Голливудские фильмы показывают нам нечто среднее между раем и адом при изображении исторических фактов. С одной стороны они позволяют широкой публике познакомится с забытыми периодами нашего прошлого. С другой, иногда они настолько свободно трактуют исторические факты, что порождают у зрителей совершенно ошибочные представления. Именно так и произошло с фильмами о проституции в Древнем Риме. На больших и малых экранах эти эпизоды изображаются в окружении роскоши и гламура, а в реальности обычно дело происходило в вонючих трущобах и под пристальным наблюдением сутенера, который с нетерпением ждал окончания оказываемой «услуги», чтобы запустить следующего клиента. Примерно так же — без намека на роскошь — работали независимые «меретрики» (распутные женщины), которые были заклеймены бесчестием в обществе.

В Древнем Риме отношение к проституции было двойственным. В обществе, в целом, она рассматривалась как необходимое зло. Даже такие авторы, как Катон Старший (Cato Major) (234-149 до н.э.) признавали за проституцией несомненную пользу, позволявшую молодежи предаваться своим самым низменным устремлениям, «не приставая к женам других мужчин». Вместе с тем, наряду с такой точкой зрения, как объясняет историк Люсия Авиаль (Lucía Avial) в своей книге «Краткая история повседневной жизни в Римской империи» (Nowtilus, 2018), «римляне считали людей, предлагающих свое тело за деньги, самыми презираемыми в обществе».

Какой же была все-таки проституция в Древнем Риме? На самом деле эта деятельность постоянно эволюционировала как в эпоху Республики, так и во времена Империи. Кроме того, совершенно ясно, что «древнейшая в мире профессия» появилась уже в сам момент зарождения города. Так утверждает историк Кармен Эррерос Гонсалес (Carmen Herreros González) в своем докладе «Римские проститутки: свободные женщины без прав». И по ее словам, сами основатели Рима были вскормлены одной из тружениц сферы сексуальных услуг. «Действительно, традиция повествует о некоей волчице, лупе (lupa), что на латинском языке означает шлюха, которая отдалась богу Марсу, получив в вознаграждение за предоставленное наслаждение одного из богатейших людей в мужья», — объясняет автор.

Необходимое зло

Изначально фигура проститутки постоянно присутствует в жизни Рима. Тем не менее, только во времена Второй Пунической войны (в ходе которой Ганнибал выступил против римских легионов между 218 и 201 годами до н.э.),удовлетворение похоти стало восприниматься как часть досуга гражданина. Как утверждает Рубен Монтальбан (Rubén Montalbán), исследователь Департамента антропологии, географии и истории Хаэнского университета в своем докладе «Проституция и сексуальная эксплуатация в Древнем Риме»: «Начиная с этого времени проституция появляется как неотъемлемый элемент жизни римлян. Она рассматривалась как деятельность, необходимая для защиты матрон (замужних женщин безупречного поведения) от опасности.

Знаменитый комедиант Плавт (Plautus) (254-184 до н.э.) четко изложил такой подход к проституции в одном из своих многочисленных текстов: «Никто не возражает, никто не запрещает тебе покупать то, что продается, если у тебя есть деньги. Никто никому не запрещает идти на улицу, где находятся проститутки. Занимайся любовью, с кем хочешь, главное, чтобы ты не вмешивался в чужие частные дела. Я имею в виду, что ты должен держаться подальше от замужних женщин, вдов, девственниц, а также мужчин и юношей из семей римских граждан».

Такого же мнения придерживался и писатель I века н.э. Валерий Максим (Valerius Máximus), рассказывающий забавную историю о том, как отец посылает своего сына в публичный дом, чтобы он охладил свои желания и перестал приставать к женщине, которая уже жила с другим мужчиной.

Даже сам Катон Старший (прозванный также «Цензором» за защиту римской чести и морали) смотрел положительно на существование домов терпимости. Однажды он поздравил молодого человека, выходящего из лупанария, поскольку эти действия юноши помогали ему избегать приставания к какой-либо матроне. Та же Эррерос в своей работе «Следуй за мной: по следам проституток в Древнем Риме» рассказывает, что «даже женатых мужчин оправдывают» когда они поддерживают сексуальные отношения с проститутками, потому что так они даже «оздоровляют свой брак». «Это доказывает, что деятельность проституток направлена на укрепление здоровья общества», — утверждает историк Жан-Ноэль Робер (Jean-Noël Robert) в своей книге «Римский эрос: секс и мораль в Древнем Риме».

Однако, хотя проституция и считалась необходимым злом, женщины легкого поведения, которые «таким образом зарабатывали себе на жизнь», были презираемы обычными гражданами. «В римском обществе главным чувством по отношению к представительницам древнейшей профессии было презрение. Считалось, что проститутки лишены морального достоинства как раз из-за того, что продают себя», — указывает Авиаль. По ее мнению, они находятся на самой нижней ступени общества, так как «выставляют на продажу свое тело, а не посвящают его исключительно продолжению рода, как это делают нормальные женщины».

