Путь «Лады» Helsingin Sanomat из Выборга до Владивостока через Россию завершился. За время пути от берега Финского залива до набережной Владивостока у Японского моря на одометре накрутилось 11 497 километров. Было пересечено семь часовых поясов.

«Лада» приехала в центр Владивостока поздно в среду, но стильный город на побережье произвел впечатление и в темноте. Похоже, он произвел впечатление и на навигатора Илью: всю дорогу верно служивший гаджет пытался направить машину прямо в бухту Золотой рог под вантовым Золотым мостом.

Двое рабочих собирались пойти домой, так что лучше успеть спросить совета.



«Вы из Финляндии?— спросил работник помоложе, Филипп. — Я прочел в интернете, что ты сюда едешь».

И действительно, служба ИноСМИ, работающая при новостях RT (так в статье. На самом деле ИноСМИ входит в структуру МИА «Россия сегодня» — прим. ред.), перевела путевые заметки на русский.

«Я также прочел, что ты собираешься продать свою машину здесь, — продолжил Филипп. — Ха-ха-ха, это вряд ли удастся!»

«У нас здесь только машины с правым рулем», — добавил коллега Филиппа Саша и показал на японскую развалюху, сделавшую разворот на улице.

Действительно, на улицах Владивостока не было видно ни одной «Лады», ни с передним, ни с задним приводом.

В нескольких японских автомобилях руль был установлен слева, то есть это японские экспортные экземпляры, которые, очевидно, были ввезены сюда новыми.

В советское время Владивосток был закрытым военным портовым городом, и добираться до Русского острова, расположенного через залив, было незачем. Сейчас дела в городе с населением в 600 тысяч человек обстоят иначе: после Золотого моста идет еще более грандиозный Русский мост, ведущий на Русский остров. Это самый протяженный вантовый мост в мире.

В инфраструктуру города вложили миллиарды долларов, когда в 2012 году здесь проводился саммит АТЭС. Здесь есть новые дороги, мосты, аэропорты, суперздания, опера и балет.

Это что-то типично русское. Сначала сидят и ждут у моря погоды, пока не приходит мощный прилив энергии. Тогда за мгновение выполняется работа двух десятилетий, пока пружина не лопнет.

«И заметьте, что во Владивостоке нет нехватки в детских садах, это заслуга саммита АТЭС», — говорит профессор Александр Латкин из Владивостокского университета экономики и сервиса.

По словам профессора, многое во Владивостоке находится на хорошем уровне. Сибирская столица Приморья станет городом нефтяной, газовой и химической промышленности, когда помимо нефтепровода в Находке, будет построен сибирский газопровод в Китай. Из миллиона тонн годового улова рыбы 70% идет на экспорт, и сельское хозяйство только растет.

Последнее изобретение российского правительства — свободный порт Владивосток. Или, если быть точнее, особая экономическая зона, распространяющаяся на 15 муниципальных образований, в которых предприятия получают многочисленные налоговые льготы. Строится морской док, и корейцы привозят в город богатых круизных туристов.

Есть военно-морская база: здесь солдаты и их семьи формируют общество из 50 тысяч человек, которые, по крайней мере, пока, регулярно получают зарплату.

Но кризис есть кризис, и главного не изменишь: Владивосток живет за счет внешней торговли, и с ней из-за слабого рубля дела обстоят плохо. Безработица растет, и многие сталкиваются с банкротством. Поэтому покупательная способность горожан едва теплится.

«Если останешься безработным, на что будешь делать покупки?» — спрашивает Латкин.

«Неуверенность потребителей растет. Во Владивостоке сейчас очень тяжело продать и квартиру, и автомобиль».

Об этом грустно слушать, особенно при мыслях о продаже Рееты-«Лады». Но не нужно унывать, Россия — по-прежнему особенная страна разнообразных.

Во время поездки через Россию на «Ладе» у меня возникло три мысли. В первую очередь, все, что говорят о России — это и правда, и ложь. Одной России нет, как нет и двух. Их — много.


Вторая мысль — глядя из Сибири, кажется, что Финляндия находится на самом краю земли. Лучшее — или худшее — романтика разрухи с руинами церквей и покинутыми деревнями; это встречалось в начале пути на окраинах Вологды, Костромы и Кирова.

И третья — количество балласта, оставшегося от Советского Союза на территории страны, совершенно невообразимо. Не найдется деревни без памятника Ленину и улицы Ленина, которая окружена сетью улиц и переулков, посвященных пролетариату, его трудовому подвигу и героям. Словно история началась только в 1917 году.

Кажется, что Восток живет собственной жизнью с 100 тысячами китайских, узбекских и северокорейских гастарбайтеров.

«Сто тысяч — это много, если принять во внимание, что в Приморском крае активного населения — около 650 тысяч человек. Все население составляет 1,9 миллиона», — сообщает профессор Латкин и добавляет, что наблюдается потребность в гастарбайтерах: «Народа становится меньше, люди уезжают. Ежегодно отсюда уезжают 30 тысяч человек».


«Важнейшая причина трудностей — ошибочная экономическая линия правительства России, которая продолжается и во время правления Путина, — продолжает Латкин. — Эта линия предполагала много нефти и газа, и на этом мы жили 12 лет. Но мы не научились зарабатывать».


Здесь традиционно царил свободный дух индивидуализма. Получается, здесь настроены против Путина?

«Не настроены, — отвечает Латкин. — В Москве и Санкт-Петербурге недовольных значительно больше, чем здесь. На Дальнем Востоке народ спокойный, и его мало».

«И как здесь живут: ходят в тайгу, валят медведя или кабана, и мяса хватает. Рыба найдется. Есть и браконьеры. На Камчатке, Сахалине и Магадане живут именно так, и живут хорошо. Где-нибудь в Свердловске не ходят в лес, и там нет моря».

В пятницу подозрения о трудностях с продажей «Лады» оказались напрасными. Реета направилась в район с автомагазинами Зеленый угол, где ввоз японских машин начался сразу после распада СССР в 1991 году.

Среди моря экспортных машин владелец магазина по продаже шин и авторазборке Кирилл Семенов быстро сообразил, что появилась возможность для хорошей сделки.

Я придерживался той же цены, которую заплатил в Санкт-Петербурге — 85 тысяч рублей. Предложение Семенова остановилось на 30 тысячах и не поднималось, хотя за «Ладу» помоложе можно было бы и здесь получить сто тысяч.

Да, трос ручного тормоза в четверг порвался в холмистом центре Владивостока, но я пытался разрекламировать электронное оборудование. Не помогло. «Эти китайские штуковины можно купить здесь очень дешево», — отметил Семенов.

Таким образом, сделка была заключена за десять минут по цене, которую предложил Семенов. Приблизительно эту же сумму я потратил на оборудование Рееты-«Лады»: GPS трекер, навигатор, камеру приборной панели, новое радио и инструменты. Штуковины были проданы в том же магазине. Но почему Реета вообще кого-то заинтересовала?

«Эта машина надежная, раз Вы на ней проделали такой путь, — ответил Семенов. — Так что — почему бы не купить? И цена очень хорошая».

В будущем Рееты Семенов уверен не был. «Посмотрим. Ваши репортажи делают автомобиль известным, можно было бы оставить его у себя. На память».

Карта путешествия

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.