Это выражение еще не особенно старое — ему всего один год. 22 января 2017 года Келлиэнн Конуэй (Kellyanne Conway), советник только вступившего в должность 45-го президента США Дональда Трампа, в споре о числе зрителей на церемонии инаугурации сказала, что Шон Спайсер (Sean Spicer), в то время пресс-секретарь Белого дома, представил «альтернативные факты». Это была дружеская перифраза однозначной лжи официального лица.


Независимое жюри в составе лингвистов и публицистов признали это совсем недавно придуманное понятие «антисловом 2017 года», выбрав его из 684 предложений. Хороший выбор, ведь оно отражает представление главного должностного лица в самом влиятельном государстве мира о собственной персоне — даже если значение его поста стремительно снижается вместе с популярностью его нынешнего обладателя.


В отличие от понятия «альтернативные факты», официально провозглашаемая ложь — явление не новое. Ложные утверждения и слухи существуют столько же, сколько и само общение между людьми — часто с трагическими последствиями. Но на протяжении тысячелетий, пока люди могли обмениваться информацией только устно или с помощью рукописных текстов, их влияние было ограничено.


Однако, начиная с эпохи Возрождения, каждый этап революции СМИ — книгопечатание, газеты, телеграфия, телефон, кино, радио, телевидение, интернет и в последние годы такие социальные сети, как Фейсбук и Твиттер, облегчили распространение ложных утверждений и тем самым увеличили потенциальный охват аудитории.


Соответственно росли и прямые и косвенные последствия ложных сообщений. Со въездом Дональда Трампа в Белый дом такая ситуация достигла нового пика, и конца этому пока не предвидится. Мы представляем вам пять официальных ложных сообщений истории нового времени, имевших самые серьезные последствия.


«Эмсская депеша», 1870 год


Не договаривая, тоже можно лгать. 12 июля 1870 года Отто фон Бисмарк получил от короля Пруссии Вильгельма I короткое послание из Бад-Эмса, где тот отдыхал, в котором было написано о французском после: «Граф Бенедетти перехватил меня на прогулке, требуя — под конец весьма настойчиво, — чтобы я уполномочил его немедленно телеграфировать, что я обязуюсь никогда не давать согласия, если Гогенцоллерны выдвинут свою кандидатуру (на испанский престол — прим. ред.). Я отказал ему — под конец несколько сурово, так как не следует и невозможно брать на себя подобные обязательства à tout jamais (на вечные времена — прим. ред.)».


Глава правительства Пруссии и канцлер Северо-Германского союза отредактировал этот текст и обнародовал результат: «После того как королевское испанское правительство сообщило императорскому французскому правительству об отказе наследного принца фон Гогенцоллерна от престола, французский посол обратился к его величеству в Эмсе с просьбой разрешить ему телеграфировать в Париж, что его величество обязывается раз и навсегда не давать своего согласия, если Гогенцоллерны снова выставят свою кандидатуру. Тогда его величество отказался снова принять французского посла».


Эта версия, звучавшая в заметно более резком тоне, привела к возмущению французской общественности, на что и рассчитывал Бисмарк. Император Наполеон III, и без того измотанный, нашел спасение в войне: 16 июля 1870 года парламент в Париже предоставил необходимые кредиты, а спустя три дня Франция объявила Пруссии войну. Она закончилась катастрофическим поражением Франции и основанием Германской империи в Версальском дворце.


«Мобильные лаборатории по изготовлению биологического оружия» Саддама Хусейна


Ровно два с половиной года понадобилось Колину Пауэллу (Colin Powell) для того, чтобы дистанцироваться от своего ложного утверждения, приведшего к самым большим последствиям в его политической карьере — только опровержение уже не помогло. 5 февраля 2003 года американский военный с многолетним опытом, будучи госсекретарем в правительстве Джорджа Буша, в Совете Безопасности ООН заявил о том, что иракский диктатор Саддам Хусейн располагает мобильными лабораториями по изготовлению химического, а также, очевидно, и другого вида оружия массового поражения. В конце концов, это привело к вторжению США в Ирак, которое способствовало значительному обострению нынешней конфронтации западного и исламского миров.


