Северное движение сопротивления в последние годы приобрело печальную известность благодаря своим экстремистским взглядам и демонстрациям с применением насилия. Члены движения считают слово «нацист» ругательным и предпочитают, чтобы их называли национал-социалистами.


Они хотят остановить то, что называют массовой иммиграцией на север Европы, и изгнать из региона тех, кто не принадлежит к «нордической расе». Они стремятся к созданию нового, национал-социалистского Севера, вдохновленные «третьим рейхом» Адольфа Гитлера.


Северное движение сопротивления имеет строгую иерархию, в ней много лидеров, каждый из которых отвечает за определенное направление. Мы встретились с главными действующими лицами организации.


Симон Линдберг (Simon Lindberg)


Верховным лидером Северного движения сопротивления является Симон Линдберг.


«Я хочу изменить общество до самого основания. Самое важное — чтобы наша раса выжила и жила свободно. Идея национал-социализма — объединение людей», — говорит Симон Линдберг.


«Северное движение сопротивления» было основано в 1998 году Класом Лундом (Klas Lund), ранее осужденным за убийство. Организация, большинство членов которой шведы, имеет членов также в Норвегии и Финляндии.


В 2015 году Клас Лунд предпочел отойти в тень, новым лидером организации стал 32-летний Симон Линдберг (Simon Lindberg). Линдберг давно известен в право-экстремистской среде в Швеции.


Норвегия, Швеция и Финляндия подразделяются на административные единицы, которые называются гнездами. Управляет «гнездом» так называемый заместитель руководителя. Члены гнезда подразделяются на боевые группы. Заместитель руководителя отчитывается перед руководителем в своей стране, который в свою очередь подотчетен лидеру Симону Линдбергу.


Линдберг способствовал тому, чтобы сделать Северное движение сопротивления более открытым: центральными моментами в деятельности организации стали пропаганда, распространение листовок и эффектные демонстрации.


— Северное движение сопротивления — национал-социалистская боевая организация. Мы действуем в Норвегии, Швеции и Финляндии, но скоро появимся также в Дании и Исландии. Я — лидер всего Севера, если говорить коротко.


NRK: А какие у вас внутренние побудительные мотивы?


— Любовь к моему народу, вот и все. Любовь к таким же, как я.


— Сколько членов насчитывает ваша организация на севере Европы?


— На этот вопрос я отвечать не стану. То, насколько мы сильны, зависит не от количества, а от качества членов.


На собраниях членов организации Симон Линдберг раздает так называемые значки активиста. Эту награду могут получить только наиболее активные и идеологически подкованные члены организации. Во время демонстраций они обычно одеты в белые рубашки и несут знамена и щиты.


В руководстве, которое получают активисты движения, содержится целый ряд правил и предписаний. В частности, написано: «Вы становитесь членом Движения сопротивления и ставите перед собой цель оставаться в организации и посвятить свою жизнь борьбе — до победы или до смерти».


Хокон Форвалд (Haakon Forwald)


Хокон Форвалд живет в Людвике в Швеции вместе с семьей. Отсюда он руководит норвежской частью Северного движения сопротивления. Он вырос в Драммене и Рёйкене, но уехал из Норвегии в 2013 году.

 

«В Норвегии мы натолкнулись на сильное противодействие со стороны системы. Я думаю, они считали, что, если им удастся сломить лидера, то это приведет к тому, что крах потерпит и сама организация».


«Национал-социалистом нельзя стать. Скорее человек обнаруживает, что всегда им был».


Хокон Форвалд переехал в дом бывшего лидера «Севера» Класа Лунда.


Форвалд стал первым норвежцем, выступившим в Северное движение сопротивления, произошло это около семи лет тому назад. С того самого времени он работает над расширением норвежского отделения организации.


«От одного человека все доросло до движения, которое гораздо мощнее, чем какой-то отдельный человек. Организация стала самостоятельной. И я этим горжусь», — говорит Хокон Форвалд.


— Наша главная цель — освободить Север.


— А от кого вы хотите освободить Север?


