В 2017 году Краков посетили почти 13 миллионов туристов. Впечатляющим числом гостей могли похвастаться также Татры, музей Аушвиц-Биркенау и королевские дворцы в Варшаве — Вилянувский и Лазенковский. Обернется ли это однажды для нас проблемами?


«На вопрос, ждет ли Краков судьба Барселоны или Венеции, однозначный ответ дать сложно, — говорит сотрудник факультета географии и геологии Ягеллонского университета Роберт Павлюсиньский (Robert Pawlusiński). — Эти примеры плохо соотносятся с польскими реалиями, поскольку больше всего проблем упомянутым городам доставляют туристы, которые прибывают на один день — участники круизов и люди, отдыхающие на Коста-Брава или Адриатической ривьере. Такие гости „загущают" город, но оставляют относительно мало денег».


Это не означает, что нас не подстерегают опасности. «Под влиянием интенсивных туристических потоков центры городов превращаются в „парк аттракционов", это главная опасность, — отмечает специалист по социологии города Павел Кубицкий (Paweł Kubicki). — Важная часть городского пространства становиться декорацией, типичным пространством для развлечений».


В итоге жители уезжают из центра из-за шумных вечеринок и повышения арендной платы. Возникает реальная опасность для всего города, о чем рассказывает автор сайта «Посттурист» Павел Цивиньский (Paweł Cywiński). "В Барселоне в течение нескольких лет снизился уровень высшего образования: студенты больше не могут позволить себе снять квартиру в районе университета, рынок подмяла под себя площадка "Эйрбиэнби"(Airbnb), так что они стали выбирать другие города«.


Пример Барселоны показывает, что проблема заключается не только в количестве иностранных гостей, ведь по их числу Польша еще долго не догонит Францию, Италию или Испанию. «Конечно, с точки зрения туристов из Азии Краков находится в Западной Европе. Для них Прага, Краков и Болонья — это в принципе один и тот же город, однако, в отличие от Парижа и Венеции он не входит в список „must see"(обязан посмотреть)», — подчеркивает Кубицкий.


Колонизация «Эйрбиэнби»


Проблемы могут начаться тогда, когда туристы настолько изменят структуру города (специфику услуг, цены в магазинах и ресторанах, рынок недвижимости), что местным обитателям станет сложно вести нормальную жизнь. Толпы людей на улицах окажутся не самым главным неудобством. «Если из ста квартир три сдаются через „Эйрбиэнби", то все в порядке. Если их 60, начинаются проблемы. А если 90? Тогда начинается туристическая колонизация», — объясняет Цивиньский.


Именно сервис «Эйрбиэнби» вместе с авиакомпанией «Райнэйр» (Ryanair) оказывают все более негативное воздействие на жителей популярных туристических городов. По задумке, «Эйрбиэнби», как работающий на тех же принципах «Убер» (Uber), должен был стать сервисом, позволяющим миллионам людей подработать, сдавая комнату в своем доме. Вы заводите аккаунт, делаете несколько фотографий, снабжаете их привлекательным описанием и получаете доступ к клиентам со всего мира: они могут договориться с вами о ночлеге в вашей квартире за соответствующую плату.


В теории это выглядит замечательной возможностью пополнить ежемесячный бюджет или найти дополнительные деньги для выплаты ипотечного кредита. На практике быстро оказалось, что люди стали скупать квартиры, чтобы сдавать их посуточно. Если бы этим занимались отдельные граждане или если бы они сдавали комнаты в квартирах, в которых живут сами, весь механизм не стал бы настолько разрушительным, однако, эта бизнес-модель понравилась компаниям, которые могут выкупить целый дом или несколько квартир в новом здании. Сразу же изменились спрос и цены. Жители страдают вдвойне: они не могут купить себе квартиру в хорошем районе, а доход от сдачи недвижимости получают международные компании, так что деньги не приходят на локальный рынок. Город разрастается, в итоге увеличиваются расходы на транспорт, а экологическая обстановка ухудшается.


Некоторые города решили ликвидировать этот спекулятивный пузырь. «Одним из первых стал Амстердам, который ввел максимальный срок, на который в течение года хозяева квартир могут сдавать их через „Эйрбиэнби", — рассказывает Кубицкий. — Сейчас это 60 дней, с 2019 года лимит снизят до 30. Такие меры позволят справиться с такой тенденцией, когда квартиры покупаются специально под краткосрочную аренду», — говорит социолог.

