В стране разыгрываются сцены, которые Наталья не ожидала увидеть. В Бразилии — да, возможно, еще в Италии или Германии. Но в России?

На Красной площади, где обычно массовые собрания любого рода запрещены, сейчас проходит своего рода карнавал наций. Русские с флагами на плечах позируют с вездесущими перуанцами и фанатами из 30 других стран. В парке «Зарядье», расположенном неподалеку отсюда, сотня исландцев упражняется в исполнении своего фирменного «ху» — несогласованное собрание, которое для русских могло бы закончиться в тюрьме. И в фан-зоне у университета, где российские студенты месяц назад были задержаны из-за небольшой демонстрации, десятки тысяч болельщиков веселятся на празднике футбола.

И она в самом центре — 19-летняя Наталья, студентка отделения менеджмента, которой не особо нравился футбол и которая до этого безразлично относилась к политике, Путину или спорту.

Сейчас Наталья каждый день гуляет, как будто не может насладиться этим Чемпионатом. Но движет ею не столько футбол, сколько нечто другое, новое, немного анархичное. Своего рода ветер перемен в Москве.

«Я говорю на пяти языках, — рассказывает Наталья. — Я учила их, чтобы выбраться из этой страны. Сейчас я уже не так уверена. Мы, русские, словно изменились, даже мои бабушка и дедушка. Эйфория от Чемпионата заразительна».

В эти дни она видит изменившуюся, открытую миру страну. Но у нее возникли вопросы — почему все эти свободы касаются других, но не нас, россиян? И другой вопрос — как долго это продлится?

Футбол захватит Россию, громогласно объявили ФИФА и Владимир Путин. Скептический настрой был велик. Россия — страна без особых футбольных традиций, где еще несколько лет назад не было ни инфраструктуры, ни стадионов для проведения крупнейшего спортивного события мира. Но ответственные лица оказались правы. Чемпионат — снова главная вечеринка мира. Самая распространенная фраза, которую можно услышать в эти дни: кто мог подумать, что в России так круто?


Российская национальная сборная в подготовительных матчах играла ужасно, тренер команды Станислав Черчесов сказал в духе фатализма: «У меня такое чувство, что у нас половина страны только во время стартового свистка узнает, что у нас Чемпионат мира». Но он также сказал: «Мы долго заряжаем, но потом даем газу».

Именно это и происходит. Российская сборная вышла в 1/8 финала. В метро слышны спонтанные выкрики — «Рос-си-я!». Дети идут в школу с флагом на плечах. А российское государственное телевидение вечер за вечером показывает, какой крутой Россию считает мир.

Среди гостей — прежде всего жители Южной Америки, которые отвечают за настроение. У бразильцев везде домашние матчи, потому что половина россиян надевает желтые майки. Мексиканцы без церемоний превратили стадион «Лужники» в стадион Ацтека в Мехико.

Какой энергетикой матчи Чемпионата мира могут зарядить тех, кто переживает это впервые, заметно и в немецком лагере. Игрок национальной сборной Тимо Вернер сказал: «Настроение, действительно, невероятное. Я еще никогда такого не видел, поэтому это было действительно супер-ощущение». И поэтому хочется еще больше, сказал он.

Авраам Байона всю жизнь копил на Чемпионат мира. Он приехал вместе со своей 37-летней дочерью Денисс с севера Перу в Россию через Испанию и Белоруссию. Год за годом водитель автобуса откладывал на случай, если Перу при его жизни пройдет отбор на Чемпионат мира. Сейчас ему 66 лет. Кроме того, он взял ипотеку на свой дом, а его дочь, работающая медсестрой, помогла своими сбережениями, чтобы воплотить мечту жизни ее отца. До этого Байона никогда не выезжал из страны.

«Чемпионат мира стоил нам 20 тысяч долларов», — подсчитал он. И у него пока еще нет билетов на все матчи с участием Перу. Он подумывал о том, чтобы, как и его друг, набрать 25 кг и получить место для людей с лишним весом, потому что все стандартные билеты были уже проданы. 20 тысяч долларов за вылет Перу после групповых матчей? «Я делаю историю, — возражает Байона. — Для себя». Он говорит о своем участии в Чемпионате мира как о своем последнем желании. Здесь он окружен «братьями». Они отмечают праздник футбола, но они отмечают также и то, что сами они здесь.

Отец и дочь стоят на Красной площади в толпе перуанцев, одетых в красное. Они фотографируются с русскими, японцами, тунисцами. Перуанцы выглядят как инки. Мексиканцы — в сомбреро, японцы — как персонажи аниме. На первый взгляд, это собрание национальных клише. Но, с другой стороны, это большое единение народов, которое действеннее, чем некоторые конференции по вопросам мира.

А экспансивная политика России? Нарушения прав человека? Фальсификация выборов?

Байона не понимает вопроса. Он не хочет сейчас думать о политике. Он считает, что безопасность на высшем уровне, города чистые. Аэропорты современные. Бездомные собаки исчезли. Россия — отличная принимающая сторона. 2,5 миллиона гостей не могут ошибаться.