— В первую очередь от сионистов, антинародных СМИ, коррумпированных политиков и так далее.


Телеканал NRK ранее выявил в Норвегии многих активных членов организации и их сторонников. В феврале NRK решил проверить 30 активистов на предмет привлечения к суду, и оказалось, что 17 из них за последние 10 лет привлекались в норвежских судах 24 раза.


Шесть приговоров были вынесены за грубые насильственные действия, три — за нарушение законов об оружии. Кроме того, были приговоры за нанесение ножевых ранений, нападение с использованием зажигательных бомб, применение насилия, грабежей, преступления на почве наркотиков — помимо менее серьезных проступков.


«Нет ничего удивительного в том, что они привлекают в свои ряды людей, которые обвинялись в применении насилия. Основатель всей организации обвинялся в убийстве, использование насилия эту организацию вовсе не пугает. Но сейчас нельзя сказать, что они рассматривают насилие как наиболее предпочтительную стратегию», — говорит Якоб Равндал (Jacob Ravndal), стипендиат Научно-исследовательского института вооруженных сил Норвегии и Центра изучения экстремизма при Университете Осло.


Когда Северное движение сопротивления летом этого года собрало около 50 своих членов на демонстрацию в Кристиансанде, впереди шел Хокон Форвалд. На сегодняшний день это была самая большая демонстрация, которую движение организовывало в Норвегии.


Изначально акцию предполагалось провести во Фредрикстаде. Но полиция Эстфолда не дала разрешение на ее проведение, после чего Северное движение сопротивления прервало контакты с полицией.


«У нас было подозрение, что во Фредрикстаде будет много полицейских. До Кристиансанда ехать долго, поэтому мы сделали ставку на то, что успеем провести демонстрацию до того, как полиция сможет туда добраться», — рассказывает Хокон Форвалд.


Хотя демонстрация прошла довольно спокойно, полиция задержала двоих, выступивших против нее. Это привело к тому, что полиция подверглась массированной критике за свои действия и отношение к демонстрации.


«Это стало нашей большой победой. Полиция и система в целом были застигнуты врасплох».


Одним из основных лозунгов демонстрантов стало «Долой гомосексуалистское лобби». В программе Brennpunkt Форвалд объясняет, что он имеет в виду.


— А что такое или кто такие гомосексуалистское лобби?


— Это широкое понятие, которое обозначает и отдельных лиц, и организации, которые различными способами борются за то, чтобы распространить гомосексуализм. Они пытаются популяризовать гомосексуализм как нечто столь же нормальное, как и гетеросексуальность. Например, сделать так, чтобы мысли о браке среди гомосексуалистов воспринималась как нечто обыденное.


Никто из членов Северного движения сопротивления не захотел сообщить, сколько у них членов в Норвегии, но предполагается, что в стране около 40 активистов. Одной шведской газете удалось раздобыть список членов организации в Швеции, в нем 823 фамилии, из них 140 человек считаются очень активными.


Служба безопасности полиции Норвегии в целом считает террористическую угрозу со стороны правоэкстремистских групп небольшой, но, оценивая угрозы по состоянию на 2017 год, пишет, что небольшая часть правоэкстремистских группировок стала более организованной, у нее есть четко обозначенное руководство, и эта правоэкстремистская среда растет. Основная деятельность правых экстремистов сводится к радикализации и вовлечению новых членов, но Служба безопасности полиции Норвегии указывает также на то, что многие представители этой среды не только являются сторонниками насилия, преступлений на почве ненависти и террора, но и обладают способностью осуществлять подобные действия.


Руководитель отдела в Службе безопасности полиции Норвегии Йорн Престерюдстюен (Jørn Presterudstuen) ранее рассказал в беседе с NRK, что в последние годы в организации произошли очевидные изменения:


«Мы видим, что они стали более активными. Они явно на подъеме и проводят пропагандистские акции. Помимо всего прочего, организации подобного толка стали более уверенными в своих силах. Они не стремятся спрятаться или замаскироваться — наоборот, их заботит мысль о том, чтобы показать то, что они поддерживают целиком и полностью и за что они выступают».