Велосипедисты на улице Амстердама

Примеру Амстердама последовали другие города. Берлин запретил сдавать в краткосрочную аренду недвижимость целиком: владельцы могут использовать в этих целях только комнаты в квартирах, где они живут сами. Париж хотел, чтобы жители регистрировали в мэрии каждое предложение, которое они выставляют на «Эйрбиэнби». Это заставило бы их платить соответствующие налоги и, возможно, привести свое жилье в соответствие с требованиями, которые предъявляются к гостиницам и мини-гостиницам. Однако владельцы недвижимости не спешили подчиняться новому закону, поэтому власти французской столицы решили подать в суд на интернет-площадку. Первое заседание суда состоится 12 июня.


Или местные жители, или природа


Дорожающие квартиры, уезжающие из центра местные жители — это не единственные проблемы, связанные с работой платформ, опирающихся на модель экономики совместного потребления. «Проблемой становится также „алкогольный туризм", все хотят максимально его ограничить. Когда можно снять целую квартиру, не встречаясь с ее хозяином, который живет в другой стране, а уборкой занимается сторонняя компания, этим начинают пользоваться, мягко говоря, проблемные люди», — объясняет Кубицкий.


Но стоит ли вообще ограничивать свободный рынок? В конце концов, меры, принятые в Берлине, Амстердаме или Париже противоречат неолиберальному представлению о свободном пользовании собственным имуществом. Без регулирования туристического рынка, обойтись не удастся, убежден Павел Цивиньский. «Сбалансированным туризм можно назвать тогда, когда удается достичь компромисса между бизнесом, жителями и туристами. Если всем управляет свободный рынок, сделать это невозможно», — говорит он.


Во многих городах Европы этот компромисс рухнул, однако, проблемы возникли не только на нашем континенте. Рейтинг самых посещаемых мест в мире, который составила компания «Мастеркард» (Mastercard), возглавляет Бангкок. При этом туристы, которые хотят посетить Таиланд, Лаос или Вьетнам, а одновременно нанести минимальный ущерб местному населению, сталкиваются с дилеммой.


«Предположим, вы едете в Лаос и выбираете, где заночевать: в сетевой или маленькой гостинице. Если вы хотите поддержать местных жителей, лучше выбрать небольшой объект, поскольку в таком случае деньги, скорее всего, останутся в стране, а не будут выведены глобальными игроками за границу (в Таиланде это происходит примерно с 70% доходов от туризма). Но если взглянуть на ситуацию с точки зрения экологии, лучше выбрать современный объект, желательно такой, который построили после 2000 года. В таких местах занимаются очисткой воды и разумной утилизацией отходов, а маленькая гостиница, скорее всего, сливает канализацию в ближайшую реку, — объясняет Цивиньский. — Помогая в одном, мы можем навредить в другом».


Корпорации управляют нашим восприятием


Глобальные демографические и экономические тренды неумолимо свидетельствуют о том, что количество путешественников будет увеличиваться. Китайский и индийский средний класс переживают бурный рост, и даже если предположить, что позволить себе поехать на другой континент могут всего 5% жителей этих стран, в путь скоро отправятся 150 миллионов туристов. Некоторые из них доберутся до Польши, хотя, как уверяют наши собеседники, их будет не так много. Одновременно у нас начался процесс старения населения и уменьшения его численности, а это означает, что через 20-30 лет, мы не досчитаемся нескольких миллионов жителей.


Какое влияние это окажет на туризм в Кракове, Татрах и на балтийском побережье? Компенсируют ли естественную убыль иммигранты с Украины и из других относительно бедных стран? Или, может быть, нас станет меньше, но зато мы станем состоятельными и сможем дольше сохранять хорошую форму, так что обычный поляк успеет совершить в своей жизни больше путешествий, чем в наши дни? Стоит также учесть развитие современных технологий: возможно, через 30 лет мы будем путешествовать, просто надев виртуальные очки.


«Туризм станет более доступным и массовым. Путешествовать станет легче благодаря не столько виртуальной, сколько дополненной реальности: турист наденет высокотехнологичные очки и сможет получить информацию о достопримечательностях, заказать такси, дать оценку гостинице, найти дорогу, — говорит автор портала «Посттурист». — Туризм — это определенный взгляд на мир. Существует нечто такое, как туристические представления, их формируют журналы, блоги, телепрограммы. В мире с виртуальной и расширенной реальностью этим дискурсом будут управлять крупные корпорации. Сейчас мы можем черпать информацию из тысячи источников, но процесс монополизации уже идет. Свидетельства этого — издающиеся во всем мире путеводители "Лонли Плэнет«(Lonely Planet). или «Раф Гайд» (Rough Guide), сайт Трипэдвайзер (TripAdvisor), который позволяет оценить туристические достопримечательности. Новые технологии позволят еще сильнее монополизировать наши представления о реальности, а это наложит свой отпечаток на ожидания, спрос, предложение, поведение, восприятие окружающего мира, других людей и их культур«, — одновременно указывает на новые опасности наш собеседник.