Однако речь шла о выдумке информатора Федеральной разведывательной службы (BND) с псевдонимом «Курвебаль» (Curveball). До сих пор спорно, знали ли или, по крайней мере, догадывались ли Буш и его правительство о том, что они поверили ложной информации, или во время принятия решения они действительно в это верили. Многое указывает на последнее, но противники Буша, как и прежде, придерживаются другого варианта.


«Превентивная война» против Сталина


Не только журналисты без возражений мирятся с тем, что им приходится являться на встречу в пять утра. На это время вечером 21 июня 1941 года министр иностранных дел рейха Иоахим фон Риббентроп пригласил журналистов нейтральных государств в МИД в Берлин для того, чтобы объявить им о том, что вермахт напал на Советский Союз — якобы для того, чтобы упредить предстоящую атаку Красной армии.


Хотя тогда никто в это и не поверил, более семи десятилетий спустя число тех, кто верит в ложь о «превентивной войне» Гитлера против Сталина, начало расти. Кстати, ее следствием стало вторжение Советского Союза в центр Европы и установление социалистической диктатуры в многочисленных странах.


«Протоколы сионских мудрецов»


Некоторая ложь может выдержать любое доказательство ее фальши. Гнусные махинации с мнимыми «протоколами сионских мудрецов», которые оказались компиляцией из двух текстов, появившихся в 1864 и 1868 годах, были разоблачены уже в 1921 году. Тем не менее Гитлер в своем провокационном тексте книги «Моя борьба» (1925 год) объявил о реальности предполагаемых результатов дискуссии темных личностей еврейского происхождения в кулуарах первого Сионистского конгресса в Базеле 1897 года: «Frankfurter Zeitung постоянно плачется перед публикой, что они якобы представляют собой подделку; это как раз и является самым надежным доказательством их подлинности». Это было написано прямо-таки диалектически.


С 1933 года антисемитизм, основывавшийся в значительной степени, хотя и не только, на посланиях мнимых «Протоколов», стал официальной немецкой политикой. Без них нельзя представить себе в Европе Холокост с шестью миллионами убитых евреев. Тем не менее партия мнимой «Альтернативы для Германии» сегодня не может расстаться от одного из своих обладателей мандата, который считает эти протоколы подлинными.


Ложь о Берлинской стене


Ложные сообщения были присущи как началу возведения, так и концу существования самой жесткой границы, которая когда-либо имела место в Германии. «Ни у кого нет намерений возводить стену», — утверждал лидер СЕПГ Вальтер Ульбрихт (Walter Ulbricht) 15 июня 1961 года на международной пресс-конференции в Восточном Берлине. В реальности его сотрудники под руководством Эриха Хонеккера в это время давно уже занимались подготовкой молниеносного оцепления трех западных секторов бывшей столицы рейха — оно началось 13 августа 1961 года в 1.05 ночи у Бранденбургских ворот.


В конце существования Берлинской стены тоже пришло ложное сообщение: 9 ноября 1989 года в 18.57 тогдашний пресс-секретарь политбюро СЕПГ Гюнтер Шабовски (Günter Schabowski) в ответ на вопрос о новых правилах въезда для граждан ГДР сказал: «Постоянный выезд в ФРГ и, соответственно, в Западный Берлин может осуществляться через все пограничные пропускные пункты ГДР». И, запинаясь, добавил: «По моим сведениям, это положение вступает в силу… немедленно, без промедления».


При этом СЕПГ планировала не отменить пограничный режим, а лишь установить новые правила постоянного выезда, и только начиная со следующего дня. Однако в результате официально объявленный «альтернативный факт» о незамедлительном открытии границ привел к падению Берлинской стены, а затем и к воссоединению Германии менее чем 11 месяцев спустя.