Недавно «Врачи за эвтаназию» опубликовали руководство для самоубийц. Критики считают, что это сумасшествие. Доктор Свен Лингс (Svend Lings) придерживается иного мнения.


Где-то в Дании живет 67-летняя женщина, прикованная к инвалидному креслу, и надеется, что скоро умрет. У нее невыносимо болят кости, и она страдает от атеросклероза и хронической обструктивной болезни легких (ХОБЛ). Кроме того, у нее хронические лицевые боли вследствие невралгии тройничного нерва.


Ее состояние подробно описал Свен Лингс (Svend Lings), главврач на пенсии и один из лидеров организации «Врачи за эвтаназию». Недавно она опубликовала свои советы самоубийцам. Их список насчитывает примерно 300 лекарств, с помощью которых можно свести счеты с жизнью.


Свену Лингсу пишет далеко не она одна. «Врачи за эвтаназию» получают письма от простых датчан, мечтающих достойно распрощаться с жизнью. В основном это раковые больные, а также пациенты, страдающие болезнями вроде ХОБЛ — никаких надежд на выздоровление у них нет.


Грозит тюрьма


76-летнему Лингсу, у которого ранее отозвали медицинскую лицензию, грозит тюремное заключение сроком до трех лет. Он обвиняется в том, что помог пациенту уйти из жизни, тем самым нарушив закон. Сам Лингс не скрывает, что помогал свести счеты с жизнью по крайней мере десяти датчанам. Подробностей, однако, он не раскрывает.


После публикации руководства по самоубийству спор об эвтаназии разгорелся с новой силой. По мнению Мерете Нордентофт (Merete Nordentoft), главврача Копенгагенского психиатрического центра, профессора психиатрии Копенгагенского университета и специалиста по предотвращению самоубийств, уже одно то, что такое руководство существует и опубликовано официально — «чистой воды бред». По ее словам, это приведет к неоправданной смерти тех, кто мог бы избавиться от суицидальных мыслей и жить дальше, сообщает газета «Кристелигт Дагблад» (Kristeligt Dagblad).


Ежегодно попытки самоубийства предпринимают порядка 12 тысяч датчан, и половина из них пытаются отравиться лекарствами. Из тех, кому уйти из жизни не удается, к попыткам самоубийства возвращаются лишь 10%. Нордентофт известно немало случаев, когда неудавшиеся самоубийцы впоследствии раскаивались в том, что пытались наложить на себя руки. Ее пугает, как публикация может отразиться на статистике самоубийств.


Ее озабоченность разделяют в Совете по этическим вопросам и организации по предотвращению самоубийств «Ливслиниен» («Линяя жизни»).


Глава парламентского комитета здравоохранения Лиселотт Бликст (Liselott Blixt) из Датской народной партии уверена, что этой проблемой пора озаботиться министрам здравоохранения и юстиции.


«Этому пора положить конец. Это руководство, доступное всем и каждому, придаст людям, одержимым мыслями о самоубийстве, импульс для того, чтобы сделать последний шаг», — говорит Бликст.


Моральный долг


Лингс же, напротив, рад, что спор об эвтаназии разгорелся с новой силой.


«Мы десятилетиями спорим, нужна ли эвтаназия, но так ни к чему и не пришли. Опросы общественного мнения показывают, что 70% населения — за, но политикам как будто все равно. Так что если мы хотим помочь людям умереть по-человечески, поневоле приходится нарушать закон», — говорит Лингс. По его убеждению, право на самоубийство должно быть у каждого.


«Я считаю, что помогать страждущим — мой моральный долг. Однако лицензию у меня отобрали, выписывать рецепты я не могу, а другие не решаются. Руководство — это последняя возможность помочь людям, страдающим понапрасну. Это радикальный способ помочь тем, кто находится в безвыходном положении», — объясняет Лингс.


Jyllands-Posten: Вас не беспокоит, что руководством могут воспользоваться те, кто иначе бы не решился сводить счеты с жизнью?


Свен Лингс:
Это уместное замечание, мы и сами об этом думали. Но решать в любом случае самим пациентам. Они с этим живут и перепробовали все, что в их силах. Если они считают, что продолжать земное существование им не под силу, так тому и быть.


— А вас не пугает, что вашим руководством могут воспользоваться молодые люди, у которых не все гладко в личной жизни?


— Мы и об этом думали. Но лекарства, о которых идет речь, выдаются только по рецепту. Их нельзя просто пойти и купить. Так что у молодежи, которая хочет покончить с собой, в запасе сотня других способов. Накупить себе опасных бритв могут даже дети, поэтому я очень сомневаюсь, что руководство хоть как-то отразится на датской статистике самоубийств.


Плохие зубы


Одно из писем, полученных «Врачами за эвтаназию» — от 41-летнего мужчины. У него нет дома, нет работы и нет друзей. Он пишет, что у него плохие зубы и нарушение обмена веществ.


«Смерть стала бы для меня избавлением. От жизни, в которой кругом одна дрянь», — пишет он.


Таким, как он, эвтаназия не полагается, уверяет Свен Лингс. По его словам, помогать надо лишь неизлечимо больным. Недавно он связался с женщиной, упомянутой в начале статьи. Она мечтает умереть, и, по словам Лингса, они обсуждают по телефону, как это можно организовать.

 

«Обычно я помогаю людям по телефону и по электронной почте. Еще я читаю их медицинские карты. Лично я с ними никогда не встречаюсь, а то меня обвинят в доведении до самоубийства. Плохо, что сам присутствовать при этом не могу. А вдруг что-то пойдет не так? Вдруг их стошнит, и они задохнутся рвотой? Даже думать об этом жутко».


Лингс уверяет, что его руководство сработает в 99% случаев, если тщательно следовать всем инструкциям.


«Разумеется, никаких научных подтверждений у меня нет. Понятное дело, никто такие вещи не документирует. В подборе препаратов и дозировок я руководствовался научными публикациями и базами данных. И я получаю письма от родственников, которые благодарят меня за то, что их мама ушла из жизни красиво».


Законопроект


«Врачи за эвтаназию» подчеркивают, что не хотят анархии. Их цель — изменить законодательство. Для этого они подготовили законопроект, который мог бы обеспечить необходимые изменения. Ознакомиться с текстом законопроекта можно здесь (по-датски).