В какой-то степени отношения между Россией и Великобританией сегодня так же плохи, как в самые мрачные дни холодной войны. Британский министр иностранных дел Борис Джонсон призвал провести у российского посольства манифестации в знак протеста против действий России в Сирии. Ветераны британского военного ведомства предупреждают об ощутимой стратегической угрозе со стороны России, к чему вооруженные силы Ее Величества подготовлены довольно плохо.

Но в последние несколько дней мы также стали свидетелями показательной встречи двух наиболее досточтимых учреждений обеих стран, духовного и королевского.

С присущими православному богослужению пышностью и торжественностью Патриарх Московский возглавил в воскресенье литургию в русском соборе Лондона. Церемонию своим присутствием почтили архиепископ Кентерберийский Джастин Уэлби и принц Майкл Кентский (член британской королевской фамилии, которого с царской семьей связывают родственные отношения). В присутствии десятков российских духовных лиц и епископов патриарх Кирилл в торжественной обстановке повторно освятил храм. Незадолго до повторного освящения в соборе были проведены восстановительные работы, после которых некогда умильно обветшавшее убранство храма превратилось в сверкающую гладь из мрамора и паркета. (Кому-то из прихожан вновь засиявшее пространство понравилось, тогда как другие предпочитали его прежнюю тихую, слегка запылившуюся обстановку).

В дополнение к любезно организованной встрече с архиепископом Уэлби, который является главой мировой англиканской общины, российский духовный лидер побеседовал с самим главой Англиканской Церкви — королевой Елизаветой.

Некоторым британским политикам явно пришелся не по душе столь торжественный прием духовного лица, в котором видят близкого политического союзника президента Владимира Путина. Джон Вудкок, лейборист и член парламента, посчитал оказанный патриарху теплый прием «довольно тревожным знаком», если учесть поддержку, которую Россия оказывает «кровожадному» сирийскому режиму. Другой парламентарий-лейборист, Элисон Макговерн, назвал визит неуместной «возможностью пропиарить» друга Путина.

В соборе патриарх дал косвенный ответ на эту критику в свой адрес, подчеркнув, что духовные связи тем более важны в то время, когда в межгосударственных отношениях наблюдается напряжение:

«Были времена, когда замечательно развивались отношения между нашими странами. Когда мы вместе боролись с общим врагом. Но были времена и радикального ухудшения, вплоть до разрыва дипломатических отношений. Но в течение всех 300 лет в Лондоне был русский православный храм, и никакие перипетии… не мешали русским людям собираться вместе, чтобы молиться Богу, и не мешали видеть в британцах подлинных братьев и сестер, объединенных верой в Господа и Спасителя».

Русская Церковь также намерена обсудить с королевой и ее семьей вопросы практического свойства. В 2018 году планируется проведение торжественных церемоний по случаю столетней годовщины убийства царя Николая, двоюродного брата британского короля Георга V, и его семьи. Однако церковь до сих пор не признает подлинность обнаруженных на данный момент останков Романовых, даже несмотря на то, что, по словам российского правительства, тест на ДНК (в котором приняли участие и британские королевские особы) является решающим доказательством. Королева проявила живой интерес к подготовке к празднованию, которое удостоит всеобщим вниманием того, кто на тот момент будет держать в своих руках земную власть в России.

Члены королевской семьи также разделяют с патриархом интерес к одному из красивейших христианских мест Иерусалима: русскому женскому монастырю на вершине Елеонской горы. Ее основательница, великая княгиня Елизавета, внучка королевы Виктории, была убита большевиками в 1918 году вместе с другими членами царской семьи. Ее тело по-прежнему находится в монастыре; там же расположена усыпальница свекрови королевы, которая скончалась, будучи православной монахиней. Совсем недавно будущий король Великобритании принц Чарльз, отставив в сторону дипломатические предписания, совершил частный визит к местам упокоения своих родственников.

Как и в случае многих других священных учреждений Иерусалима, контроль над монастырем долгое время оспаривался Московским Патриархатом и «Белой» Русской Церковью, базирующейся в Нью-Йорке. Формальное примирение этих двух органов состоялось в 2007 году. Но, признавая верховную власть Москвы, «Белая» Церковь втихомолку сумела хитроумно удержать монастырь под своим руководством. Что бы ни случилось, британские члены королевской семьи будут стараться избежать каких-либо открытых перепалок по поводу места, с которым их объединяют столь глубокие семейные связи.

Представляют ли эти межрелигиозные и межмонархические мероприятия нечто большее, чем безобидное любопытство, если рассматривать их в более широком контексте российско-британских отношений? Вероятно, есть какая-то сила в аргументе о том, что, когда представители земной власти плохо ладят, все-таки стоит продолжать вести диалог на каком-то уровне. Как выразился патриарх Кирилл, «мы два народа, связанных в прошлом очень тесными историческими, религиозными и даже монархическими связями».

Однако в 1914 году семейных связей между разными королевскими домами Европы оказалось недостаточно, чтобы предотвратить войну, в которой погибли миллионы их подданных. А в 1918 году британской родне не удалось спасти царскую семью от большевиков, хотя, вполне вероятно, такая возможность существовала.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.