В конце войны нацистская Германия создала несколько видов секретного оружия, которое она планировала перевезти в Японию на подлодках. Одна из них дальше острова Федье (Fedje), немного южнее устья Согнефьорда (Sognefjorden), не дошла. Она и сейчас лежит там, отравляя все вокруг себя ядовитой ртутью.
«Нэшнл джиографик» (National Geographic) показал во вторник, 4 сентября, первый из четырех серий документального фильма «II мировая война: Ад на дне морском». Первая серия начинается в глубине у норвежского побережья зимой 1945 года.


73 года после драмы глава все еще не закрыта. Действующие лица — норвежские морские власти и отчаявшийся мэр.

11 ноября 1944 года немецкая подводная лодка U-771 шла на север вдоль норвежского побережья, мимо Харстада (Harstad) и Андэйи (Andøy). За ней следовала британская подлодка «Венчурер» (HMS Venturer). Цель у нее была: потопить U-771.

Капитан Venturer — офицер британского ВМФ Джимми Лондерс (Jimmy Launders), впоследствии он будет неоднократно награжден боевыми наградами. Из-за волнения на море и погодных условий в целом у него не было выбора: он должен был выпустить все четыре торпеды одновременно.
Стратегия оказалась успешной. Звук выстрела поведал Лондерсу, что торпеды попали в цель, а отсутствия сигнала сонара от пропеллеров U-771 внушили ему уверенность в том, что немецкая подводная лодка исчезла на морском дне. Если верить сайту uboat.net, погибли все 51 человек, находившихся на борту 771-й.

Новая охота

Через три месяца HMS Venturer вновь отправляется на охоту вдоль норвежского побережья. На этот раз целью становится подлодка U-864.
U-864 выполняет тайное задание: перевозит секретные оружейные технологии нацистов в Японию.

«Чудесное оружие», как называли его гитлеровские эксперты по вооружениям, должны были изменить ход войны в пользу немцев. Но у немцев не было необходимых производственных мощностей, и они нуждались в помощи японцев.

«Нацисты были новаторами в том, что касалось идей создания нового оружия, но им не хватало производственных мощностей», — рассказывает в документальном фильме немецкий военный историк д-р Петер Либ (Peter Lieb).

Но чтобы добраться до Японии, а сначала до военно-морской базы в Индонезии, подлодке U-864 пришлось выйти в Северное море. А там ее поджидала британская лодка HMS Venturer.


Немецкая подлодка не продвинулась дальше подводных шхер у побережья Норвегии, ей пришлось отправляться на базу немецких подводных лодок в Берген — на ремонт.

Когда же U-864 после завершения ремонта вновь отправилась в путь, опять возникли проблемы, на этот раз с одним из дизельных моторов, пришлось еще раз развернуться и отправиться в Берген.

В это время у экспертов разведок союзников появилось подозрения, что что-то происходит, что нацисты планируют перевезти свое тайное Вундерваффен (Wunderwaffen) в Японию на подводной лодке. Оставался только один вопрос: на какой подлодке?

По словам историка из Музея Сопротивления, Ивара Краглунда (Ivar Kraglund), норвежское Движение Сопротивления имело приказ: сообщать о любых подозрительных действиях немецкого ВМФ.

Охота на Wunderwaffen


И информация о том, что U-864 находится в Бергене, может стать решающей для охоты на подлодки с секретным оружием, которую ведут союзники.

Сначала союзники попытаются разбомбить базу ВМФ, но безуспешно. И, другого выбора, как отправить на охоту свои подводные лодки, у них не остается.

Этот приказ получает HMS Venturer, направляющийся к берегам Норвегии от Шетландских островов, но экипаж подлодки не вполне понимает, на что ему надо вести охоту.

«Капитан подводной лодки, впрочем, собирается вести себя инициативно и найти свои собственные цели», — говорит историк британского ВМФ Эрик Гроув (Eric Grove) в документальном фильме.

Так что, когда U-864 направляется в Берген со своими неисправными и производящими много шума дизельными моторами, Venturer перехватывает сигналы, но не знает, о какой подводной лодке идет речь. Единственное, что понимает экипаж, это то, что U-864 надо потопить.

Постепенно английская подлодка устанавливает с немцем и визуальный контакт. Но они видят только перископ, они не знают, где точно в воде находится U-864, соответственно, не представляют, в каком направлении им выпускать свои торпеды.

Поэтому они думают, не использовать ли так называемый активный сонар, который регистрирует эхо собственных посланных звуковых сигналов. Он отличается от пассивного сонара, который регистрирует только звуковые сигналы, выпускаемые другими.

«Но это делает их уязвимыми перед врагом», — объясняет Гроув.

«Потому что таким образом их могут обнаружить».

Поэтому они решают использовать пассивный сонар в сочетании с так называемыми гидрофонами — микрофонами, предназначенными для улавливания звуковых волн под водой.

Охотник обнаружен


Но U-864 засекает присутствие Venturer, и капитан подлодки Ральф-Реймар Вольфрам (Ralf-Reimar Wolfram) решает начать с уклончивых маневров и воспользоваться классической стратегией подлодок.

«Он начинает со стандартной процедуры, чтобы избежать преследования, а именно ведет лодку зигзагом», — объясняет немецкий историк Маркус Витт в беседе с National Geographic.