Так повсюду. Вопросы о политике и правах человека многих фанатов нервируют. В жизни нужно еще и веселиться — такова реакция. Таким уж плохим Путин не может быть, если он организует такое идеальное мероприятие.

Чемпионат мира уже сейчас стал большим успехом пропаганды для российского президента. Хотя политики из Европы еще и могут держаться в стороне, но жизнерадостные кадры из России расходятся по всему миру. Повсюду восторг и готовность помочь со стороны россиян, которых представляли сдержанными, если не холодными. Никто больше не говорит о том, что решение восьмилетней давности провести чемпионат в России было спорным из-за коррумпированности ФИФА, или о допинге, или о вторжении на Украину.

Как и прежде, государство жестко пробивает свою линию. Когда студенты протестовали против фан-зоны, которая обошлась в 40 миллионов долларов из госбюджета, а для ее сооружения уничтожили часть парка, дело дошло до арестов. Кто в социальных сетях критиковал аннексию Крыма, мог оказаться перед судом. Оппозиционный политик Сергей Митрохин был задержан на прошлой неделе, потому что активно протестовал против принятого к началу Чемпионата решения о повышении пенсионного возраста.

«Обними своего соперника»

Но фанаты ничего этого не ощущают. ФИФА на этот счет не высказывается. Как и Немецкий футбольный союз. И это можно расценить как успех Путина.

В других городах проведения Чемпионат ощущается иначе. Например, Ростов-на-Дону. Город расположен в 1 000 км к югу от Москвы. В самолете, заполненном мужчинами-фанатами, слышны ликование и неприличные замечания в адрес стюардессы, проходящей мимо. Чемпионат производит впечатление четырехнедельного путешествия в честь дня отца или мальчишника.

В Ростове-на-Дону среди панельных домов можно наблюдать осторожное сближение двух миров. Швейцарские и бразильские фанаты обнимают друг друга и вместе играют в футбол. Русские с интересом смотрят на них, будто хотят сказать: вот что может футбол. Объединение наций.

Люди, которые обычно не так много путешествуют, рядом со своим домом видят много интересного: иранские девушки, которым у себя на Родине не разрешено бывать на стадионах, здесь ходят на матчи, некоторые даже без платков. Японцы с пакетами в руках убирают мусор на стадионе после матча, а колумбийцы и сенегальцы следуют их примеру.

В Санкт-Петербурге сотни тысяч фанатов идут в фан-зону — центр футбольного веселья. Улицы вдоль каналов заполнены людьми, как в Венеции. В фото-кабине под названием «Обними своего соперника» фанаты могут запечатлеть объединение наций. Утром они вместе отсыпаются после гуляний на тротуарах и выкуривают «косяк». Даже законы о наркотиках в России на время проведения Чемпионата были без церемоний ослаблены. Россияне, как и Наталья, задаются вопросом: почему это вдруг все стало разрешено?

Случаются некоторые прецеденты, но это скорее исключение. Погромов российских ультранационалистов, которых опасались, пока не было. Двое англичан продемонстрировали гитлеровское приветствие в бывшем Сталинграде, и их быстро задержали. Бразильцев, которые провинились в приставании к женщинам, отпустили домой.

В этом смысле Чемпионат мира стал не только праздником наций, но и корректировкой, которая может подтолкнуть россиян к размышлениям. Мексиканский футбольный союз будет оштрафован, поскольку фанаты выкрикивали гомофобные высказывания в адрес Мануэля Нойера. Против Сербии завели дело после того, как фанаты-националисты на стадионе стали почитать палача боснийской войны генерала Младича. Ценности мира — толерантность, открытость, многообразие, отсутствие насилия — противоречат ценностям российского правительства.

При этом Чемпионат в России больше, чем когда-либо, является мероприятием мигрантов-полиглотов. 65% игроков зарабатывают за границей. 82 из 736 игроков родились за пределами своей страны, а в случае сборных Марокко и Швейцарии эта доля составляет более трети. Тренеры национальных сборных представляют различные страны. А стиль игры уже давно не является характерным для страны, нет больше тевтонской машины, бразильской красивой игры («jogo bonito»), британской игры по принципу «бей-беги» («kick and rush»).

Изменит ли Чемпионат мира Россию? Или российская летняя сказка об открытости и плюрализме останется именно сказкой, которая не станет былью?

Режиссер Юлия Меламед сказала: «Это опыт радости и единения, опыт существования России как части Европы не забудется просто так, вдруг. Он останется и повлечет за собой изменения. Может быть, революционные».

Наталья размышляет некоторое время. «Было бы здорово, — говорит она. — Но, боюсь, это короткая летняя любовь». С ностальгией, постоянным спутником русской души, я потом буду вспоминать короткое лето 2018, говорит она. Она говорит это по-английски, и звучит это словно название песни — «Back in the summer of 2018».