До одного из основных мест казанской битвы, деревни Нижний Услон, нам пришлось добираться на лодке. Небольшие суденышки отплывают от казанского речного порта несколько раз в день и направляются к противоположному берегу реки Волги. Из-за плотины она широко разлилась, поэтому наш путь занял почти полчаса.

Мы высаживаемся на старом деревянном пирсе, который еще помнит золотые времена речной навигации на Волге. Тогда корабли с пассажирами плавали на всей ее протяженности до самого Каспийского моря, потому что река, вместе с железной дорогой, была практически единственной транспортной артерией.

Когда случилась революция и началась Гражданская война, речными судами завладели противоборствующие стороны, в том числе легионеры. Они затащили на палубы орудия и пулеметы и превратили корабли в импровизированные военные суда.

В Нижнем Услоне нас ожидает чешский историк Анжелика Рейстова, которая знает о деревне и событиях, происходивших здесь сто лет назад, пожалуй, больше всех. «Местные жители помнят, как легионеры прошли строем через деревню и осадили Казань. Деревенские жители привыкли к жизни при царе и совершенно не понимали, что вокруг них происходит», — историк показывает нам сохранившуюся фотографию чешских легионеров, которые проходят мимо низких домишек.

Например, легионер Ян Дворжак вспоминал в своих мемуарах, что в деревне проживали татары-мусульмане, и они сначала боялись легионеров так же, как и легионеры их. Однако через пару дней все уже освоились, и легионеры стали покупать у татар продукты, в основном сыр.

Памятник

Мы все время идем в гору, мимо домишек, некоторые из которых построены еще на старый лад из дерева, камней и обмазаны раствором с добавлением молока и яиц. Поэтому, как говорят, они очень прочные. Тем не менее многие первоначальные постройки не сохранились, поскольку после строительства плотины уже после Второй мировой войны несколько нижних рядов домов пришлось перенести вверх на склон горы.

Наконец наша группа взобралась на гору Соколку — к памятнику чехословацким легионерам. Хорошо, что нас сопровождает Анжелика, ведь никаких указателей к памятнику нет, поэтому некоторые наши чешские предшественники блуждали по холмам над Волгой целый день.

Памятник, автором которого является художник Павел Голы, в 2013 году установил Чехословацкий союз легионеров в сотрудничестве с комитетом военных ветеранов Министерства обороны ЧР в честь 59 легионеров, которые пали в битве за Казань. Но за это время памятник уже кто-то успел измарать.

«Вандалы ни перед чем не останавливаются», — качает головой Анжелика. Правда, некоторым памятникам не повезло еще больше. Например, памятнику в байкальском Култуке отрезали голову, а в Самаре уже много лет стоит один постамент, потому что местные власти затягивают открытие памятника всеми средствами.

Отрезанный путь в Москву

В августе чехословацкие подразделения взяли Казань после неожиданной атаки. Они продвигались вместе с армией так называемого КОМУЧа (Учредительное собрание или Первое антибольшевистское всероссийское правительство, которое сформировалось в близлежащей Самаре). Командовал им генерал Владимир Каппель. Самые тяжелые бои в то время велись как раз на горе, получившей название в честь соколов, которых предки местных жителей использовали для охоты. Кроме того, в прошлом разбойники нападали отсюда на проплывающие мимо корабли.

Кроме памятника, на горе остались видимые следы окопов и бетонное основание, служившее для установки дальнобойных орудий, из которых обстреливалась Казань и близлежащая железная дорога. По словам Анжелики Рейстовой, именно здесь решился исход битвы за Казань.

«Тогда Ленин отправил телеграмму, что гору нужно взять любой ценой. Это лично контролировал сам нарком по военным делам Лев Троцкий. В итоге белые действительно потерпели поражение», — говорит Рейстова. Большевики тогда наступали буквально отовсюду: с воды, с суши и с воздуха. Они наносили удары с кораблей на Волге и с берегов, а также сбрасывали бомбы и гранаты с самолетов. Наконец легионеры и белогвардейцы покинули Соколку, а десятого сентября 1918 года окончательно сдали Казань.

Красные вздохнули с облегчением, так как в случае их поражения врагам открылся бы путь по железной дороге в Москву, куда они могли бы попасть всего за день. И кто знает, чем в итоге закончилась бы революция. По словам казанского историка Альберта Валиахметова, который давно изучает роль чехословацких легионеров в Гражданской войне, участием чехов и словаков в этой операции воспользовалась большевистская пропаганда.

«Можно было утверждать, что легионеры лгут, говоря, что просто хотят попасть на восток и покинуть страну. Ведь в данном случае они продвигались на запад, и у советских пропагандистов появились основания заявить, что чехи и словаки лишь маскируют свои планы и хотят напасть на Москву, чтобы взять власть в свои руки», — говорит Валиахметов.

Что случилось с золотым запасом?

В Казани также берет начало еще один, вероятно, самый большой чешско-российский спор, связанный с действиями чехословацких легионеров. Речь идет о российском золотом запасе, который при отступлении якобы забрали с собой чехословацкие легионеры.

«Там было золото и другие ценности, номинальная стоимость которых достигала 650 миллионов рублей еще по старым ценам. Вернулось только 409 миллионов. Треть была утрачена. По слухам, ее либо вывезли за рубеж, либо этой суммой воспользовались, чтобы заплатить союзникам за форму и снабжение», — говорит Валиахметов.

«Там было золото в бочках и обыкновенных военных рюкзаках, и его все время охраняли главный бухгалтер Николай Петрович Кулятко», — вспоминал в 1970 году командир легионеров 10-го полка Микулаш Чила, который впоследствии передавал золото большевикам. Его слова зафиксированы на архивной записи «Чешского радио».

«Ничего не было утрачено — ни крупицы золота, ни одной монеты. Все было передано в ходе надлежащей процедуры советам в дружественной атмосфере», — добавил Чила.

Тем не менее по поводу всей этой истории до сих пор ведутся споры. Тема золотого запаса по-прежнему привлекает российских журналистов и документалистов, и сегодня все чаще появляются материалы, в которых чехов упрекают в краже части российского золотого запаса. Для истории, как и для чешско-российских отношений, было бы лучше, если бы те события удалось прояснить. Вопрос в том, насколько обе стороны этого хотят.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.