Москва, 28 мая 1987 года, около 18 часов. В воздушном пространстве над Кремлем появляется одномоторный самолет и совершает несколько кругов над Красной площадью. Это был четверг, и на Красной площади было много народу. После этого спустя примерно 20 минут самолет приземляется на московском Большом Москворецком мосту недалеко от собора Василия Блаженного с его знаменитыми куполами. Из самолета — речь идет об американском самолете Cessna типа 172 P с немецкими опознавательными знаками — вылезает 18-летний молодой человек (через три дня ему должно было исполнится 19). В хорошем настроении он беседует с прохожими. Развеселившиеся милиционеры позволяют ему это делать. Лишь спустя два часа появляются сотрудники советской тайной службы и увозят молодого человека. Это Матиас Руст (Mathias Rust) из Веделя под Гамбургом.


Фотографии самолета на Красной площади и фильм британского свидетеля расходятся по всему миру. Как раз на «День пограничника», который с 1918 года отмечается в Советском Союзе и сегодня в России 28 мая, западному пилоту-любителю, который только что сдал на права пилота, удается в условиях холодной войны беспрепятственно пролететь 700 километров над советской территорией. Всего лишь за четыре года до этого современной реактивный самолет компании Korean Air Lines с 269 пассажирами на борту был сбит советским истребителем после того, как он отклонился от курса и пролетал над Сахалином.


То, что Матиас Руст на своем самолете спровоцировал государственный кризис, сделало его героем в глазах многих русских. И не только русских. С точки зрения пилотов, полет Руста по-прежнему считается мастерским достижением.


Руст зафрахтовал Cessna в летном спортивном объединении на аэродроме Hamburg-Fuhlsbüttel, обосновав это желанием в течение двух недель облететь Северное море. Во время промежуточной посадки в Итерзене он соорудил заднее сиденье и в середине мая отправился к Фарерским островам, а оттуда далее в Исландию. Следующими остановками были аэропорты в Норвегии и Финляндии.


В свой исторический полет Руст, которого его учитель летного дела характеризовал как человека, который все тщательно обдумывал и не любил рисковать, отправился из Мальми в Хельсинки. На небольшой высоте он перелетел советскую границу под Ленинградом (ныне Петербург) и последовал в Москву непосредственно вдоль прямой железнодорожной линии. Некоторое время его сопровождали два истребителя МиГ, но потом отстали.


Самой большой проблемой оказалась посадка в Москве. Городская карта, которую Руст взял с собой, оказалась мало пригодной для ориентирования над городом с многомиллионным населением. В конце концов, он все-таки нашел Кремль и Красную площадь, но она оказалась непригодной для посадки из-за многочисленных прохожих. Лишь мост к востоку от Кремля, на котором в то время движение еще не было таким плотным, подошел для приземления. Полет продолжался целых пять с половиной часов.


То, что он выжил в этом полете, и оказалось главной сенсацией всего предприятия. В полете возникали непредвиденные ситуации, поломки, случалась и расхлябанность в работе. Поэтому пилот Cessna с опозданием сообщил о полете над Эстонией. Ответственные за работу радиолокационных станций решили позволить ему лететь дальше. Потом самолет Руста приняли за природное явление. К тому же незадолго до того на этом маршруте потерпел аварию военный самолет, многочисленные спасатели еще занимались уборкой территории. Возможно, свою роль сыграло и праздничное настроение пограничников.


Во всяком случае, полет Руста пришелся очень кстати Михаилу Горбачеву, который уже два года стоял во главе Советского Союза как генеральный секретарь КПСС. Незадолго до этого он во время встречи в Восточном Берлине изложил коллегам по Варшавскому пакту свою концепцию гласности и перестройки. Горбачев немедленно воспользовался ошибкой военных, чтобы отправить в отставку многочисленных оппонентов своей политики.


Несколько сотен высокопоставленных военных чинов лишились своей работы. Самым главным проигравшим был министр обороны Сергей Соколов. Похожая «чистка» в рядах военных проходила только при Иосифе Сталине в тридцатые годы, писали наблюдатели. Правда, увольнения при Горбачеве не заканчивались выстрелами в затылок, как во время Большой чистки при Сталине.


«Если бы я знал, во что все это выльется, я бы не решился на такое», — такие показания дал позднее в протоколе Матиас Руст. Русские газеты все еще рассматривают все это иначе. Утверждается, что это было шпионским заданием. Некоторые считали это интригой окружения Горбачева против непокорных партийных кадров. «Естественно, он поставил Советскую Армию и государство в смешное положение», — говорит писатель Владимир Каминер («Russendisko»). Каминер в то время проходил службу в советских ракетных войсках и очень близко столкнулся с этим полетом, когда Руст дошел до Москвы через все линии обороны. Для Каминкера и многих русских Руст все еще остается героем.


Сам Руст называл свой полет миссией мира: «Во-первых, я хотел этим полетом способствовать укреплению мира во всем мире, и, во-вторых, моей целью также было способствовать с помощью этого полета установлению взаимопонимания между нашими народами». Для этого он на своей Cessna нарисовал символ мира. Тогдашний министр иностранных дел Западной Германии Ганс-Дитрих Геншер, узнав о посадке Руста на Красной площади, чуть «не лопнул от смеха». Другие сравнивали Руста с Манфредом фон Рихтхофеном (Manfred von Richthofen) — «Красным бароном», который стал немецким летчиком-героем во время Первой мировой войны.

Самолет западногерманского пилота М.Руста


Приговор Русту показал, что Горбачев с достоинством перенес этот позор. За нелегальное пересечение границы и хулиганство Руст был приговорен к четырем годам исправительных лагерных работ. Однако он провел свое заключение в московской тюрьме и уже летом 1988 годы был помилован.


Последующие годы были беспокойными для Руста. В Германии он несколько раз представал перед судом из-за нарушений, позднее стал успешным игроком в покер. Ходили слухи, что он работал в одной студии йоги в Гамбурге. Говорили также, что он стал советником по финансам в Швейцарии и Эстонии.


Историки называют нашумевший полет Руста примечанием к истории. А одномоторный самолет Cessna получил свое место в музее. Он уже несколько лет является частью экспозиции Немецкого технического музея в Берлине.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.