Эта стратегия осложняет выполнение задания Лондерсу и его команде. Им приходится еще больше гадать, где в море находится U-864, и как лодка движется. А потом выпустить свои торпеды, не имея визуальный контакт с целью.

«Важная задача для подводных лодок — вычислить, где будет цель в тот момент, когда торпеда ее настигнет», — подчеркивает Эрик Гроув.
Но подводная лодка при погружении движется не только горизонтально, но и вертикально, поэтому Лондерсу приходится учитывать три измерения, когда он делает свои предположения. Помимо прочего торпеды шумят, и у врага есть возможность уклониться.

«Любой опытный капитан подлодки, вероятнее всего, предпочтет уйти на глубину, если на него нападают, поэтому Лондерс планирует выпустить свои торпеды ниже, чем, по его расчетам, находится U-864», — объясняет Гроув.

Три промаха, одно попадание


У Лондерса есть четыре торпеды. Три из них в цель не попадают. Но четвертая поражает цель.

Сам Лондерс не знает, во что он попал, знает только, что это подводная лодка.

«Только после атаки они узнают, что потопили U-864 с ее тайным грузом, который, в частности, содержал 1875 контейнеров для ртути», — рассказывает в документальном фильме профессор мировой истории из Королевского колледжа в Лондоне, Джо Майоло (Joe Maiolo).

Ртуть нужна для производства нацистского оружия.

По словам Майоло, потопление U-864 является единственным зарегистрированным сражением подлодок под водой во время II мировой войны.

Поэтому, показав, что такое возможно, Лондерс и HMS Venturer открыли совершенно новую страницу в истории морских сражений.

«В войне подлодок торпедирование U-864 стало вехой и положило начало использованию подлодок как противолодочного оружия», — уточняет Эрик Гроув.

Эпилог

U-864 потопили недалеко от острова Федье, там подлодка все еще лежит на глубине 150 метров с 9 февраля 1945 года.

Вплоть до начала 2000-х годов то, что подводная лодка там лежит, не вызывало ни у кого никакого беспокойства. В 2003 году останки лодки были осмотрены судном «Тюр» (KNM Tyr) военно-морских сил Норвегии, в последующие годы проводилось несколько замеров содержания ртути в отложениях вокруг U-864. Было обнаружено довольно высокое содержание ртути.

В проекте закона 81 S (2009-2010) говорится, что, по оценке Норвежского квалификационного общества Де Ношке Веритас (Det Norske Veritas), сейчас именуемого DNV GL, ежегодно из останков подлодки происходит утечка в море 3 кг ртути. Предполагается, что всего на борту подлодки было 67 тонн ртути.

В 2016 году Институт океанологии произвел замеры концентрации ртути в рыбе и крабах вокруг останков. Предполагалось, что вокруг затонувшей подлодки будет создано защитное сооружение.

Содержание ртути не превысило критические нормы, если учитывать границы максимально допустимого содержания ртути в морепродуктах по нормам ЕС и Норвегии, поэтому институт сделал вывод о том, что «исходя из полученных результатов, похоже на то, что уровень ртути в морепродуктах у U-864 является относительно стабильным», как было написано в институтском докладе.

Рассматривалось несколько решений относительно того, что делать с затонувшей подлодкой. Самыми актуальным была альтернатива: прикрыть или убрать.

По словам Ханса Петтера Мортенсхолма (Hans Petter Mortensholm), руководителя проекта отделения кризисных ситуаций в Службе береговой охраны, Служба рекомендовала тогдашнему правительству останки подлодки прикрыть. Единственное, что было с тех пор сделано, это строительство защитной стены.

«После 2015/2016 гг. Служба береговой охраны новых заданий не получала и поэтому ожидает решения правительства о мерах по охране окружающей среды для U-864», написал Мортенсхолм в электронном письме.

Он хочет убрать ртуть

Мэр коммуны Федье Стиан Херёй (Stian Herøy) рассказал, что в последние 15 лет вопросы, связанные с U-864, играют большую роль в коммуне. Местные жители проводили демонстрацию протеста с требование убрать останки подлодки, но пока их требования ни к чему не привели.


«Летом у нас побывал министр транспорта, но пока так ничего не произошло», — говорит Херёй.

«Мы отметили, что Служба береговой охраны рекомендует прикрыть затонувшую подлодку, но единственное, чего хотим мы, — это убрать ртуть, хотя бы то, что можно убрать. Никто не гарантирует, что выбросы в объеме 3 кг ежегодно сохранятся, да и неизвестно также, достаточно ли будет того, что лодку прикроют для того, чтобы выбросы прекратились».

В Министерстве транспорта не готовы ответить сразу же, будет ли пожелание мэра Федье выполнено. Там рассказали, что 27 июня этого года Служба береговой охраны организовала встречу, на которой были внимательно выслушаны все инициативы, исходящие от экспертов, местного население и политического руководства министерства, и что они сейчас продолжают работать над этим вопросом с учетом всего выслушанного.


«Ясная и понятная цель правительства — гарантировать безопасное с точки зрения окружающей среды и удовлетворительное решение вопроса о ртутном загрязнении. Мы это выполним», пишет заместитель министра транспорта Браге Баклиен (Brage Baklien) в электронном письме.

Министерство не дало никакого конкретного ответа на вопрос о том, сколько времени может занять дальнейшая работа.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.