© AP Photo, Gregorio Borgia
Туристы в римском Капитолии, Италия.

Вернемся на момент к цифрам. В Кракове на сайте «Эйрбиэнби» представлено 5,5тысяч предложений жилья, примерно столько же было в Амстердаме в 2013 году. Сейчас в этом городе сдается уже 22 тысячи квартир, и если нынешние тенденции сохранятся, в Кракове, а за ним, например, в Варшаве и Гданьске, таких объектов тоже может стать больше. Местным властям следует подумать, не следует ли ввести соответствующие нормы раньше, чем рынок недвижимости станет еще более неудобным для местных жителей.


Бочка меда в Татрах


Благодаря тому, что в Европе на небольшой площади сосредоточено огромное количество великолепных городов, а перемещаться становится все дешевле, сервис «Эйрбиэнби» нашел там благодатную почву и способствовал росту популярности на так называемые «city breaks» — короткие поездки. «Следует отметить, что это явление родилось гораздо раньше, когда у традиционных авиакомпаний появились специальные предложения на поездки в другие города в выходные дни», — рассказывает Павлюсиньский. Раньше отдых выходного дня ассоциировался с выездом за город, теперь люди остаются в городах.


Самая популярная польская достопримечательность — это не Вавельский замок в Кракове, не соляная шахта в Величке, и не Вилянув, а, как гласит доклад Польской туристической организации, Татранский национальный парк, который посещает 3,5 миллиона человек в год (учитывая его небольшой размер, это огромное количество). Самый популярный национальный парк Европы, Лейк-Дистрикт (Lake District) в Великобритании, посещает в год 10 миллионов человек, однако, он в десять раз превосходит по площади польский. Такого количества туристов на квадратный километр, как в польских Татрах, нет ни в одном национальном парке в Альпах. Однако директор Татранского национального парка Шимон Зёбровский (Szymon Ziobrowski) уверяет, что страдает в основном не природа, а сами туристы. «Когда люди ходят по обозначенным маршрутам, они не наносят большого ущерба. Один человек, который сойдет с тропы и, например, спугнет с гнезда орла, нанесет куда больше вреда, чем 10 тысяч человек, которые отправятся по асфальтовой дороге к озеру Морское око, — отмечает он, — Люди, гуляющие в долине Рыбьего потока или под Гевонтом мешают, скорее, друг другу».


Ввести ограничения на количество посетителей парка, по его мнению, сложно, поскольку непонятно, какие дневные лимиты следует установить. Впрочем, даже ученые не пришли к единому мнению насчет того, будет ли такой шаг удачным решением. Радикальные меры по ограничению туристического потока приняли только в нескольких местах. Один из самых известных примеров — вулкан Тейде на острове Тенерифе, то есть самая высокая гора Испании. Последний двухсотметровый отрезок пути на вершину можно преодолеть только заранее заказав специальное разрешение на сайте национального парка. Следует, однако, признать, что Тейде — это исключительная, но одиночно стоящая гора, а Татры — целая горная гряда. Нам могут не нравиться массы людей, топчущих весенние крокусы в Хохловской долине, но с точки зрения экологии это еще не апокалипсис.


«Что происходит с Татрами, можно оценить по популяции диких животных, пока серн и сусликов становится все больше, — говорит Зёбровский. — Однако мы постоянно следим за ситуацией».


В сфере охраны природы можно руководствоваться принципом «бочки меда», — добавляет Роберт Павлюсиньский. — Мы предоставляем в распоряжение туристов одну часть территории, а другую тщательно охраняем. Морское око, Гевонт, Каспровы Верх, долины Западных Татр — это как раз такие «бочки»«.


«Когда к нам приезжают делегации из других стран, они, конечно, удивляются, насколько поляки любят ездить в Татры, а количество народа на пути к Морскому оку их просто изумляет. Американцы говорят: „Вау, эти люди идут пешком! У нас такого не бывает"», — рассказывает Зёбровский.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.