Рождественский представил «Хельсингин Саномат» (Helsingin Sanomat) теорию Средиземного моря о качестве оркестра и считал, что северные оркестры становятся все лучше.


Легендарный российский дирижер Геннадий Рождественский скончался 16 июня в возрасте 87 лет. Он родился в Москве 4 мая 1931 года.


Его сын сообщил изданию «Нью-Йорк таймс» (New York Times), что отец страдал от сердечных заболеваний. Более точной информации о причине и месте смерти пока нет.


Рождественский был одним из самых прилежных дирижеров, записавших множество произведений для фирмы звукозаписи «Мелодия» в советские годы. Он также построил блестящую карьеру на Западе еще до распада СССР. С участием Григория Рождественского было записано более 750 произведений.


К грандиозным достижениям Рождественского можно отнести то, что он добился отмены запрета Сталина на показ оперы Дмитрия Шостаковича «Нос», поддерживал модернистов Альфреда Шнитке и Софию Губайдулину, к которым в Советском Союзе первоначально относились с предубеждениями.


Губайдулина, Шнитке и многие другие композиторы-современники в качестве благодарности посвящали произведения Рождественскому и его супруге, пианистке Виктории Постниковой. Он с удовольствием выступал со своими детьми, которые избрали путь музыкантов.


Геннадий Рождественский регулярно на протяжении многих десятилетий посещал Финляндию и зарекомендовал себя в качестве безусловного виртуоза в своем деле.


«От него исходил такой гипнотизм, поток музыки ощущался даже в одном его взгляде», — сообщил финский музыковед и пианист Эрик Тавастшерна (Erik Tawaststjerna) в обзоре для «Хельсингин Саномат» в 1975 году.


С другой стороны, он верил в себя во время выступлений настолько сильно, что иногда пренебрегал репетициями.


Позже Рождественского критиковали за равнодушный стиль руководства. В интервью «Хельсингин Саномат» он шутил, что приглашает самых злобных критиков на фестивали, чтобы те дирижировали оркестром так, как им хочется, и раздает зрителям затычки для ушей.


Шутить с серьезным выражением лица — типичная манера для Рождественского. Шнитке рассказывал, что он хотел отразить в своей первой симфонии именно Рождественского — переход из серьезного в комичное, и комичного в серьезное.


Эту двойственность заметили и в Финляндии, когда дирижер дурачился во время исполнения произведения Шнитке «Мертвые души» в 1999 году и даже закончил его взрывом смеха.


«Этот внешне похожий на гнома человек и элегантный дирижер мог бы быть потрясающим плутом и скоморохом», — говорил музыкальный критик «Хельсингин Саномат» Ханну-Илари Лампила (Hannu-Ilari Lampila).


Он продвигал в СССР финскую музыку и записал все симфонии композитора Яна Сибелиуса, был хорошо знаком и с другими представителями финской классической музыки, включая Вяйнё Райтио (Väinö Raitio) и Ууно Клами (Uuno Klami).


Рождественский получил музыкальное образование под началом отца-дирижера Николая Аносова, но взял фамилию матери, чтобы избежать обвинений в непотизме.


Он поднялся по карьерной лестнице и уже в 1960-х занимал ведущие позиции в московском Большом театре и Большом симфоническом оркестре Всесоюзного радио и центрального телевидения. В 1970-х он был дирижером Симфонического оркестра «Би-Би-Си» и Филармонического оркестра Стокгольма.


В СССР он получил всевозможные премии и использовал свой авторитет, чтобы критиковать бюрократию и даже насмехаться над ней.


В 2000 — 2001-е годы Рождественский вернулся в руководство московского Большого театра, но ушел, хлопнув дверью, так как лучшие певцы уезжали на гастроли за границу, потому что бюджет не позволял вернуть музыке былой блеск. Однако он все же вернулся в Большой театр, чтобы провести гала-концерт в свою честь.


В 2012 году Рождественский вернулся в московский Камерный музыкальный театр имени Покровского и в прошлом году мог бы стать дирижером оперы «Фрида и Диего» финского композитора Калеви Ахо (Kalevi Aho), если бы не был раздражен изменениями, которые произошли в руководстве и не прекратил сотрудничество в самый важный момент.


В конце прошлого года говорили, что Рождественский вновь вернулся в руководство театра, но здоровье пожилого мужчины в последние месяцы уже не было прежним.


Он любил хвалить финские оркестры, иногда используя крайне сомнительную «теорию Средиземного моря».


«Чем ближе оркестр находится к Средиземному морю, тем хуже он играет. На севере все обстоит лучше. Филармонический оркестр Хельсинки раскрепостился. Это чувственный и виртуозный оркестр», — похвалил он выступление оркестра в интервью «Хельсингин Саномат» во время одного из визитов в Финляндию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.