Чемпионат мира 2018 года в России станет первым, на котором будет применена система видеоповторов для арбитров — так называемая VAR-технология. Это настоящая революция в футболе, которую требовали, ждали и готовили очень долгое время. Впрочем, ее уже успели обкатать на турнирах менее масштабных — менее длинных или локальных. И она успела вызвать как положительные, так и недоуменно-отрицательные отзывы.


«Страна» разбирается в этой и других новинках чемпионата.


Устали от громких ошибок


Спорные моменты в футболе были, есть и будут. Классика жанра — третий гол англичан в ворота ФРГ в финале чемпионата мира 1966 года. Швейцарский арбитр Готфрид Динст, сомневавшийся в том, что мяч после удара Джеффри Херста пересек линию ворот, обратился за консультацией к советскому лайнсмену Тофику Бахрамову, а тот решительно отправился к центру поля — голу быть! Быть и страшному скандалу, если бы родоначальники не забили четвертый мяч и не выиграли 4:2. Остались просто осадок и тема для споров на все времена. А Тофика Бахрамова немцы назвали «Мистер Цвай-Драй»…


В 2010 году в ЮАР состоялась встреча практически тех же соперников (ну, не ФРГ теперь, а просто Германия). При счете 2:1 в пользу немцев мяч после удара полузащитника англичан Фрэнка Лэмпарда попадает в перекладину, от нее — в землю и отскакивает в поле. То, что мяч приземлился за линией ворот, видели все, кроме уругвайского арбитра Хорхе Ларрионды.


Деморализованные британцы уступили — 1:4. В футбольном мире активно заговорили о том, что нужно что-то делать, но две главные правящие футболом организации — ФИФА и УЕФА — словно соревновались друг с другом в консерватизме, не желая внедрять в футбол современные технологии.


Президент УЕФА Мишель Платини, посчитав, что вопрос можно решить увеличением количества глаз, следящих за спорными моментами, внедрил двух дополнительных ассистентов арбитра — по одному за каждыми воротами.


Чего они стоили, все могли убедиться в матче Украина — Англия, когда ни венгерский судья Виктор Кашшаи, ни его заворотный ассистент Иштван Вад не увидели, что мяч после удара украинца Марко Девича пересек линию ворот и что Джон Терри выбил снаряд уже из-за нее.


Человеческий фактор подводил, ФИФА сделала ставку на технику на высокие технологии, давно уже использовавшиеся в теннисе. Было два принципиальных варианта. Первый — вмонтировать в мяч и в штанги особые чипы, которые могли бы фиксировать взятие ворот. Второй — положиться на видеокамеры. Остановились на втором.


Что же, дважды ее пришлось использовать. Оба раза — по делу, хотя в одном случае и на грани сбоя. После удара француза Карима Бензема в матче со сборной Гондураса мяч, ударившись о штангу, покатился по линии ворот. Система правильно сигнализировала арбитру, что гола не было. Вот только подтверждающая надпись на его часах светилась и некоторое время после того, как мяч от спины голкипера пересек-таки линию ворот. Тугодумная машина собралась с мыслями и верно зафиксировала гол.


Как работает VAR


В итоге была разработана система VAR (Video Assistant Referee). Она предназначена для того, чтобы помогать арбитру, а не заменять его. При нынешнем развитии техники, разумеется.


Умные головы подумали, что стоило бы распространить новшество на другие спорные моменты. Не все. Только в четырех ситуациях. Это взятие ворот, пенальти, вынесение прямой красной карточки и ошибка при определении виновного в нарушении правил, к которому применяется дисциплинарная санкция. Позже, по умолчанию, к ним добавили определение положения «вне игры», но только в эпизодах, предшествующих взятию ворот.


Но тут уже было необходимо участие человека, наблюдающего за видеозаписью. Связь обоюдная: арбитр в поле должен спрашивать совета у видеоассистента, лишь когда не уверен в своих действиях. Договорено, что он обозначает это особыми жестами указательных пальцев с руками, приподнятыми и разведенными в стороны. Видеоассистент может давать сигнал арбитру, лишь когда уверен, что арбитр ошибся. По возможности обе стороны должны это делать во время остановки игры, чтобы не срывать атаки.


