Какими эпитетами мы чаще всего награждаем «праздники» в пожеланиях? Обычно мы хотим, чтобы они были веселыми, прошли в семейной атмосфере, или чтобы они оказались просто спокойными и снежными. Жаль, что ни в одном из этих слов нет отсылки к самому важному аспекту Рождества — его религиозной составляющей. Конечно, важно, чтобы праздничные дни прошли в радостном и хорошем настроении. Печально, однако, что мы не желаем друг другу, чтобы они стали поводом для укрепления нашей веры и чествования Родившегося. Возможно, самое подходящее слово, которое должно звучать в поздравлениях — это «благословенное». Чего нам еще желать, если Господь наш Иисус Христос нас благословит?!

Гораздо более серьезная проблема — не только языкового свойства — кроется в упомянутом «праздничном волшебстве». Этот отвратительный варваризм основательно закрепился в нашем языковом пространстве. Со всех сторон уже с середины ноября нас атакуют упоминания о волшебстве, начать «праздничный сезон» раньше мешают, пожалуй, только стоящие в это время на полках супермаркетов кладбищенские лампады (перед Днем всех святых 1 ноября, — прим. перев.). В чем оно должно проявляться? В первую очередь — в покупках: чем больше мы купим, тем, как полагает современный мир, сильнее приблизимся к этому загадочному состоянию «праздничной нирваны». Конечно, проблема «праздничного волшебства» заключается не только в коммерциализации Рождества. Мы сталкиваемся здесь с «приручением» или даже «одомашниванием» крайне опасного явления — магии. Нам напрямую предлагают пригласить ее в свой дом: не злую, несущую ужас, а милую, пушистую и создающую праздничную атмосферу. Стоит, однако, помнить, что это два обличья одного и того же пахнущего серой обмана. 


К сожалению, нелепицы о «волшебных праздниках» можно услышать не только из уст звезд мейнстрима, но (о ужас!) даже в церкви! Священники, стараясь создать у своих овечек хорошее настроение, пытаются укутать их в ментальную праздничную сахарную вату. Это очень прискорбно, поскольку рождественский период должен быть временем, которое заставляет нас свернуть с будничной борозды не для того, чтобы погрузиться в состояние духовной дремоты, а для того, чтобы задаться сложными вопросами о глубине нашей веры.

Пропаганда «волшебства» вписывается в громко заявляющую о себе в нашем секуляризированном мире тенденцию вытеснения любых проявлений христианской идентичности. Рождество в политкорректном лепете становится «этими днями», «зимним периодом» и т.п. Ведь любые отсылки к христианству могут «оскорбить» то или иное меньшинство, к которому по непонятной причине мы обязаны относиться со специфически понимаемым уважением. Разумеется, никакие обратные механизмы здесь не работают: оскорбление католиков или Католической церкви к разряду «неуважения» не относится.

В борьбе за язык христианская сторона терпит поражение — в том числе из-за капитуляции ее представителей. Исчезновение из словаря людей, которые считают себя католиками, прекрасных выражений «Да благословит тебя Бог!» и «Хвала Иисусу Христу», служит тому лучшим доказательством. Днем с огнем не найдешь уже людей, которые начинают путешествие с крестного знамения или осеняют себя им, проходя мимо храмов. А волшебства вокруг нас становится с каждым днем все больше…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.