Для Александра Агапова Чемпионат мира в Москве стал чем-то совершенно особенным.

Там, где весь остальной мир видел грандиозное спортивное событие, он увидел политическую платформу.

Это было слишком очевидно.

«Матч-открытие между Россией и Саудовской Аравией 14 июня был моим первым футбольным матчем, увиденным когда-либо на стадионе. За пару дней до матча мне предложили билет, и я подумал, что это будет уникальная возможность проверить, как я, гомосексуалист, буду чувствовать себя на стадионе», — вспоминает Александр Агапов, президент Федерации ЛГБТ-спорта России. И когда он упаковал свою сумку и отправился на стадион, то захватил с собой радужный флаг.

«Сначала я поднял его, когда Путин выступал с приветственной речью. А потом решил махать флагом всякий раз, когда Россия будет забивать гол. Я стоял посреди множества иностранных гостей. Настроение было прекрасное».

И спорт был на стороне Александра. Россия забила пять голов.

«Я действительно смог показать этот флаг, никаких проблем не возникло. Никто за мной не пришел. Так Чемпионат мира продемонстрировал еще и российское лицемерие. Потому что в обычной ситуации подобное никто терпеть не стал бы, но поскольку меня (в тот момент) видел весь мир, никаких санкций не последовало».

— «Берлингске»: Похоже, что Чемпионат мира представил Россию наилучшим образом. А как Вы думаете, изменил ли Ваш поступок хоть что-нибудь?

— Александр Агапов: Да, я так думаю. СМИ в других странах хорошо знают, что происходит в России, сейчас я, например, разговариваю с вами. У Российского футбольного союза также есть обязательства перед ФИФА, и я знаю, что их внимание обратили на тот факт, что у игроков-гомосексуалистов и активистов-гомосексуалистов были трудности в бронировании номеров в гостинице на время Чемпионата мира. Были такие случаи. Но сейчас, когда Чемпионат мира закончился, и мировая пресса уехала домой, дискриминация, гомофобия и законы против гомосексуалистов остались. Все по-старому.

Пропагандистский фильм выставляет гомосексуалистов на посмешище

То, что все по-старому, не означает ничего хорошего.

С 2013 года по российскому законодательству любое положительное высказывание о гомосексуальности перед детьми и молодежью является криминальным, а патриарх Кирилл, глава Православной церкви, несколько раз отзывался о гомосексуалах как об угрозе человечеству и подлинным ценностям.

Именно сейчас, когда в России муниципальные выборы, на российских сайтах полно видео, демонстрирующих противных, гнусных и похотливых мужиков. Зритель должен понять: так будет, если выборы выиграют не путинские сторонники. С гомосексуалистами, которые постоянно занимаются сексом и ведут себя аморально, все пойдет прахом.

Александр Агапов не улыбается, когда рассказывает о пропагандистских видео, которые появились в сети перед президентскими выборами в России весной этого года и которые сейчас показывают вновь — как прелюдию к выборам в российской провинции.

«У нас в стране дискриминацию осуществляет государство, которое постоянно указывает на то, что сообщество ЛГБТ состоит из граждан второго сорта, ведущих себя аморально. Государство рассказывает о том, какие мы плохие, что нас надо ставить на место», — рассказывает Александр Агапов по телефону из Парижа, где проходят «Гей игры» (Gay Games). Через несколько дней он приедет в Копенгаген, где в субботу вечером будет выступать во время официального Прайд-шоу на Ратушной площади.

«Именно поэтому я здесь, — говорит Александр Агапов. — Я думаю, мы можем это изменить. И еще я очень верю в то, что мы можем что-то изменить через мир спорта».

Искусство делить колбасу на 31 кусок

Александр Агапов вырос в Москве 1980-х, где было мало хорошего. Он вспоминает, что семья его особо бедной не была. Но, как и все другие, должна была довольствоваться тем, что было.

Он рассказывает о начале 1990-х, когда получали гуманитарную помощь из Германии. И про тот раз, когда учитель в школе был вынужден разделить батон колбасы поровну между 31 учеником в классе.

Хуже всего было ощущать себя изгоем. Александр Агапов помнит это особенно по урокам физкультуры, где его заставляли играть в футбол. «У меня рано появилось ощущение, что я не ко двору. Что спорт — не особо интегрирующий мир. Там не было места таким, как я», — говорит Александр Агапов и подчеркивает, что именно поэтому он активно занимается именно вопросами спорта.

Он хочет продвигать разнообразие в той области, которая, как кажется, переживает застой. Кроме того, речь идет о влиянии.

«По моим ощущениям, спорт и развлечение — именно то, что способно достучаться до самого большого числа людей. Если я вдруг выступлю с какой-то политической идеей, меня никто не послушает. Особенно в России. Люди совершенно не готовы к чему-то подобному. Но спорт они понимают, потому что это семейное занятие и то, чем ты занимаешься вместе со своими друзьями. К тому же это и здоровее, и чище, чем ходить по ночным клубам. Другими словами, спорт — это хорошее место, чтобы начать».

«Моя мать очень боялась»

Вообще-то Александр Агапов — историк. Но сегодня он все свое время тратит на общественную деятельность, объясняет он мне. И в сложных ситуациях это упрощает многое. Например, ему не надо бояться, что он может потерять работу.

— Я знаю многих из ЛГБТ-сообщества, которые боятся «высовываться», потому что не хотят потерять работу. Я от этого избавлен.

— Но Вы можете вот так открыто говорить об этих вещах?

— Не думаю, что русские читают датские газеты, так что да, не боюсь. Но в моих социальных профилях у меня радужного флага нет, и если вы спросите, пойду ли я гулять по московским улицам, держа моего возлюбленного за руку, я отвечу «нет». К этому я не готов.

— А Вам часто бывает страшно?

— Не каждый день. Но я знаю, что моя мать боялась, когда выяснилось, что я — другой. На некоторых (гомосексуалистов) нападают, над ними издеваются.

— А Вы видите какие-нибудь признаки того, что что-то меняется?

— Именно сейчас все и возвращается на свои места. Власть в России, как и всегда, в тех же руках, и она там так долго, что люди начали забывать о том, что должны сами отвечать за свои действия. Все диктуют власти.

— Как ЛГБТ-сообщество влияет на Вашу организацию? Вас становится меньше или больше?

— Мы не должны иметь никаких членов, так что цифры я вам не назову. Но мне кажется, что ЛГБТ-сообщество составляет примерно 5% населения. Как и во всех других странах.

— Но Вы же должны сами верить в то, что все меняется?

— Да, я так и делаю. И моя большая мечта — чтобы некоторые российские знаменитые атлеты в один прекрасный день могли выступить и открыто заявить о своей сексуальной ориентации. Но пока до этого далеко. Вместо этого мы пытаемся пригласить иностранных спортсменов из ЛГБТ-сообщества в Россию, чтобы они могли вдохновить подобное сообщество у нас и одновременно выступить перед обычными россиянами. И еще мы боремся за открытость для тех людей, которые хотят играть в футбол на любительском уровне. Чтобы они могли попасть в клуб. Но тут, вероятно, не произойдет никаких реальных изменений, прежде чем не сменится руководство. Я верю в революцию — как на Украине. В России не может быть никакого прогресса без потрясений.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.