Эррерос добавляет, что проституток называют «тупоумными», «термин, который в римском праве указывает не только на низкую мораль, но и вообще на правомочность».

Типы проституток

Так как же римская женщина превращалась в проститутку? Обычно, и в эпоху Республики и во времена Империи, распутницы происходили из наиболее бедных семей, оставлявших их без должного внимания сразу же после рождения. Это могли быть также нищие попрошайки, рабыни, которых просто заставляли продавать свое тело, или преступницы. Тем не менее, по мнению Эррерос, были и свободные горожанки, которым просто нравился подобный образ жизни, а также изнасилованные девушки, выбирающие эту работу после совершенного над ними надругательства. «Последние особенно страдали из-за лежащего на них клейма позора, так как, вдобавок, их же самих и обвиняли в произошедшем», — добавляет Авиаль.

Кроме того, представительницы древнейшей профессии делились еще и на различные категории. Выше всех остальных считались куртизанки. Это были проститутки класса люкс, красивые, утонченные, с хорошими манерами, которые могли проводить месяцы со своими постоянными клиентами. Они были уважаемы нанявшими их мужчинами, и им даже позволялось участвовать в мужских разговорах, высказывая свое мнение (нечто совершенно невозможное для всех остальных проституток).

Вместе с тем, они должны были демонстрировать своему клиенту такое же уважение, какое они оказывали бы своим мужьям, поведение, не характерное для остальных проституток. «Но это уважение ни в коем случае не должно было походить на так называемый "affectio maritalis" (любовь супружеской пары), поскольку тогда могла быть поставлена под сомнение профессиональная репутация проститутки», — объясняет та же Эррерос, а также и другая историк Мари Кармен Сантапу Пастор (Mari Carmen Santapu Pastor) в своем совместном исследовании «Проституция и супружество в Риме. Союз де-факто или де-юре?».

Далее следовали хозяйки кабаков или постоялых дворов, женщины, которые не были проститутками, как таковыми, но которые, управляя корчмой или трактиром, были не прочь подзаработать, поддерживая сексуальные отношения со своими клиентами. И не случайно обычно римляне ассоциировали профессию трактирщицы с занятиями проститутки. «Эти женщины чаще всего были замужем, но их мужьям было совершенно безразлично, чем они занимались», — заключают авторы. К последней категории относились молодые девушки, не имеющие денег на житье, или рабыни, оказывающие сексуальные услуги в борделях.

В зависимости от категории проститутки клиенты и платили им обычно от двух до шестнадцати ассов (что соответствовало одному серебряному денарию) за оказанные сексуальные услуги. Главнейшим условием всегда было вручение денег авансом. Чтобы понять, сколько примерно стоила эта «услуга», скажем, что римские легионеры получали в начале второго века зарплату в размере 300 денариев в год. По крайней мере именно это говорят Жоэль Ле Галль (Joël Le Gall) и Марсель Ле Глэй (Marcel Le Glay) в своей книге «Римская империя», вышедшей в издательстве Акаль (Akal).

Жестокость борделя

Из всех мест для занятий сексом с проститутками наибольшей популярностью пользовались лупанарии, или бордели. Они располагались в самых посещаемых районах Рима. По словам Эррерос в квартале Субура (между Квириналом и Виминалом) находились наиболее известные публичные дома, в то время как в районе Трастевере (в центре города) можно было обнаружить самые зловонные и грязные дома терпимости.

«Самой дурной славой во всем Риме пользовался перенаселенный квартал Субура, являвшийся убежищем для бандитов, наемных убийц, сутенеров, сводников, управляющих гладиаторами ланистов и проституток из самых низших социальных слоев», — добавляет Монтальбан. Согласно Плавту, в этом районе можно было легко «снять самых дешевых проституток» или увидеть отцов семейств, предлагающих секс со своими женами или детьми, чтобы выжить. «В этих кварталах с узкими улочками было множество проституток самого низкого пошиба, которые из-за высокой цены за наем помещений проживали совместно в небольших грязных комнатках», — добавляет Монтальбан.

В любом случае в этих кварталах было очень легко найти бордель, так как хозяева заведений обычно устанавливали на входе каменный фаллос, окрашенный красной киноварью. «Стоящий мужской член считался символом удачи, и поэтому его часто можно было увидеть на рисунках, приглашающих туда, где эти услуги могли быть оказаны», — добавляет автор книги «Краткая история повседневной жизни в Римской империи».

Внутри этих лупанариев обстановка просто отвратительная. Неприятные запахи, стены разукрашены непристойными рисунками, сделанными руками клиентов. Проститутки работали в маленьких «клетушках», где они принимали посетителей. На дверях комнаты хозяин мог написать имя проститутки (зачастую фальшивое) и ее сексуальную специализацию. Стены внутри, как и снаружи, были покрыты неприличными картинками.