Разумеется, любое новшество не застраховано от проблем, которые останутся даже тогда, когда оно близко к совершенству. Самое банальное — проблемы при оперативной связи арбитра с просмотровой комиссией. Это как компьютер: работает, работает, но вдруг подвиснет. Батарейка сядет, механическое повреждение случится…


Из другой оперы — субъективность смотрящих. Это тоже арбитры — бывшие или действующие. Бывают ведь моменты, когда все очевидно и принять решение легко, но случаются и ситуации, когда и после повтора с пяти разных точек останутся разные мнения. Можно и пару минуть смотреть, но не прийти к единому решению.


Мы не раз уже становились свидетелями не только того, что в двух идущих одновременно футбольных передачах один и тот же момент толковался по-разному, но и в одной студии эксперты не могли прийти к единому выводу. Или вспомним знаменитый момент из недавнего полуфинального матча Лиги чемпионов между «Реалом» и «Ювентусом» с пенальти в ворота итальянцев и удалением Буффона.


Сколько разных мнений прозвучало…


Где уже работает VAR


Похоже на то, что системе предстоит еще пройти достаточно долгий период апробации, который можно было бы ускорить, если бы внедрение проходило более массово. Ему ведь всего два года и круг экспериментаторов невелик. Удовольствие-то не из дешевых.


Начали в 2016 году в американской лиге USL, в которой играют дочерние команд клубов MLS — Главной лиги соккера (Major League Soccer). Соккером за океаном называют наш футбол, а американцы горазды на всякие эксперименты.


Затем ФИФА испытала новшество в своих турнирах рангом ниже чемпионатов мира, проводимых раз в четыре года. С 2016 года — в ежегодном клубном чемпионате мира, в 2017-м — на Кубке конфедераций. Отзывы в целом положительные — пользы больше, чем вреда от задержек, которые могут казаться зрителям совершенно непонятными, и редчайших неправильных решений.


Дальше всех в этом вопросе продвинулась Германия — с первого тура сезона-2017/2018 после продолжительной обкатки в оффлайн-режиме (когда решение смотрящих не доносилось до сведения реального арбитра и обсуждалось только после игры) система заработала на матчах Бундеслиги.


Картинки с игр слетались в телецентр в Кельне, где назначаемые на каждый матч небольшие группы экспертов принимали решение и сообщали его судье. Отметим, что мнение экспертов — консультативное. На поле хозяин только один.


Не обошлось без скользких ситуаций. Например, известного в прошлом арбитра Хельмута Круга отстранили от проекта, заподозрив в том, что он давал подчиненному указание толковать спорные моменты в пользу команды, которой сам симпатизировал, — «Шальке». Эта команда, в которой, напомним, выступает наш Евгений Коноплянка, по итогам сезона заняла второе место в чемпионате Германии, пропустив вперед только непобедимую «Баварию».


А 16 апреля в матче между «Майнцем» и «Фрайбургом» арбитр не заметил игры рукой защитника гостей в своей штрафной перед самым перерывом и узнал об этом лишь тогда, когда команды уже находились в раздевалках. Пришлось вернуть их на поле и пробить пенальти.


Он был реализован, и соперники отправились продолжать отдых. Видео того, что происходило на поле, легко находится в Ютубе, но чертовски интересно было бы увидеть, как арбитр выгонял команды из раздевалок и что ему довелось услышать от них. И как ко всему этому отнеслись болельщики, уже отправившиеся за пивом…


VAR — как секс без эмоций


После этого случая число сторонников VAR уменьшилось. Англичане серьезно задумались о том, чтобы отменить ее у себя в Премьер-лиге, кто-то просто не станет внедрять. Интересное сравнение там прозвучало — как секс без эмоций…


А испанская Ла Лига — единственная среди пяти самых крупных футбольных лиг Европы — пока не спешит даже с экспериментами. Руководство уверяет, что это… нерентабельно. Да, на ЧМ с его могучими спонсорами и малым количеством матчей, денег на такие технологии хватит. Но как быть с другими соревнованиями? А низшими лигами? Там финансирование куда ниже. С кондачка такой вопрос не решишь. И техника нужна, и обучение судей. И обучение обучающих.


Но VAR все равно проверяют на практике. Англичане и французы проводят опыты пока только в кубковых соревнованиях. И только немцы с итальянцами отнеслись к новшеству со всей серьезностью. Но если в Германии вся информация уходила в Кельн, где и проводился анализ, то в Италии просмотровые центры установили возле поля. Это даже дороже, но, возможно, более оперативно в эксплуатации.


На Украине такой системы пока нет. Но разговоры ведутся. Вопросов много, самый главный — финансовый, хотя и организационных тоже очень много. И стоит ли овчинка выделки.