В Швеции Северное движение сопротивления представлено в двух муниципальных образованиях, они были избраны от «Шведских демократов», но впоследствии порвали с ними. Они собираются участвовать в выборах в риксдаг в следующем году.


— А у вас есть планы закрепиться в норвежском парламенте?


— Да.


— Вы стремитесь к свержению демократии?


— Нынешней либеральной демократии? Да, конечно.


— Это не кажется вам парадоксом?


— Ну… Мы не особо рассчитывает на победу именно здесь. Но это еще один способ достучаться до людей. Думаю, что если мы добьемся каких-то больших успехов, традиционные политики станут чаще говорить о том, чтобы нас запретить, как это произошло в Финляндии.


Вера Уредссон (Vera Oredsson)


89-летняя Вера — почетный член Северного движения сопротивления. Всю свою жизнь она является убежденной национал-социалисткой и по-прежнему активна.


Воскресенье, вторая половина дня, средневековый город Вадстена (Vadstena). Вера Уредссон (Oredsson) готовится к обязательному еженедельному походу в церковь.


«Нельзя сказать, чтобы национал-социализм включал в себя религиозность, но я знаю, что Иисус Христос не был евреем, так что быть и национал-социалистом, и христианином вполне возможно», — считает 89-летняя дама.


Уредссон родилась в Берлине в 1928 году, отец ее был немецким солдатом, а мать — шведкой. Когда ей исполнилось 10 лет, она вступила в Гитлерюгенд. Во время войны семья раскололась. Вместе с матерью они в феврале 1945 года бежали в Швецию с так называемыми белыми автобусами (спасательная операция, организованная шведским Красным Крестом в последние месяцы Второй мировой войны при согласии властей «третьего рейха». Целью было спасение узников концлагерей — прим. ред.)


Квартира Веры заполнена книгами, воспоминаниями и фотографиями, связанными со всей ее долгой жизнью. В спальне висит большой портрет Адольфа Гитлера.


— А почему у вас в спальне Адольф Гитлер?


— А почему его там не должно быть?— отвечает Уредссон вопросом на вопрос. — У меня над кроватью всегда висел портрет фюрера, с самого детства. Когда у меня над кроватью этот портрет, я чувствую себя в безопасности.


На полке под портретом Гитлера — мозаика из бисера с узором свастики. Это подарок им с мужем от старшего внука:


«Красную рамочку он начал делать в детском саду, но закончил все уже дома с отцом. Наверное, в детском саду ему запретили это делать», — смеется Вера.


Идеи расовой биологии Вера Уредссон почерпнула еще во времена Северной государственной партии, которую ее муж, Йоран Уредссон (Göran Oredsson) основал в 1956 году. Источником вдохновения для партии был Адольф Гитлер, партия хотела объединить страны европейского Севера в национал-социалистское расово чистое государство.


«Сейчас Северное движение сопротивления ставит перед собой ту же цель», — говорит она убежденно.


Лидеры Северного движения сопротивления утверждают, что Вера Уредссон — важный образец для подражания.


«Она — важное звено между тем, что было еще до основания Северного движения сопротивления, еще со времен Германии, и сегодняшним днем. Она — источник вдохновения для многих», — говорит Симон Линдберг.


Программа Brennpunkt отправилась в Берлин вместе с Верой Уредссон. Стоя перед Олимпийским стадионом, она вспоминала время, проведенное в организации Гитлерюгенд:


«Мои идеологические корни — оттуда. Нас собрали здесь 1 мая 1938 года. Атмосфера была потрясающая. Думаю, что это можно сравнить со спасением — в религиозном смысле. Ты просто вливался в национал-социализм. И я так и не смогла его покинуть».


Вместе с Верой Уредссон мы идем на тайное собрание в чаще немецкого леса. Все участники собрания — ветераны еще гитлеровских времен или те, кто отрицает Холокост.


В Германии отрицание уничтожения евреев приравнено к распространению расовой ненависти и запрещено законом. Можно получить до пяти лет тюрьмы. Поэтому мы снимаем только тогда, когда нам разрешают, и в таких ракурсах, которые заранее одобрил организатор.


