Бумага не является оружием — в обычном виде. Но тонкие бумажные полоски длиной 27 и шириной в несколько сантиметров могут превратиться в оружие, если на обе их стороны напылить тонкий слой алюминия.

Скопления таких полосок отражают электромагнитные импульсы с длиной волны в 2,4 метра, то есть точно на частоте, на которой во Второй мировой войне работали радары раннего обнаружения модели «Фрейя» (Freya) немецкого люфтваффе. Обработанная таким образом бумага была идеальным средством для дезориентации вражеской разведки: пара сотен полосок отражали импульсы так же как тяжелый бомбардировщик. Это было настоящим секретным оружием — неожиданным и высокоэффективным.

Но у него был один важный недостаток: как только бумажные полоски применили впервые, они перестали быть секретом. Ведь из сброшенных в массовом количестве экземпляров несколько штук в первый же день попали в руки немецких оккупационных органов или местных служб Вермахта. Специалистам люфтваффе не составило никакого труда понять принцип их действия.

Поэтому командование Королевских военно-воздушных сил (Royal Air Force/RAF) долгое время не решалось пускать в ход эту инновацию, защищенную кодовым названием «Виндоу» (Window). Там решили, что если уж это делать, то только когда речь пойдет о действительно большой цели. Например, о втором по величине городе Германии.

В конце июля 1943 час настал. Гамбург был одной из главных целей Бомбардировочного командования ВВС Великобритании. Берлин и Рурская область к тому моменту уже подверглись тяжелым бомбардировкам с опустошительными разрушениями. Теперь настала очередь самого важного порта третьего рейха.

В соответствии с «Касабланкской директивой», принятой на встрече президента США Франклина Д. Рузвельта и премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля в марокканском городе Касабланка в начале 1943 года, главной задачей должно было стать «прогрессивно нарастающее разрушение и дезорганизация военной, промышленной и экономической системы Германии», а также «подрыв морального духа немецкого народа до такой степени, при которой способность его к вооруженному сопротивлению смертельно ослабнет».

В налете на Гамбург эти две цели почти идеально комбинировались: город с населением на тот момент в 1, 6 миллиона человек был, с одной стороны, крупным индустриальным центром, имеющим огромное значение для немецкой военной промышленности, с другой стороны, не был оплотом национал-социалистов, о чем убедительно свидетельствовали результаты выборов до 1932 года.

Поджог с самолетов

Если в значительной степени разрушить этот город, то это будет иметь множественный эффект, надеялось командование британских ВВС: во-первых, будет нанесен ущерб военному производству и снабжению вермахта; во-вторых, устранение даже самых крупных разрушений свяжет ресурсы режима, которые поэтому не смогут быть использованы в других местах; в третьих, имеется перспектива, что население восстанет против НСДАП.

Таков во всяком случае был расчет военных планировщиков, работавших круглыми сутками в Хай-Уикоме, городке в 50 километрах к западу от Лондона, над соответствующими стратегиями. Самым подходящим моментом для налета Бомбардировочное командование посчитало середину лета.

В субботу 24 июля 1943 года настал этот момент. Около 23 часов радио в Северной Германии объявило: «Крупные вражеские соединения на подлете к Гельголандской бухте». Однако многие из радарных эхо были на самом деле отражениями от «виндоус» — впервые примененных над Европой бумажных полосок с алюминиевым покрытием.

Это был первый из пяти ночных авианалетов, произведенных до 4 августа 1943 года. Их дополнили две дневные бомбардировки американских ВВС. В результате портовый город Гамбург пережил самые тяжелые воздушные налеты, которым до сих пор подвергался какой-либо город в мире. Операция носила кодовое название «Гоморра», и этому библейскому прототипу соответствовал и результат: около 40 тысяч человек погибли, 280 тысяч квартир были разрушены.

С начала войны этот ганзейский город повергался авианалетам 137 раз, они стоили жизни 1 500 человекам, 25 тысяч жителей лишились крыши над головой. Но теперь кошмар обрел новое измерение.

В первую ночь 791 британский бомбардировщик сбросил над городом свой смертоносный груз, при этом почти не пострадав от совершенно дезориентированной немецкой противовоздушной обороны. Затем во время начавшихся работ по разбору развалин был совершен первый дневной налет — во второй половине дня 25 июля 1943 года приблизительно 100 американских бомбардировщиков атаковали город. Через 20 часов еще 71 американский бомбардировщик совершил налет на гамбургский порт, ночью того же дня для создания паники среди населения город атаковало несколько британских скоростных бомбардировщиков, также под защитой и при поддержке «виндоус».

Но пик катастрофы Гамбургу еще предстояло пережить: в ночь с 27 на 28 июля 1943 года 739 британских четырехмоторных бомбардировщиков сбросили свой груз над районами города восточнее центра. Из-за возникших там пожаров образовался опустошительный огненный смерч — впервые во время войны в большом немецком городе. Ураганный ветер разносил пламя по целым кварталам. Районы Ротенбургсорт, Хаммерброок и Боргфельде были полностью разрушены, также в Айлбеке, Бармбеке и Вандсбеке на многих улицах остались лишь голые стены.

На оставшиеся два военных года разрушенный Гамбург был для гитлеровской Германии лишь обузой. «Серии подобных налетов, если их распространят еще на шесть больших городов», — считал гитлеровский министр вооружений Альберт Шпеер (Albert Speer), — парализуют военную промышленность Германии«.

 

А что же стало с «виндоус»? Когда в течение 25 июля 1943 несколько экземпляров этого секретного оружия попало в руки экспертов люфтваффе, они сразу поняли, о чем идет речь. Потому что под кодовым названием «Дюппель» (Düppel) ученые Германа Геринга сами экспериментировали с 1941 года с полосками из станиоля для создания помех на радарах. Но для того чтобы не открыть противнику секрет оружия, оно применено не было.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.