Этим летом Финский залив страдал от худшего случая цветения сине-зеленых водорослей за последнее десятилетие, хотя количество удобрений, попадающих в Финский залив, уменьшилось с начала этого столетия в два раза. Хельсинкской комиссии Хелком (Helcom), которая борется за сохранение Финского залива и стремится к сокращению выбросов фосфора на 15 тысяч тонн к 2021 году, еще предстоит много работы.

Большая часть удобрений и питательных веществ попадает в Балтийское море из России. Очистка сточных вод многих городов Ленинградской и Калининградской областей оставляет желать лучшего.

Например, срочный ремонт требуется канализационной системе Выборга, чтобы начать активно использовать уже установленное  устройство для очистки сточных вод от фосфора. Устройство, переданное городу Фондом имени Джона Нурминена (John Nurminen Foundation), не спасет ситуацию, если хотя бы часть сточных вод будет попадать в Выборгский залив неочищенной.

На Карельском перешейке работают 17 птицефабрик. Они производят в качестве отходов миллионы тонн куриного помета  —  это десятки тысяч тонн фосфора, которые попадают в окружающие леса и бассейны. Из них питательные вещества поступают напрямую в Финский залив, еще больше ускоряя процесс эвтрофикации Балтийского моря.

Эту проблему российских птицефабрик пытаются решить уже более десяти лет. На деньги налогоплательщиков Северной Европы проводятся многочисленные исследования, соседние страны и финансовые учреждения предлагали спонсировать и давать суммы в долг для исследования проблем Балтики. Желаемые результаты не были достигнуты, поскольку в России привыкли загрязнять окружающую среду. Политика пряника не помогает: чиновники не обязывают птицефабрики решать вопросы отходов производства экологичными методами.

Страны Северной Европы придерживаются прагматичного подхода, когда продвигают вопросы экологии в России. Совет министров стран Северной Европы поддерживает вопросы экологии, и международные финансовые учреждения спонсируют проекты в России, которые улучшают состояние Балтийского моря. Однако сотрудничество ведется в духе времен финляндизации —  на условиях, выгодных для России.

Чиновники Калининграда нехотя строили очистные сооружения в городе 40 лет. В Петрозаводске очистные сооружения строили больше 15 лет. Проекты осуществлялись на деньги и займы иностранных спонсоров.

На полигоне Красный Бор, который находится недалеко от Санкт-Петербурга, проблемы загрязнения окружающей среды начали решать после десятилетних промедлений. Но координация проектов в основном находится в руках иностранных сторон. Россия издевается над спонсорами и партнерами по сотрудничеству, безбожно растягивая сроки.

После оккупации Крымского полуострова и решения ЕС ввести антироссийские санкции сотрудничество со странами Северной Европы стало ограниченным. Инвестиционный банк стран Северной Европы на данный момент не финансирует новые проекты по решению проблем экологии в России. Экологическое партнерство Северного измерения (ЭПСИ, NDEP — Northern Dimension Environmental Partnership) не может финансировать новые экологические проекты без помощи международных финансовых учреждений. Министерство экологии Финляндии прекратило программу сотрудничества с сопредельными регионами в 2012 году, новая партнерская программа взамен предыдущей не была создана.

Таким образом, ответственность за решение экологических проблем России все больше ложится на плечи самой России. Россия сможет найти в своей казне деньги на решение экологических проблем — если на это хватит политической воли.

Российское государство выделило на финансирование Чемпионата мира по футболу 10 миллиардов евро, однако такого же упорства в отношении решения вопросов окружающей среды не наблюдается.

Россию нельзя воспринимать как беспомощную развивающуюся страну, которой необходимо подаяние стран Северной Европы, чтобы решить созданные ею же самой экономические проблемы. Чтобы действительно избавиться от синдрома финляндизации, всему международному сообществу нужно привлечь Россию к ответственности за экологические преступления и прекратить относиться к России по-особенному. Все государства региона Балтийского моря должны равноправно нести ответственность за спасение нашего общего моря.