тысяч летальных случаев от covid-19; эта цифра намного превосходит официальную, но показатель избыточной смертности за годовой период по состоянию на март 2021 года составил 11 тысяч человек.

И всё же результаты, полученные с помощью математических моделей, не могут заменить реальных данных, отмечает специалист по статистике Ариэль Карлински (Ariel Karlinsky) из израильского аналитического центра Kohelet Economic Forum, руководитель проекта World Mortality Dataset; Ариэль Карлинский создал большую базу данных по избыточной смертности, на которую опирается математическая модель, созданная журналом «Экономист». Для получения более точных данных об уровне смертности необходимо внимательнее отслеживать показатели смертности в бедных странах. На подобные проекты необходимо выделять финансирование, причем не только для того, чтобы почтить память умерших и установить истину. Другая причина заключается в следующем: если у нас не будет необходимой исходной информации, то нам будет нелегко разбираться и анализировать влияние прочих факторов — таких как экономика, образование, культура и состояние здоровья выживших в пандемии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.