Может, после чемпионата мира станет яснее, какие перспективы у новой технологии. Если все пройдет без эксцессов — ФИФА будет настоятельно рекомендовать национальным федерациям как минимум продолжить эксперименты.


В 1950-м пронумеровали


ЧМ-2018 — не первый, который на законных основаниях утверждает какие-то революционные ноу-хау. Новшества были и на других чемпионатах мира. Первые турниры, наверное, нет смысла трогать — там все было внове. Кое-что — в первый и в последний раз. Например, как два мяча — уругвайский и аргентинский — в финальном матче 1930-го. Сейчас и мячей больше, и не приходится выяснять, чьим мячом играть, перед самым финалом.


На первом послевоенном чемпионате мира, прошедшем в 1950 году в Бразилии, впервые в истории ЧМ футболисты играли в пронумерованных футболках. Правда, номера не были, как в наше время, закреплены за игроками, так что болельщикам перед началом матчей приходилось вслушиваться в составы, объявляемые дикторами.


Все же лучше, чем ничего, как было на первых трех ЧМ. Тогда только сборная Боливии соригинальничала в 1930-м. У 11 человек на футболках было написано по одной букве. А встав в два ряда — четверо стоя, семеро сидя — они образовали не требующую перевода надпись Viva Uruguay, состоящую как раз из одиннадцати букв. Есть и другая композиция — в один ряд, но с той же надписью в честь хозяев ЧМ. Видимо, надеялись, что поможет им выступить лучше…


На следующем после бразильского чемпионате в Швейцарии (1954) пронумерованы были уже все игроки, и за каждым был закреплен свой постоянный номер.


Принципы распределения были разными — и по алфавиту их давали, и по амплуа (в сборной СССР, бывало, вратари имели номера с первого по третий). Забегая вперед, скажем, что на чемпионате мира в США в 1994-м в угоду требовательному и привыкшему к баскетбольным и бейсбольным традициям американскому болельщику номера были уже не только на спине, где в придачу к номеру появилась и фамилия (порой — прозвище) футболиста, но и на трусах.


А в 1954 году заслуживают быть отмеченными бутсы со вкручивающимися шипами, в которых играл победитель — сборная ФРГ. Немцы якобы лучше держались на ногах на скользком поле, благодаря этой новинке, нежели проигравшие венгры…


Советские карточки


Порадовал новинками чемпионат мира 1970 года, проходивший в Мексике. Ему мы обязаны близким знакомством с желтыми и теоретически (это потому, что турнир обошелся без единого удаления) красными карточками.


Кроме того, впервые на турнирах столь высокого ранга были разрешены замены, до того применявшиеся только в играх внутренних турниров и в международных товарищеских матчах. Последнее объяснялось просто: игры в высокогорной Мексике проходили при страшной жаре, и стоило позаботиться о здоровье футболистов.


С карточками — иное. Их изобрел английский арбитр Кен Астон, которому выпало не то счастье, не то нелегкая доля работать в 1962 году на матче Италия — Чили и удалить двух итальянцев. А те долго не уходили с поля, делая вид, что не понимают, чего от них хочет рефери.


Четыре года спустя, будучи уже членом судейского комитета ЧМ-1966 Астон был свидетелем того, как в матче Англия — Аргентина отказывался уходить удаленный капитан аргентинцев Антонио Раттин. Как рассказывал потом сам Астон, идея пришла ему в голову, когда он стоял на светофоре на Кенсингтон Хай-стрит. Зажегся желтый — предупреждение: приготовиться. Красный — стоять.


Предложение Астона, уничтожающее языковой барьер, нашло понимание ФИФА, и в матче открытия ЧМ-1970 Мексика — СССР арбитр из ФРГ Курт Ченчер пять раз доставал из кармана «горчичник», или, как эту карточку однажды ненароком назвал незабвенный Коте Махарадзе, «желточку».


Первым футболистом, увидевшим ее на чемпионатах мира, стал защитник сборной СССР и московского «Спартака» Евгений Ловчев (первую красную в 1974 году заработал чилиец Карлос Касели).


Отметим, что Ченчер меру знал. А вот в 2006 году россиянин Валентин Иванов в матче Португалия — Голландия показал 16 желтых и четыре красных карточки, а англичанин Грэм Полл в игре хорватов с австралийцами удалил Йосипа Шимунича только после третьего предупреждения. Запутался.