Главный докладчик, 88-летняя Урсула Хавербек (Ursula Haverbeck), неоднократно официально отрицала тот факт, что миллионы евреев и представителей других народов были уничтожены в нацистских концентрационных лагерях. Ее восемь раз приговаривали к тюремному наказанию за эти высказывания, но в тюрьме она не сидела никогда.


«Отрицание подлежит наказанию, если оно нарушает спокойствие и порядок. Я сказала: я никогда не отрицала Холокост. Наоборот, я хочу знать, где это произошло», — говорит она собравшимся.


После выступления Вера Оредссон знакомится с Урсулой Хавербек. Дамы предаются воспоминаниям о времени, проведенном в Гитлерюгенде.


«Вы тоже 1928 года рождения?» — спрашивает Хавербек и делает вывод, что тот год выдался очень удачным.


По словам Уредссон, очень важно, что в Германии есть такие же люди, как она сама, те, кто тоже твердо придерживается своих убеждений.


На шее Вера Уредссон носит медальон, в котором две фотографии: одна — мужа Йорана, другая — Адольфа Гитлера.


«За одним я 48 лет была замужем, другой был моим кумиром».


Борьба с полицией


12 ноября 2016 года Северное движение сопротивления организовало большую демонстрацию в Стокгольме.


После демонстрации завязалась драка между демонстрантами и полицией. «Полиция диалога», задача которой — быть связующим звеном между нацистами и полицией, отсутствовала.


Когда демонстранты пошли в метро, полицейский спецназ для борьбы с беспорядками набросился на них. В тесных переходах началась паника.


Во время беспорядков в Стокгольме были ранены несколько демонстрантов. Пресс-секретарь движения Пер Эберг (Pär Öberg) отвечает за контакты с «полицией диалога» во время демонстраций. Он считает, что именно полиция несет ответственность за то, что многое пошло не так, когда начались столкновения в районе метро.


«Мы редко жалуемся на полицию, но кто-то же должен быть привлечен к ответственности за это. Я разочарован тем, что „полиция диалога", задача которой — делать так, чтобы мы могли друг другу доверять, не вмешалась и не сказала, что происшедшее — результат плохой работы полиции. Мы им больше не доверяем», — говорит Пер Эберг.


«Полиция диалога» в Стокгольме критически оценивает ту степень насилия, которую полиция применила на станции метро для усмирения беспорядков. Фредрик Йонссон (Fredrik Jonsson), инспектор полиции и представитель «полиции диалога» в Стокгольме говорит корреспондентам NRK, что после этого эпизода у них возникли большие проблемы в ведении диалога с Северным движением сопротивления.


В следующем году организация провела демонстрацию в Гётеборге. Никто не знал, что может произойти. Полиция мобилизовала много сил, состоялась весьма жаркая дискуссия о границах свободы слова.


«О нас каждый день писали на первых страницах всех шведских газет. Независимо от того, что произойдет сегодня, для нас это победа, еще до начала нашего шествия. Если завтра начнется война между США и Северной Кореей, ей в СМИ будет уделено меньше внимание, чем этой демонстрации», — говорил Симон Линдберг в беседе с NRK накануне акции.


«Сначала была договоренность, что мы пройдем по центру Гётеборга и произнесем речь. В конце концов все свелось к тому, что нам разрешили пройти 600 метров между временными камерами предварительного заключения», — говорит Линдберг.


«Они перестроили один гараж в КПЗ, поставили большие клетки. Но есть полицейские, которые симпатизируют нашему делу и сливают нам информацию. И здесь нам тоже в последний момент намекнули, что для нас могут организовать ловушку».


Демонстранты решили идти другой дорогой, все закончилось дракой с полицией.


«Некоторые, в том числе и я сам, встали между этими группами полицейских, которые ходили туда-сюда и размахивали дубинками», — говорит Симон Линдберг.


Он был арестован полицией.


