Посол Грузии в Литве Георгий Кердикошвили не считает, что страны Запада забыли о Грузии и последствиях войны 2008-го года. По его словам, это был не конфликт грузин, абхазцев и осетин, а конфликт с Россией. Г.Кердикошвили также говорит, что «российские оккупанты» не понимают, где они находятся и живут на оккупированных территориях, «строят свои базы и топчут грязными ботинками» его землю.

- Следственный комитет России собирается передать документы с собранными доказательствами преступлений грузинских военных против населения Южной Осетии в августе 2008 года в Международный уголовный суд в Гааге. Как Вы прокомментируете ситуацию?
- Это - абсолютно несерьезно, потому что, когда весь мир говорит о том, что 20% Грузии оккупировано и происходила этническая чистка, весь мир это признает. А кто-то придумывает теории, чтобы оправдать свои действия, и хочет хоть за что-то зацепиться. Это уже не смешно.

Читайте также: Запад идет навстречу Грузии

- На Ваш взгляд, не забыли ли в Европе и на Западе в целом о нерешенных проблемах и последствиях грузино-российского конфликта 2008 года?
- Я так не считаю, и думаю наоборот. Была война 2008 года, и чтобы остановить эту войну, весь мир встал на ноги. Время проходит. Блицкриг, который хотело осуществить российское правительство, чтобы признать эти "государства", не удался. Эти образования признали лишь Науру, которому заплатили российские трудящиеся, Венесуэла, которую я комментировать не буду, и ХАМАС. Предполагалось, что победителей не судят. Литва первая признала оккупацию, за ней уже последовало признание этого факта другими странами. Термин «оккупация» - это основа дискуссий на каждой встрече на всех уровнях. В ООН, Евросовете, во всех документах это зафиксировано.



- Насколько известно, Вы ездите по Литве с лекциями об оккупации XXI века. Как в Литве воспринимают Ваши утверждения?
- Спасибо литовской публике и литовскому народу, потому что литовская история очень похожа на историю Грузии. Малые народы знают, что такое большой сосед - такой, как Россия, и как трудно им приходится с ним договариваться. И литовцы очень хорошо это воспринимают: ко мне в посольство приходит много писем и звонков, на которые я охотно отвечаю. Я надеюсь, что такого ужаса, который был в 2008 году, больше не будет. Все конфликты должны решаться мирным путем.

- Сказывается ли, на Ваш взгляд, установившееся «статус кво» на западных перспективах Грузии?
- Что означает этот статус кво? Наши перспективы шаг за шагом все увеличиваются. По моему мнению, этот статус кво никак не влияет на наши западные перспективы. В первую очередь, НАТО и ЕС - это выбор народа, который доказал это на референдуме. Второе, Бухарестский, Чикагский саммиты - для нас все это приближает членство в НАТО. Это - не только защита страны, но и обязательства по развитию демократии и свободы слова.

Также по теме: "Грузинская мечта" вместо роз

- В скором времени в Грузии пройдут выборы…
- Да, но я хочу добавить насчет НАТО. Доказательством того, что наши реформы и шаги очень ценят, может быть то, что мы стали стажером членства в НАТО. Наш статус переменили, и это - уже большая перспектива в направлении НАТО. В отношении ЕС мы тоже делаем свое "домашнее задание", и у нас есть большая перспектива безвизового режима. Мы продвигаемся к договору о свободной торговле с ЕС. Если бы status quo мешал этому, то мы бы никуда не продвинулись.

- Как в данный момент грузинское общество воспринимает наличие Абхазии и Южной Осетии не на своей территории? Как люди общаются, ведь есть проблема беженцев?
- Это - огромная проблема. Конфликт начался не в августе 2008 года. На территории Грузии с 1991 года эти люди (беженцы - прим. Delfi) называются «временно перемещенными». Это даже не беженцы, для этого очень трудно отыскать слово. Около 500 000 человек оставили свои дома или были из них изгнаны. В течение многих лет они не могут возвратиться, и самое главное - там кладбища их предков, на которые они не могут попасть. Сколько лет прошло с 1991 года, и дело в том, что они каждый день, каждую минуту надеются на то, что смогут вернуться туда, где похоронены их предки. По поводу Абхазии и Цхинвальского региона - мы хотим, чтобы они увидели, что находятся в плену оккупации. Это - не конфликт с абхазами и осетинами, они всегда были нашими братьями. Это конфликт с Россией.

Читайте также: Грузия в период меритократии

Эти люди приходят к нам в больницы, получают финансирование с нашей стороны, чтобы проходить обучение в любых вузах мира. Это - прогресс, и мы хотели бы, чтобы статус нейтрального документа на оккупированных территориях, который признала и Литва, мог позволить людям смотреть не только на то, что есть в России, и получить визу в других посольствах, посмотрели, как живут в цивилизованных странах.

- Наблюдается ли усиление российского военного контингента на этих территориях?
- В оккупированных зонах - больше российских солдат, чем местных жителей. Они незаконно строят базы, это солдаты, которые совершенно необразованны, даже читать не умеют, голодные, оборванные, пьяные, под действием наркотиков. Там ничего не контролируется, они не понимают, где они находятся. Это самый непросвещенный контингент, это - боль всего мира, всего российского народа.

Грузинский народ против русского народа никогда ничего не имел, и эти оккупанты живут там, строят свои базы и топчут грязными ботинками мою землю. И мы еще раз заявили, что никогда войны не будет. Время покажет, что мирным путем конфликт будет урегулирован. Это - не конфликт с Абхазией и Цхинвальским регионом, это - конфликт с Россией. Этот инспирированный конфликт когда-нибудь закончится, потому что в самой России демократические силы понимают, что творится внутри страны.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.