После сюрреалистической церемонии инаугурации Владимира Путина на пост президента России и полиция, и протестующие пытаются понять, какими должны стать новые правила их взаимоотношений.

Жестокие столкновения шестого мая уступили место более мирной форме протеста: демонстративным прогулкам. На прошлой неделе блогер и борец с коррупцией Алексей Навальный повел сотни сторонников на прогулку по центральным бульварам Москвы. Прогулка не была официально санкционирована, поэтому ни транспаранты, ни слоганы не использовались. Люди попросту прицепили белые ленточки, символизирующие их антипутинскую идеологию.

Власти вполне предсказуемо останавливали прогулку и увозили некоторых участников в автозаках в отделения полиции города. Вскоре для протестующих стало делом чести хотя бы раз прокатиться в автозаке. Некоторые, включая самого Навального, умудрились попасться четыре раза за три дня «прогулок». Другие с готовностью сами выходили вперед, чтобы их задержали. Почти весь редакторский состав журнала «Большой город» прокатился в автозаке, отправляя саркастичные сообщения в Twitter, пока их везли в отделение на окраине Москвы.

Читайте также: «Оккупанты» занимают города мира

Светлане Рейтер из «Большого города», удалось уловить дух игры: «Простая мысль промелькнула в голове: какого черта? У нас нет ни одного плаката, мы не выкрикиваем лозунгов. Что это за игра в казаков-разбойников? В шесть утра я иду по пустой Тверской улице, которую освободили для проведения майского парада. Поймайте, если сможете».

Большая часть задержанных была отпущена в течение нескольких часов. Навальный и Сергей Удальцов, организаторы шествия шестого мая, получили более жесткое наказание - 15 суток ареста за сопротивление полиции.

Затем протестующие переключились на модель движения Occupy Wall Street, организовав импровизированный лагерь в маленьком парке у памятника Абаю Кунанбаеву, национальному поэту Казахстана. Лагерь стал известен в Twitter под тэгом  #ОккупайАбай. Администрация Путина и полиция, по всей видимости, уставшие от «прогулок», оставили лагерь в покое. Он привлек примерно тысячу или полторы  молодых людей, которые пели песни под гитару, играли в бадминтон и вели политические дискуссии. Алкоголь - под запретом, и ребята  сами создали дружину для устранения возможных конфликтов. Был организован сбор мусора и доставка продуктов. Местные бездомные тут же присоединились к протестующим, хотя больше из-за бесплатных бутербродов, чем из-за политики.

Также по теме: ОккупайАбай


Социолог Ольга Криштановская, у которой есть связи в окружении Путина, посетила лагерь для проведения предварительного исследования. Она выяснила, что участники лагеря молоды и высоко образованы: средний возраст  - 31 год, 66% имеют дипломы о высшем образовании. «Люди, присоединившиеся к движению, очень коммуникабельны», - написала Криштановская. «Для них лагерь - просто  глоток свежего воздуха, праздник человеческого общения». Согласно ее опросу, 90% участников согласны участвовать в других акциях, ели полиция разгонит эту.
 
"Оккупай Абай" превратился в модное место для любительских театральных постановок и лекций. Некоторые участники сожалели о том, что лагерь был «смирным». «Когда сидишь в милом уголке бульвара, складывается опасная иллюзия победы», - написала журналистка Олеся Герасименко. «Просто попробуйте проверить это, выкрикнув несколько политических слоганов», - призвал писатель Борис Акунин, нашедший новый способ испытать терпение властей. 13 мая он призвал коллег по профессии и сочувствующих пройтись в «контрольной прогулке» по центральным московским бульварам без каких-либо лозунгов и слоганов. Цель – посмотреть, будут ли задерживать людей, включая известных писателей, лишь за то, что они идут с белыми ленточками.
 
«Делая вид, что мирно беседуем о литературе (а на самом деле трясясь от страха), мы прогуляемся от одного Александра Сергеевича до другого», - написал Акунин в своем блоге. «Цель эксперимента – установить: можно ли все-таки москвичам свободно гулять по собственному городу или нужно получать какой-то специальный пропуск?»



