9 июля в путь отправилась очередная экспедиция проекта «Миссия Сибирь». Правда, на этот раз в силу обстоятельств, пунктом назначения миссии оказалась не Россия, а Казахстан. Еще в конце июня Москва попросту отказалась выдать визы участникам проекта, демонстрируя тем самым свое недовольство политикой Литвы. «Миссия Сибирь» является общественным молодежным проектом. Цель каждой экспедиции — привести в порядок места захоронения ссыльных из Литвы, оказавшихся на чужбине в результате советских репрессий. Стоит отметить, что «Миссия…» и раньше ездила в Казахстан (например, в 2009 году), куда шел один из потоков репрессированных из Литвы, однако похоже, что в ближайшие годы эта страна станет единственным маршрутом для экспедиций.

Как следует из официального заявления российского МИД, демарш с невыдачей виз связан с тем, что Литва «ужесточила позицию в вопросах мемориальной деятельности России на территории Литвы». Вильнюс также обвиняется в том, что не желает «возобновлять работу над проектом двустороннего соглашения по воинским захоронениям», которое, по мнению российского МИД, «позволило бы подвести правовую основу под мемориальную деятельность России в Литве и, соответственно, Литвы в России».

Аргументы российского дипломатического ведомства, как уже стало обыденно в последнее время, звучат довольно неубедительно. Можно начать с того, что у Литвы нет воинских захоронений на территории России. Литовцы, умершие в Сибири или степях Казахстана, оказались в тех краях не по своей воле и не с оружием в руках. Москва довольно часто забывает этот крайне важный исторический аспект.

Второй важный момент состоит в том, что нет особой необходимости «подводить правовую основу» под мемориальную деятельность России на территории Литвы, поскольку такая основа существует. Если говорить проще, Россия вправе осуществлять мемориальную деятельность в рамках действующего законодательства Литовской Республики. Другое дело, что Москве, судя по всему, не нравится то, что написано в литовских законах, но тут, как говорится, ничем помочь не можем.

В заявлении российского МИД косвенно высказывается недовольство новой редакцией «Правил благоустройства значимого для иностранных государств недвижимого культурного наследия», разработанных Министерством культуры Литовской Республики. Закономерно и то, что соответствующие обновленные «Правила…» были утверждены 27 июня, а решение России не выдать визы участникам проекта «Миссия Сибирь» появилось 29 июня.

Отметим, что и в своем ответе на позицию России литовский МИД констатировал, что данный российский «демарш является ничем иным, как попыткой оказать давление на процесс принятия решений внутри Литвы и принудить к заключению межправительственного соглашения, которое противоречит национальным интересам Литвы». Шаг вполне в духе современной российской политики, поскольку Москва продолжает ошибочно рассматривать постсоветское пространство в качестве зоны своего влияния.

Ознакомившись с упомянутыми правилами, можно понять, что в них не устраивает Россию (однако данное «понимание» не служит оправданием для позиции Москвы). Новые «Правила…» довольно ясно и четко оговаривают мемориальную деятельность другого государства на территории Литовской Республики. Согласно им, самовольная установка новых памятников, монументов и переоборудование мемориалов становится абсолютно незаконной. Все подобные шаги могут проводиться лишь в соответствии с установленным порядком под контролем Литвы. Например, допускается переустановка памятников, находящихся в аварийном состоянии, в том виде, в каком они были прежде, но без запрещенных в Литве нацистских и советских символов.

Можно предположить, что костью в горле для России является и требование согласовывать дополнение надписей на существующих мемориальных досках или тексты новых мемориальных надписей с Центром исследования геноцида и резистенции жителей Литвы. Стоит напомнить, что Литва однозначно рассматривает время, проведенное в составе Советского Союза, как период оккупации, к которому привели события перед и после Второй мировой войны. Таким образом, требование согласовывать надписи лишает российское посольство возможности продвигать возрожденные пропагандистские нарративы, уходящие корнями еще в советские времена, при помощи установки новых мемориальных объектов.

По поводу «Правил…» необходимо акцентировать еще как минимум два момента. Во-первых, правила распространяются на все иностранные государства, желающие осуществлять соответствующую мемориальную деятельность на территории Литовской Республики, но ожидаемо вызвали нарекания только у России. Во-вторых, правила никак не ограничивают уход и присмотр за мемориальными объектами — в том числе и за захоронениями (бюрократические процедуры включаются лишь в случае, если есть желание внести изменения в существующий мемориал). Иностранное посольство, если желает, может это делать без всякого согласования, что и отмечено в «Правилах…», т.е., опять же, под это подведена правовая основа.

В заключении хочется сказать, что отказ выдать визы участника «Миссии Сибирь» со стороны России нисколько не удивляет. Скорее удивительно, что это произошло только сейчас. Москва в последнее время все активнее пытается скрыть память о советских репрессиях, которые не укладываются в пропагандируемую картину «счастливого советского прошлого». При том, и участники миссии ранее отправлялись не в репрезентативные российские регионы и видели проблемы российской глубинки своими глазами. С другой стороны, это способствовало установлению настоящих и искренних контактов между людьми, в целом находящихся вне политики.

Борьба с мертвыми «портит карму» в любом случае. Возможно, что при иных обстоятельствах Литве и России удалось бы договориться в двустороннем порядке о взаимной мемориальной деятельности, но, к сожалению, мемориальная политика, как и иные области политики, в современной России сильно идеологизирована. Более того, Россия проводит открытую недружественную политику в отношении не только Литвы, но, например, и Европейского Союза (что признано и зафиксировано в соответствующих документах ЕС).

В подобной геополитической ситуации договориться о чем-либо вообще сложно, поэтому даже мертвые становятся заложниками данного положения. Впрочем, нет сомнений, что для «Миссии Сибирь» найдется немало работы и в Казахстане. С этим государством у Литвы в целом нет исторических разногласий, а советский репрессивный аппарат оставил следы своей преступной деятельности и там. Как отметили участники нынешней экспедиции, отправляясь в путь, слово «миссия» в названии проекта важнее, чем «Сибирь».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.