Неожиданно возник вопрос, а не является ли чтение произведений Уильяма Шекспира слишком тяжким испытанием для некоторых студентов? В таких пьесах, как «Тит Андроник» кровь течет ручьем, да и вообще, убийства — как преднамеренные, так и случайные — были темами многих произведений еще до того, как появился телесериал «Место преступления». Студенты британского Кембриджского университета пришли недавно к заключению, что особо ранимые студенты должны быть ограждены от Шекспира. Активисты борются за то, чтобы изучаемые в университете пьесы были снабжены предупредительными предостережениями, так называемыми trigger warnings.

Кембриджские активисты не одиноки. И в других образовательных учреждениях некоторые классические произведения с недавних пор считают проблемными, а то и опасными. Так, студенты в США борются за то, чтобы на семинарах при чтении «Метаморфоз» древнеримского поэта Овидия их предупреждали о проблематичных текстах сексуального характера. Или же о том, что образ женщины в «Великом Гэтсби» Скотта Фитцжеральда спорный, или что повседневная жизнь в XIX-ом веке, например, в «Приключениях Гекльберри Финна», была пронизана расизмом. Поэтому во многих университетах преподаватели подготавливают молодых людей к тому, что некоторые тексты содержат пассажи, способные привести их чувства в смятение. Предполагается, что таким образом пережившие какие-либо психологические травмы студенты будут предупреждены о возможной эмоциональной конфронтации с темами, которые могут вскрыть их зарубцевавшиеся душевные раны.

Идея — сама по себе благородная, но она вызвала и поток критики. Так, например, психолог Джонатан Хайдт (Jonathan Haidt) совершенно справедливо спрашивает, как взрослые люди должны будут ориентироваться в подчас суровой жизни, если в их бытность студентами с ними обращались слишком бережно? По его мнению, такие предостережения могут оказаться контрпродуктивными и наоборот лишь усилить уже имеющиеся страхи.

Доказательства тому дало исследование, недавно опубликованное группой психологов из Гарвардского университета под руководством Бенджамина Беллета (Benjamin Bellet). Исследователи давали испытуемым читать отрывки из произведений Федора Достоевского, Германа Мелвилла (Herman Melville) и других авторов, в которых присутствуют сцены подчас кровавого насилия. Если участники эксперимента перед чтением видели указание на то, что в текстах они встретят «волнующие сцены, способные вызвать у них чувство страха», то на некоторых оно воздействовало как предсказание того, что непременно случится. Те из испытуемых, которые верили в темную силу слова, ощущали после чтения больший страх, если перед этим они прочитывали предупреждение.

«Наблюдаемый эффект незначителен», — признались психологи. Но даже если дальнейшие исследования не подтвердят усиления страхи под воздействием предупреждений, то факт остается фактом: эти предупреждения не смягчают и не предотвращают страхов, то есть они бессмысленны. Как считают психологи из группы Беллета, в любом случае эта идея противоречит доказавшим свою эффективность способам лечения психологических травм. Вместо того чтобы полностью оберегать пациентов от критических раздражителей, их подвергают таким раздражителям в малых дозах и таким образом приучают справляться с ними. Ранимые студенты могут воспринять предупреждающие указания как повод для того, чтобы вообще избегать чтения волнующих текстов. Но такое случалось во все времена, молодые люди отказывались читать классическую литературу и раньше, но только по совершенно банальной причине — потому что считали ее безумно скучной.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.