Немецкий танк Панцер-Кампфваген V «Пантера» почти по всем показателям превосходил американский танк М4 «Шерман». Немцы знали, что их «Пантеры», обладавшие сбалансированным сочетанием огневой силы, мобильности и защиты экипажа, являются их лучшими бронированными машинами. 75-миллиметровая пушка «Пантеры» с высокой начальной скоростью полета снаряда уступала 88-миллиметровому орудию танка «Тигр», однако она без труда пробивала корпус или башню «Шермана» со всех дистанций на поле боя. Фронтальная броня «Пантеры» составляла 100 миллиметров и имела наклон для отвода снарядов. У немецкого танка были широкие стальные гусеницы, что позволяло ему хорошо передвигаться по пересеченной местности, а также сокращало давление на грунт.

 

Танк «Пантера» первоначально был разработан для замены немецкого танка «Марк IV» (Mark IV) в ответ на появление у русских танков Т-34 и КВ-1. На самом деле, первоначальные модели «Пантеры» напоминали Т-34 как по внешнему виду, так и по компоновке. Однако Комитет по танку «Пантера» принял решение в пользу более традиционного инженерного решения, что и обусловило его уникальный дизайн.

 

Недостатки танков союзников в области конструкции


Танк «Шерман» во многом уступал немецким танкам. Он имел 75-миллиметровую пушку, однако это было орудие с низкой начальной скоростью полета снаряда. Конструкторы «Шермана» понимали, что пушка с низкой скоростью полета снаряда прослужит дольше, чем пушка с высокой скоростью полета снаряда. Однако они не смогли понять, что лишь небольшое количество «Шерманов» смогут сохраниться так долго, чтобы их пушки пришли в негодность. Более поздние модели уже оснащались пушками с более высокой начальной скоростью полета снарядов, однако они попали на фронт лишь в конце ноября 1944 года, то есть спустя пять месяцев после начала Нормандской операции. Бронирование «Шерманов» составляло 81 миллиметр, то есть было значительно меньше, чем у «Пантер». Кроме того, «Шерманы» были уязвимы для бронебойных боеприпасов.

 

Однако «Шерманы» имели свои преимущества. Более тонкое бронирование делало их более легкими и более маневренными на твердой почве, что являлось важным преимуществом на подмерзшей и гористой местности, а также в небольших деревнях в Западной Европе. Кроме того, башня «Шермана» вращалась быстрее, чем башня «Пантеры», и это, как правило, позволяло американским экипажам первыми произвести выстрел в ходе боя.


Танки «Шарман» обладали также большей надежностью, чем «Пантеры», которые чаще ломались и имели механические проблемы. Ни один танк «Шерман» — по крайней мере, на бумаге — не мог противостоять танку «Пантера», однако 3-я и 7-я армии США имели бесценное преимущество в виде поддержки с воздуха, а также значительные резервы, великолепную логистику и подавляющее количественное превосходство. Использую свою скорость и мобильность, танки «Шерман» могли обойти с фланга вражескую бронетехнику, и в результате немецкие танки вынуждены были иметь дело с противотанковыми средствами американцев и с их авиацией.


Сила в количестве


В конечном счете американских танков было просто очень много, и поэтому немецкие танки не могли оказать им достойного сопротивления. Американская военная промышленность, которой не мешали бомбардировки и которая обладала мотивированной рабочей силой (немцы использовали рабский труд), произвела около 50 тысяч «Шерманов», то есть больше танков, чем Германия и Великобритания произвели за весь период войны. Немцы произвели всего около 6 тысяч «Пантер».

 

Со Дня Ди (D-Day), с момента начала операции в Европе, американские и союзнические самолеты бороздили небо над оккупированной Европой и обладали полным превосходством в воздухе над полями сражений. Истребители часто атаковали с бреющего полета немецкие танки, находившиеся на линии фронта, тогда как бомбардировщики разрушали заводы, склады запасных частей, а также хранилища нефти, масла и смазочных материалов. А на земле превосходящая по силе американская артиллерия ограничивала способность и передвижения немецких войск, а также наносила сокрушительные удары по вражеским передовым линиям.

 

В результате доминирования в воздухе американская логистика намного превосходила возможности держав Оси. Запасные детали были в изобилии. Команды по буксировке в тыл бронетехники работали непосредственно на поле боя, что позволяло быстро проводить ремонтные работы. Тогда как немцы были вынуждены оставлять на поле боя все сломавшиеся «Пантеры» — именно на том месте, где они остановились.


Преимущество опыта


Последнее большое преимущество экипажей «Шерманов» состояло в том, что они имели больше опыта, хотя немцы уже в течение шести лет вели войну перед тем, как в Европе появились первые американские танки. В начале августа по приказу Адольфа Гитлера все новые «Пантеры» были направлены на Запад для формирования новых подразделений, а не для пополнения уже существовавших дивизий. Поэтому немецкие ветераны танковых боев получали легкие танки «Марк IV», а новые, неопытные экипажи получали более мощные танки. И поэтому в любой танковой дуэли с «Пантерами» преимущество было на стороне американцев, поскольку они были лучше подготовлены в тактическом плане для ведения ближнего боя.


Несмотря на определенные преимущества перед «Пантерами», американские танкисты понимали, что их бронемашины не могут сравниться с основным боевым танком вермахта, и поэтому «Шерманы» в Западной Европе получили прозвище «Смертельная ловушка» (Death Trap).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.