Знаменитая шхуна норвежского полярного исследователя Руаля Амундсена — «Мод» — в эти выходные вернулась домой, в норвежский город, откуда она вышла в плавание 100 лет тому назад.

Когда построенная по спецзаказу шхуна «Мод» в четверг, 7 июня 1917 года, сошла со стапелей судоверфи в Воллене в Норвегии, ее владелец заменил традиционную бутылку шампанского сосулькой. Уже одно это указывало на предназначение судна.

Его владелец, ни кто иной, как знаменитый норвежский полярный исследователь Руаль Амундсен, заявил в своей речи в связи с крещением судна и его спуском на воду:

«Я не собираюсь издеваться над благородным виноградом, ибо уже сейчас ты должна почувствовать свою подлинную стихию. Ты построена для льда, и лучшее свое время проведешь во льдах».

Впоследствии «Мод» было суждено провести время в полярных льдах, но о том, было ли это действительно хорошо для судна, можно поспорить. По большому счету, не по плану пошло все, проблемы начались уже через несколько недель после того, как шхуна отправилась в плавание из Воллена летом 1918 года.

В субботу, 18 августа этого года, то, что осталось от «Мод» после двух лет буксировки из льдов в канадском Кембридж-Бей через Гренландию вернулось в Воллен, находящийся в коммуне Аскер между Осло и Драмменом.

Этот крупный проект «Мод» возвращается домой" был реализован благодаря энтузиасту Яну Ванггорду, которого для решения задачи в 2010 году пригласила компания Tandberg Eiendom A/S, занимающаяся недвижимостью.

В беседе с Jyllands-Posten Ванггорд рассказал о проекте следующее:

«Компания Tandberg помимо торговли недвижимостью занимается также и сохранением памятников культуры, и поскольку у компании в Воллене есть значительные экономические интересы, возникла идея вернуть наконец-то шхуну Амундсена на родину».

Принудительная продажа с аукциона

«Мод», названная в честь тогдашней королевы Норвегии, как уже упоминалось выше, столкнулась с первой из череды проблем уже через несколько недель после отбытия из Норвегии летом 1918 года.

Цель экспедиции состояла в том, чтобы позволить «Мод» дрейфовать вместе с течением и паковым льдом до Северного полюса по Северному морскому пути, который Амундсен уже прошел в 1903 году. Но когда полярный исследователь и его команда достигли Кембридж-Бей, шхуна застряла во льдах и практически не двигалась с места в течение двух лет. Лишь в 1920 году ее удалось освободить, позднее она зашла в порт Ном на Аляске. Не удалась и еще одна попытка выполнить первоначальную задачу, и в 1921 году судно зашло в порт Сиэтл на западном побережье США.

Норвежский исследователь Руаль Амундсен со спутниками установили норвежский флаг на Южном полюсе

К этому времени Руаля Амундсена гораздо больше занимала идея полета к Северному полюсу, и он передал руководство экспедицией на «Мод» Оскару Вистингу. Под его командованием в последующие четыре года предпринимались попытки 

Авиационный проект Руаля Амундсена был дорогим, денег у него не было, и все закончилось тем, что он был объявлен банкротом. Когда «Мод» и ее разочарованная команда прибыли в Ном 25 августа 1925 года, ее встретили кредиторы Амундсена, которые потребовали, чтобы шхуна была в принудительном порядке продана с аукциона. Сначала Оскару Вистингу удалось этого избежать, но когда судно в октябре того же года зашло в Сиэтл, история повторилась: «Мод» была в принудительном порядке продана с аукциона компании The Hudson Bay Company за 40.000 долларов.осуществить экспедицию на Северный полюс, но и они успехом не увенчались.

Судно было перестроено, предполагалось, что оно будет перевозить грузы и работников для самых северных форпостов компании, и поскольку шхуна сменила владельца, она сменила и имя, судно Амундсена стало именоваться Baymaud.

Но оказалось, что судно слишком глубоко сидело в виде, чтобы двинуться с места, в том числе и в Кембридж-Бей, поэтому компания предпочла поставить ее на якорь и использовать как мастерскую, склад и радиостанцию.

