Приближающийся чемпионат мира по футболу, как и Олимпиада, является спортивным событием года. Как и игры в полувоенной обстановке на Корейском полуострове, турнир в России связан с международной напряженностью. Террористы угрожают казнить величайших звезд футбола, россияне и англичане конфликтуют на нескольких фронтах, а над всем этим довлеет недавно переизбранный президент Путин.


То, что праздник футбола будет пронизан политикой и политиканством, было ясно заранее. В 2014 году часть немецких политиков потребовала лишить Россию права проведения чемпионата, посчитав это единственным эффективным дипломатическим ответом на аннексию Крыма и вторжение на Восточную Украину. Страна-организатор решила не отставать и для жеребьевки финальной части чемпионата мира выбрала весьма необычное и провокационное место — Кремль.


Спорт — на втором месте?


Уже сам выбор России в качестве организатора мероприятия был связан с противоречиями. В 2010 году исполком ФИФА выбирал из четырех вариантов (между Россией, Англией, Бельгией с Нидерландами и Испанией и Португалией). Любой спортивный болельщик сразу поймет: самый «нефутбольный» вариант из всех — это чемпионат мира в Москве. В то время по сравнению с проигравшими кандидатами у России было намного меньше стадионов, наименее активная футбольная лига, самая слабая инфраструктурная база и организация болельщиков.


Поэтому вскоре после объявления о выборе ФИФА пошли слухи о всевозможных подтасовках, которые могли привести к победе России. Кроме того, возглавлявший тогда ФИФА Зепп Блаттер (Joseph Blatter) является добрым другом Владимира Путина и приедет в Россию посмотреть организованный ею чемпионат, хотя три года назад ему пришлось уйти со своего поста из-за грандиозного скандала в ФИФА в связи с подозрениями в коррупции. Расследование по этому делу еще не завершено.


С Путиным связана и другая неприятная тень, упавшая на чемпионат. Великобритания подозревает россиян в покушении на двойного агента Сергея Скрипаля с применением нервно-паралитического газа «Новичок». Поэтому королевская семья и правительство призвали футбольную ассоциацию бойкотировать чемпионат. Однако она и минуты не раздумывала над этим предложением. Если бы Англия отказалась от участия в мероприятии, то ей грозили бы жесткие санкции и дисквалификация со всех остальных турниров ФИФА.


Еще немного масла в огонь добавил британский министр иностранных дел Борис Джонсон. Он сказал, что Путин воспользуется турниром для улучшения имиджа своей страны, как в 1936 году это сделал Адольф Гитлер с помощью Олимпийских игр.


Война болельщиков и террористов


Однако споры между британцами и россиянами ведутся не только в политических кругах. Английские болельщики еще хорошо помнят жестокие потасовки с российскими футбольными фанатами во время чемпионата мира во Франции два года назад. Россияне тогда устроили массовые драки с англичанами, которых били на стадионах и на улицах, и теперь английские болельщики собираются отомстить. Для этого объединились прежде непримиримые клубы «Милвол» (Milwall), «Вест Хэм» (West Ham) и «Манчестер Юнайтед» (Manchester United). Они даже подготовили «военный план операций» в России и через британские СМИ грозятся устроить настоящий ад.


Угрозы слышны и от исламистских группировок. Так, приверженцы «Исламского государства» (запрещенная в РФ организация — прим. ред.) в социальной сети «Телеграм» распространяют картинку, на которой прямо на стадионе террористы казнят величайших звезд футбола Криштиану Роналду и Лионеля Месси. На другом изображении боевик смотрит матч со взрывчаткой в руках, а рядом надпись: «Победа будет за нами».


Болельщикам остается только надеяться, что хотя бы во время чемпионата мира футбол пересилит политику. Правда, почти с полной уверенностью можно сказать, что чемпионат будет иметь определенные международные последствия. Он может помочь Путину улучшить репутацию в мире, хотя российские аналитики предполагают, что мероприятие станет для России убыточным в и без того весьма напряженной финансовой ситуации. Однако, как и в случае Олимпиады, главное тут — престиж, который Путину нужнее, чем сбалансированный бюджет.