Читайте также: Российское движение «ОккупайАбай» не справляется с поставленными задачами

Владимир Платонов, спикер Мосгордумы и сторонник Путина, публично выступил против плана Акунина, предупреждая москвичей, что присоединяясь к прогулке, они несут персональную ответственность за риски. Он встретился с Акуниным в кафе недалеко от лагеря вечером 12 мая. Расшифровка текста беседы свидетельствует о том, что им не удалось достичь какого-либо взаимопонимания. «Ни в одной демократической стране нельзя отменить результаты выборов митингами. Можно - только кровопролитием, как было в Северной Африке», - сказал Платонов. Акунин ответил, что в мирной прогулке будет участвовать только группа «писателей-очкариков».

13 мая около 18 тысяч человек пришли на контрольную прогулку, что во много раз превысило количество подтвердивших свою готовность прогуляться на страничке в Facebook. Акунина, который появился на публике в цилиндре, и другие известные люди раздавали автографы по мере продвижения по центру Москвы. Хотя полиции практически не было видно, они перекрыли движение автотранспорта по ходу маршрута, как только увидели количество собравшихся. Никого не задержали, и через два часа толпа дошла до лагеря у Абая.

Пока еще сложно сказать, увенчалась ли «контрольная прогулка» успехом или стала провалом. Было доказано только то, что несанкционированный марш может не встретить сопротивления, ничего более.

Навальный и Удальцов продолжают оставаться под стражей. Партия Путина «Единая Россия» придумала новую «страшилку» для будущих протестующих: законопроект предполагает высокие штрафы (до 15 миллионов рублей) за организацию или даже участие в несанкционированном протесте. А 15 мая московский суд принял решение о незаконности лагеря у Абая и определил, что коммуна нанесла ущерб городу на сумму в 600 тысяч долларов, истоптав газоны. В среду рано утром полиция разогнала лагерь.

Также по теме: Москва - пришел приказ очистить территорию

 
Некоторые лидеры оппозиции "отметились" своим отсутствием в лагере у Абая и на прогулках. Михаил Прохоров, занявший третье место на президентских выборах четвертого марта, критикует и команду Путина, и протестующих за бессмысленную эскалацию насилия. «Лично я буду сохранять в первую очередь здравый смысл и думать не о личных амбициях, а о судьбе наших граждан и страны в целом. Нам всем сейчас нужно восстановить спокойствие в головах и в городах», - написал Прохоров в своем блоге. Он не предоставил никаких подробностей о том, как собирается этого добиваться.

Другим заметным отсутствующим стал Владимир Рыжков, активный организатор массовых протестов зимой. В интервью журналу «Огонек» он рассказал, что болеет, что не видит никакого смысла в уличном насилии и прогулках. «Люди организовали лагерь. И что? Если он ни на что не влияет, то цель, видимо, в том, чтобы чьи-то имена почаще упоминались в СМИ». Отсутствие энтузиазма у Рыжкова по поводу  несанкционированных протестов имеет весьма вероятное объяснение: он получил разрешение оживить свою крошечную республиканскую партию и надеется начать выступать на местных выборах, как только восстановит инфраструктуру партии.

Даже у Навального, начавшего последнюю волну протестов, есть запасной план. С помощью нескольких антипутинских финансистов он запускает неправительственную организацию, направленную на борьбу с коррупцией. Один из источников финансирования – пластиковая карточка, которая позволяет владельцу отправлять маленький процент от каждой транзакции в фонд Навального. Карточка должна появиться в июле.
 
Большинство участников протестного движения признают, что ситуацию необходимо сдвинуть с мертвой точки. Администрация Путина может не решиться на массовые разгоны, но и на уступки явно не пойдет. Если протестующие хотят чего-то добиться, им придется придумать что-то более амбициозное. Учитывая то, что Путин заступил на шестилетний срок, сейчас самое время экспериментировать со всевозможными моделями и искать эффективные методы борьбы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.