В течение последующих лет судно получало все больше повреждений из-за течения и льдов, постепенно с него было снято все оборудование, мачты, оно лишилось больших фрагментов деревянного корпуса, пока его в 1930 году окончательно не оставили во льдах, и оно опустилось на столь большую глубину, что видно его было лишь иногда.

Куплена за один доллар

Шхуна — а с ней и ее драматичная история — были более или менее забыты, пока коммуна Аскер в 1990 году не приобрела обломки у компании Hudson Bay Company всего за один доллар.

Появились грандиозные планы: поднять обломки, отбуксировать их на родину, в Воллен, и открыть музей. Но поскольку один только подъем и буксировка обошлись бы более чем в 200 миллионов датских крон, от подобных планов тогда отказались.

В последующие годы останки шхуны несколько раз переходили из рук в руки, кроме этого началась дискуссия о том, насколько вообще надо было перемещать обломки, к5оторые представляли собой охраняемый объект. Планы были встречены протестами как со стороны государства, так и со стороны частных лиц.

В 2010 году появились компания Tandberg Eiendom A/S и Ян Ванггорд, и годом позже останки шхуны официально перешли в собственность коммуны Аскер. Останки судна находились в столь плачевном состоянии, что далее спасательную экспедицию откладывать было нельзя.

В 2016 году «Мод» освободили из ледяного плена в Кембридж-Бей, она перезимовала в Аасиаате в Гренландии и несколько дней назад прибыла в Берген в Норвегии. Отсюда останки шхуны в субботу добрались до Воллена, откуда «Мод» с Руалем Амундсеном на борту отправилась в плавание 100 лет тому назад.

Неизвестная история

По случаю возвращения останков судна состоялись народные гуляния. На вопрос о том, почему же было так важно вернуть «Мод» на родину, Ян Ванггорд ответил следующее:

«В норвежской истории полярных исследований и истории культуры Руаль Амундсен — значительная фигура. Экспедиция на „Мод" была его последним вкладом в изучение арктических льдов, когда в течение семи лет в центре была наука, пока он не стал банкротом и не лишился своего судна. Привезя „Мод" домой, мы хотим рассказать малоизвестную историю экспедиции».

Он добавил также, что останки «Мод» содержат множество информации об искусстве судостроения и, разумеется, трудностях, выпавших на долю самого судна во льдах.

Руаль Амундсен

1872 — Родился 16 июля в Борге, на севере Норвегии, в семье судовладельца, которая переехала в Осло, когда он был младенцем. В молодости Амундсен учился в университете, но он был настолько одержим идеей стать путешественником-полярником, что в качестве основной цели своей жизни и жизненного пути выбрал именно это.

1903 — Первым прошел по Северо-Западному морскому пути на шхуне «Йоа».

1906 — Амундсен решил добраться до Северного полюса и в этой связи оборудовал соответствующим образом шхуну «Фрам». Но когда он получил сведения о том, что Роберт Пири и Фредерик Кук — независимо друг от друга — вероятно, уже покорили Северный полюс, он изменил свои планы и отправился в Антарктику, к Южному полюсу.

1911 — Соревнуясь с англичанином Робертом Фолконом Скоттом, Амундсен достиг Южного полюса 14 декабря. Это случилось на месяц раньше, чем там побывал Скотт, погибший на обратном пути.

1918 — На борту «Мод» Амундсен попытался добраться до Северного полюса, позволив шхуне дрейфовать с течением и льдами. Попытка не удалась, но уже тогда Амундсен был сильно увлечен авиацией и ее возможностями в полярных исследованиях.

1925 — Руаль Амундсен обанкротился, и шхуна «Мод» была принудительно продана на аукционе компании Hudson Bay Company.

1926 — Вместе с итальянским конструктором дирижабля «Норвегия», исследователем Умберто Нобиле, пролетел на дирижабле над Северным полюсом.

1928 — Итальянский дирижабль пропал вместе с командой недалеко от Шпицбергена, и Амундсен решил отправиться на поиски дирижабля на самолете «Латам». Самолет исчез в районе острова Медвежий, следы как самолета, так и Руаля Амундсена так и не были найдены.

Дважды за последнее время — в 2004 и 2009 году — экспедиции, использовавшие современное поисковое оборудование, активно пытались обнаружить останки самолета Амундсена, но безуспешно. Вероятно, больше такие попытки предприниматься не будут.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.