Всего в ходе этой демонстрации 23 члена Северного движения сопротивления были арестованы за то, что в соответствии со шведским законодательством называется «насильственные беспорядки». Это означает, что какая-то группа людей нарушает спокойствие и порядок и применяет насилие. Человек может быть наказан за то, что он входит в группу, даже если сам он насильственных действий не совершал.


— Вы собираетесь запрашивать разрешение на новую демонстрацию?


— Все говорит о том, что гораздо лучше не просить разрешения. Ведь демонстрации не запрещены, — говорит Пер Эберг.


Инспектор полиции Фредрик Йонссон из Стокгольма рассказывает корреспондентам программы Brennpunkt, что его очень волнует развитие ситуации.


— Если организация перестанет запрашивать разрешение на проведение демонстраций, справляться с ситуацией станет сложнее, — считает он.


Летний лагерь в деревне


Раз в год Северное движение сопротивления организует то, что оно называет «Днями Севера». Это летний лагерь для членов движения и тех, кто ему симпатизирует. В лагере они занимаются боевой подготовкой.


Первым пунктом программы являются состязания по борьбе с использованием ножей, драки и регби. Победитель становится «норманном года».


«Дни Севера» проводятся на хуторе в нескольких милях к северу от Уппсалы. Участники приезжают из Швеции, Финляндии и Норвегии. Хутор расположен в очень красивом месте в окружении бескрайних зеленых равнин. Внутри, в зале, стоят знамена организаций с Т-рунами и трибуной.


«Наша основная идея — единый Север Европы, а это — настоящее состязание», — говорит Пер Шёгрен (Pär Sjögren), возглавляющий ячейку организации в Центральной Швеции.


Иногда состязания бывают довольно суровыми. Кто-то сломал запястье, кто-то — ребро. Третий порвал губу.


— Мы пытаемся удержать все на приемлемом уровне, чтобы никто не пострадал. Но борьба должна быть серьезной, чтобы каждый отдавал ей все силы, — рассказывает Шёгрен.


— Тренировки такого типа, наверное, важны, если во время демонстрации начнется потасовка?


— Мы всегда себя защищаем, важно быть подготовленным к ситуациям такого рода, — говорит Пер Шёгрен.


По информации Expressen, Шёгрена в последние 20 лет приговаривали к различным наказаниям, в частности, за нарушение закона об оружии, угрозы, пропаганду ненависти, насилие и вождение автомобиля в нетрезвом виде.

 

Йессе Торниайнен


Движение сопротивления растет и в Финляндии, где региональный лидер в Хельсинки, Йессе Торниайнен (Jesse Torniainen), был осужден за насилие: он ударил прохожего ногой, когда раздавал листовки.


Эпизод оказался снятым на камеру наблюдения.


Руководителя местного отделения организации Йессе Торниайнена мы встречаем в Ванда (Vanda), пригороде Хельсинки, в Финляндии. Мы ходим с ним и его сторонниками, когда они раскладывают по почтовым ящикам газету, приклеивают наклейки с портретами Гитлера и с адресом своего сайта.


«Я отдаю организации все свое свободное время. Если я не распространяю информацию, то пишу статьи и новости для нашего сайта. А еще я организовываю демонстрации», — рассказывает Йессе Торниайнен.


С тех пор, как финское отделение Северного движения сопротивления было создано в 2008 году, организация выросла и имеет сейчас отделения в семи финских городах.


Группа, с которой мы встретились в тот день, очень активна. 10 сентября 2016 года они раздавали листовки в центре Хельсинки. Какой-то прохожий остановился, и, по словам Йессе Торниайнена, стал ему угрожать и плюнул в кого-то из их группы.


Торниайнен ударил его ногой. Через шесть дней этот 28-летний мужчина умер.


«Первое, что пришло мне в голову: теперь меня посадят», — рассказывает Торниайнен программе Brennpunkt телеканала NRK.


Этот случай с летальным исходом послужил в Финляндии поводом к началу широкой дискуссии, участники которой требовали запретить Северное движение сопротивления. Премьер-министр Юха Сипиля из Партии Центра требовал запретить расистские организации. Он просил, чтобы делом занялся государственный прокурор.