В самых бедных борделях для простонародья комнатки проституток больше напоминали пещеры или подвалы с крутыми сводами, называемые «дырой». Римский писатель Гораций уверял, что в этих «дырах» стояла такая тошнотворная вонь, что побывавшие там еще долгое время после посещения носили ее за собой.

Центральным персонажем публичного дома был сутенер (сводник). Практически он был хозяином заведения и, среди всего прочего, ответственным за наем или куплю рабынь для занятий проституцией. «Как правило, у него была очень плохая репутация, поскольку речь обычно шла о человеке морально нечистоплотном и недобросовестном, который не имел права занимать государственные должности», — поясняет Эррерос.

Сутенер должен был контролировать и клиентов, следя за тем, чтобы они не превышали лимит времени, установленный для совокупления. «К этому следует добавить, что половой акт в эпоху римлян не подразумевал никаких предварительных любовных ласк, которые сейчас считаются просто необходимыми», — заключает эксперт. Так, в одной из надписей на стене борделя в Помпеях еще и сегодня можно прочесть: «Пришел сюда, отымел и вернулся домой».

И наконец, у сводника были также несколько жетонов с указанием цены, на которых изображались различные сексуальные позиции. И хотя не все согласны с этим, наиболее вероятно, что они употреблялись сутенером при общении с иностранными клиентами, помогая им выбрать определенную «специализацию проститутки».

Сексуальные привычки

Следует ясно понимать, что основными действующими лицами публичных домов были все же сами проститутки, а не тираны-сутенеры. Все авторы соглашаются с тем, что распутницы имели обыкновение становиться в дверях лупанария, чтобы попытаться завлечь клиентов. Они были в коротких туниках вызывающих цветов или даже прозрачных. Но самое интересное, что проститутки одевались так не столько для привлечения мужчин, а потому, что, согласно закону, должны были носить одежду, отличную от используемой матронами, чтобы избежать связанных с этим недоразумений. Тем не менее, с течением времени и «добродетельные женщины» (считаемые таковыми) также стали носить подобные наряды.

Позднее, когда завоевания легионов привели в город множество белокурых женщин, для проституток стало привычным красить волосы в светлые тона, или же, если у них не было на это достаточно денег, покупать соответствующий парик. «Этот парик, сделанный из окрашенных женских или конских волос, по видимому, был одной из основных частей полного убранства, надеваемого куртизанкой перед тем, как она отправлялась в лупанарий под каким-либо воинственным или профессиональным именем», — говорит Хуан Понс (Juan Pons) в написанной им еще в XIX веке книге «История проституции всех народов мира: с самой далекой античности до наших дней». Парик красотки не снимали и в борделе.

Чтобы еще более заметно отличаться от матрон и лучше привлекать клиентов, женщины легкого поведения, по словам Эррерос, широко применяли «различную косметику», покрывая румянами свои щеки и «увеличивая глаза углем», нанося толстый слой грима и смазывая свои соски красной краской. Таким образом, проститутка даже солидного возраста могла обмануть мужчин и продлить свою рабочую жизнь еще на несколько лет.

Также было принято выбривать волосы всегда, хотя это и было достаточно дорого. Брилась вся поверхность тела, включая интимные места, которые, как утверждают некоторые эксперты, «окрашивались ярко красной киноварью» и не прикрывались нижним бельем.

Тем не менее, некоторые проститутки не считали обязательными эти манипуляции, так как обычно секс практиковался уже после наступления ночи. Заниматься сексом в освещенной комнате было не принято. То же самое происходило и с одеждой. «Считалось неприличным, чтобы женщины занимались любовью в абсолютно голом виде, даже если это были проститутки», — добавляет автор.

Проститутки не могли пользоваться обувью, но часто не соблюдали это правило и обувались в сандалии, на подошве которых было выгравировано, например, «Sequere me» («Следуй за мной»). Эти слова оставались на песке, по которому они проходили, и клиенты могли, следуя по ним, встретится с женщиной.

Но наибольшее внимание проститутки привлекали тем, что нарушали установленные правила. В римском обществе было принято, что доминирующая роль всегда и везде отводилась мужчине, в том числе и в сексуальной жизни. Во время полового акта именно мужчина должен был всегда быть активной фигурой. Однако проститутки сумели сравняться с ними и в этом. Так что нередки были случаи, когда они просили своих клиентов сделать им «фелляцию» или «куннилингус», хотя считалось, что подобные действия опускали тех, кто их исполнял, на более низкий моральный уровень. «Самым страшным обвинением, которому мог быть подвергнут горожанин, было признание его не настоящим мужчиной, то есть, выполняющим пассивную роль в любви», — трактует подобные истории Авиаль. Однако, представительницы древнейшей профессии добивались этого.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.