…В том же матче советской и мексиканской команд произошла и первая мировая замена: в составе сборной СССР тренер Гавриил Качалин выпустил одного киевлянина — Анатолия Пузача вместо другого — Виктора Серебряникова.


До 1990 года тренеры могли включить в заявку пятерых запасных, два из которых могли выйти на поле. С 1994-го года это право получил любой игрок из общей заявки на турнир (но не более двух полевых игроков и вратаря), с 1998-го можно давать играть любым трем (кроме, естественно, как и ранее, дисквалифицированных).


В те же годы были изобретены послематчевые пенальти. Но еще на Евро-1968 судьбу полуфинала Италия — СССР решала монетка, а финал Кубка чемпионов-1974 между «Баварией» и «Атлетико» после 1:1 за 120 минут пришлось переигрывать через два дня (хотя на более ранних стадиях розыгрыша пенальти стали бить уже в евротурнирах сезона-1970/1971).


Первым большим турниром, на котором болельщики увидели послематчевую серию пенальти, был чемпионат Европы-1976, на котором в финальном поединке между ЧССР и ФРГ родилась знаменитая «паненка».


На чемпионатах мира послематчевые пенальти были законодательно введены только в 1978 году. В 1974-м «стыки» были только в финале и в матче за третье место, но там все решилось за 90 минут. В 1970-м судьба трех матчей решалась в дополнительное время (в игре Уругвай — СССР Эспарраго похоронил советскую команду на 118-й минуте), но и там обошлось без жеребьевок.


В 1978-м, когда вновь были все возможности для послематчевых серий, их опять удалось избежать. 1982-й отмечен всего одной серией, зато какой: ФРГ — Франция! С тех пор без них не обходится ни один турнир, а дважды (в 1994-м и 2006-м) в них решалась судьба чемпионства. Всего же пенальти исполнялись 22 раза. Немцы выиграли все четыре серии, англичане все три проиграли. Футболисты Бельгии, Парагвая и Южной Кореи реализовали все свои пенальти (по пять), швейцарцы не забили ни одного, и вы знаете, кому. Нашему Александру Шовковскому в 2006-м!


Американизация


Много нового, помимо нагрудных номеров и наспинных фамилий, подарил нам американский чемпионат 1994 года, следовавший за сероватым итальянским. Во-первых, чисто визуально изменились судьи, отказавшиеся от своей траурной черной амуниции в пользу формы более ярких расцветок.


Во-вторых, за победу стали давать не два очка, а три (впервые новшество было применено в Англии в 1981 году и было призвано способствовать более атакующей игре).


В-третьих, вратарям запретили брать мяч в руки после паса назад ногой.


В-четвертых, травмированных, чтобы не терять время, уже не выносили с поля на носилках, а вывозили на электромобилях, позаимствованных у гольфа. Удовольствие, надо признать, не из дешевых, и не каждая команда, и не каждые организаторы турнира способны себе такое позволить. Это, как говорится, «на усмотрение».


В 1998 году во Франции на чемпионатах мира дебютировал «золотой гол», с помощью которого (забитого Оливером Бирхоффом) сборная Германии в 1996-м стала чемпионом Европы. Он в какой-то мере помог и французам стать первыми в мире. Ведь кто знает, что сотворил бы в серии пенальти, к которой катился матч 1/8 финала (в нем хозяевам ЧМ-1998 пришлось играть без дисквалифицированного Зинедина Зидана), несравненный парагваец Хосе Луис Чилаверт. Лоран Блан такой возможности ему не предоставил.


В 2002 году «золотых голов» было уже три. Сенегал выиграл у Швеции и проиграл Турции, но больше всех, конечно же, запомнился гол корейца Ан Чжун Хвана в ворота сборной Италии в 1/8 финала. После этого президент «Перуджи», в которой парень больше протирал лавку, нежели играл, в сердцах посоветовал азиату убираться. Позже сменил гнев на милость, предложив заключить новый контракт, но тут на принцип пошел уже сам Хван и уехал в Японию.


А «золотой гол», или «внезапная смерть», как его чаще называли, а потом и «серебряный гол», так и не прижились. Атакующий футбол они вовсе не стимулировали.


А еще в 1998 году появились электронные мини-табло, посредством которых резервный судья, информированный главным, показывал, сколько времени тот компенсировал из-за остановок игры, ну а уже без помощи главного информировал публику о том, кто кого меняет.


Все на благо телевидения и телезрителей. Как и сейчас…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.