В финском уголовном кодексе есть параграф, в котором говорится, что различные организации в Финляндии должны соблюдать правила хорошего поведения. Последний раз параграф применялся в отношении правоэкстремистской организации в 1970-е годы.


30 декабря 2016 года Йессе Торниайнен был приговорен к двум годам тюремного заключения за нанесение телесных повреждений. Осудили его не за убийство. Суд решил недоказанным, что удар стал единственной причиной смерти 28-летней жертвы, потому что жертва не выполнила рекомендации, данные ей в больнице.


Обе стороны обжаловали приговор, и в окружном суде второй инстанции дело еще не рассматривалось.


Йессе Торниайнен на свободе, ожидает следующего судебного заседания.


В феврале 2017 года он получил награду из рук лидера Северного движения сопротивления Симона Линдберга.


«Они сказали, что это за то, что я — человек, выдержавший настоящий шторм, начатый СМИ, что я не отказался от борьбы и не сдался. Это считается признаком лояльности», — объясняет Йессе Торниайнен.


Симон Линдберг не хочет осуждать Торниайнена за насилие.


— Я хочу, чтобы мои активисты всегда защищали себя, своих товарищей и свою честь. Тот, кто нанес удар ногой — очень достойный и лояльный человек.


— Он получил награду за то, что ударил того человека?


— Не потому, что он ударил того типа, но, скорее, за то, что наше общество вылило на него за это столько дерьма. Они на первых страницах всех газет, не жалея самых сильных выражений, изображали его убийцей. Мы, свои, просто должны были похлопать его по плечу.


— А ты раскаиваешься в том, что сделал?


— На насилие надо отвечать насилием. Возможно, в тот раз я немного не совладал с собой. Но если тебе угрожают насилием, ты тоже отвечаешь насилием. И я не вполне понимаю, почему я должен в этом раскаиваться.


С того момента, как 28-летний мужчина остановился возле демонстрантов и был повален на землю, прошло пять секунд.


— Неужели и вправду стоит сидеть в тюрьме ради национал-социализма?


— Я готов умереть за национал-социализм, — твердо говорит Торниайнен в интервью программе Brennpunkt.


Запрет в Финляндии


Накануне судебного процесса в Тампере Северное движение сопротивления мобилизовалось. Вместе с такими группами, как «Солдаты Одина», они прошли маршем по финским городам с плакатами о свободе слова.


Пер Эберг выступал в качестве свидетеля от Северного движения сопротивления.


«Надо просто объяснить программу партии. Именно за нее мы выступаем, не больше и не меньше. Она противоречива, но никоим образом не незаконна», — говорит Эберг.


«Странным кажется запрещать слово „национал-социалист", независимо от того, как ты его понимаешь. Запрет легко обойти, назвав себя национальным социалистом или социальным националистом. Тогда запрещено будет только слово», — говорит Симон Линдберг.


«Они строят все (обвинения) на трех позициях: что мы склонны к насилию, что мы — расисты, и что мы отрицаем Холокост», — говорит Симон Линдберг.


Во время судебного процесса обвинитель, Маркку Фредманн (Markku Fredmann) указал на тот факт, что вскоре после того, как Йессе Торниайнену был вынесен приговор, организация решила наградить этого активиста, осужденного за применение насилия.


«Да. Он ударил одного типа, который упал и ударился головой», — ответил Эберг.


«Не странно ли, что тот, кого осуждают за применение грубого насилия в декабре, получает награду полтора месяца спустя?» — спросил прокурор.


«Это может показаться странным, но ничего странного в этом нет», — сказал Эберг.


30 ноября приговор был вынесен. Окружной суд первой инстанции в Тампере принял решение о запрете «Северного движения сопротивления». Суд решил, что организация является расистской, склонной к насилию, что она поощряет использование насилия. Запрет вступил в силу незамедлительно.


«Очень странный приговор. Подождем, посмотрим, что он конкретно значит для организации, но мы собираемся его обжаловать», — говорит пресс-секретарь Пер Эберг программе Brennpunkt на телеканале NRK.