Опасения по поводу возможного повышения цен на продовольственные товары лишают сна министра финансов Моше Кахлона. Кахлон хотел бы, чтобы граждане воспринимали его в качестве этакого Санта-Клауса, раздающего подарки. Поэтому ожидаемое повышение цен на овощи, молочные изделия и птицу ужасно его пугает.


Причины израильской дороговизны известны, их много: высокие пошлинные сборы, сельскохозяйственные профсоюзы-лобби («моацот»), производственные и торговые монополии, монополисты-импортеры, высокая стоимость сертификатов кошерности, бюрократия, применяющая избыточное регулирование и т. п.


Но есть еще одна причина, которую обычно не замечают, она скрыта от постороннего взгляда. Речь идет о барьере, не связанном с высокими пошлинами, который мешает конкуренции на рынке и дает возможность производителям сельхозпродукции повышать цены. Вот вам пример. Хаим, импортер овощей и фруктов, обратил внимание на то, что в последние недели растут цены на помидоры и решил привезти десятки тонн томатов из Турции.


Хаим связался с министерством сельского хозяйства, там ему сказали, что есть простое правило: как только в течение 4 дней подряд оптовая цена на килограмм помидоров поднимается выше 6 шекелей (цена для потребителя уже взлетела до десяти), министерство дает лицензию на беспошлинный импорт — с целью снижения стоимости товара. Хаим взял на себя риск, надеясь, что цена не упадет внезапно, приобрел 150 тонн помидоров и отправил их в Израиль в холодильных установках. Параллельно он договорился о цене с несколькими торговыми сетями в стране. Товар прибыл быстро, но для того, чтобы его растаможить, следовало предоставить лицензию на импорт.


Чиновник министерства сельского хозяйства внезапно отказался давать лицензию, сославшись на некие «соображения». Но вы же сказали, что единственное условие — повышение цены, изумился Хаим. Правила изменились, ответил чиновник. Выяснилось, что министр сельского хозяйства Ури Ариэль в стремлении заручиться симпатией сельскохозяйственных лобби договорился с производителями помидоров о том, чтобы те не слишком повышали цены на продукт, а он, в свою очередь, отменит беспошлинный импорт. А если цены все же взлетят из-за создавшегося дефицита? За это будет расплачиваться потребитель. Именно это и происходит сейчас.


Хаим потерял деньги, заплатил пошлину в размере 140 тысяч шекелей из своего кармана. Больше он не станет импортировать помидоры. Цены продолжат расти. «Почему ты не везешь помидоры из Иордании, это дешевле и ближе?» — спросил Штрасслер импортера. Тот рассказал, что иорданские помидоры проверяют с необычайной строгостью, потому, что нередко в них якобы обнаруживается некий вирус. На самом же деле — из-за их низкой стоимости. Однажды Хаим получил сообщение, что в закупленных им иорданских помидорах найден вирус, и товар следует вернуть обратно.


Позднее выяснилось, что никто не проверял товар, как того требует инструкция. Просто решили и все. Когда же удалось заставить таможенников проверить товар по правилам, никакого вируса найдено не было. Но прошло два дня — помидоры испортились на жаре. Цена на них упала. Были потеряны деньги. Похожая методика используется при импорте яблок — проверяется каждая партия товара под увеличительным стеклом — вдруг будет найден какой-нибудь червяк. В итоге многое бракуется. Цены на яблоки в магазинах — заоблачные.


Недавний отчет OCED подчеркивает, высокая стоимость продуктов питания в Израиле — в основном результат государственного протекционизма в отношении местных сельскохозяйственных лобби. Моше Кахлон прекрасно об этом знает. Но ничего не предпринимает по этому поводу.