Синод Константинопольской церкви направил в Киев двух полномочных представителей, Его преосвященство Архиепископа Даниила Памфилийского из США и Его Преосвященство епископа Иллариона Эдмонтонского из Канады. На Фейсбук-странице Вселенского патриархата говорится, что оба иерарха прибудут в Киев «в рамках подготовки к предоставлению автокефалии Православной Церкви», более того, их статус определен, как «экзархи». А это — ключевой момент: экзархами в православии и католицизме называют, де-юре, глав отдельных церковных округов (а в современной трактовке это епископы отдельного церковного округа, «экзархата», расположенного вне страны основной юрисдикции поместной церкви — «патриархии»). Означает ли это, что вместо томоса об автокефалии Константинополь хочет попросту создать в Украине такую экзархию, или два высокопоставленных иерарха прибудут в Киев с иными целями, — разобрались «Вести».

Прислали «своих в доску» переговорщиков

Оба священника погодки (1972 года рождения), и оба — родом из Западной Украины: архиепископ Даниил Памфилийский из Ивано-Франковска (учился в униатской семинарии, потом в Католическом университете США), архиепископ Илларион из Львова (образование — Киевская духовная семинария, после — Греция). И оба епископа явно в курсе кулуарных переговорных подробностей и противоречий в украинском религиозном поле: они — те самые посредники, которые проводили объединительные переговоры между УАПЦ и УПЦ КП два года назад. Тогда церкви подписали документ о намерении объединиться и собрать Собор, на котором процесс оформили бы юридически и канонически. «В 2015 году преосвященные владыки выполняли обязанность личных представителей Вселенского Патриарха во время переговоров об объединении Православных Церквей в Украине. Также владыки неоднократно были делегированы Вселенским Патриархом для представления Константинопольской Матери Церкви на торжественные мероприятия в Украину, в последний раз — в июле этого года в ходе празднования 1030-летия Крещения Руси-Украины», — сообщил в своем Фейсбуке спикер УПЦ КП, епископ Евстратий Зоря. И в том-таки 2015 году они были свидетелями срыва переговорных процессов: как только оба прибыли в Борисполь и сели в самолет, иерархи обеих церквей «дали заднюю». А политолог Алексей Якубин напомнил, что эти иерархи участвовали еще и в переговорах между Константинополем и Виктором Ющенко в 2005 году. «Тогда патриарх Варфоломей предлагал президенту открыть в Киеве экзархат, сделав Украину подчиненной ему территорией — но тогда УПЦ КП пошла на категорический отказ, остановив переговоры», — сказал Якубин «Вестям». И действительно, архиепископ Илларион был переводчиком во время встречи Константинопольского Патриарха Варфоломея с президентом Украины Виктором Ющенко в июне 2005 года.

Чрезвычайно и очень полномочно

Мнения о роли, которую будут играть оба иерарха, разделились. Политолог Дмитрий Корнейчук предположил, что Вселенский патриархат решил «под шумок» распространить власть на Украину. «Экзархат — это просто филиал церкви. Иными словами, речь идет не о независимой украинской церкви, а об экзархате Вселенского патриахрата», — написал он в Фейсбуке, иронично отметив, что не зря-де патриарх Кирилл летал к Варфоломею (их встреча в резиденции Вселенского патриарха на Фанаре состоялась около недели назад). «Константинополь не так прост — ему нужен здесь экзархат. Но это совершенно не устраивает ни УПЦ КП, ни Банковую. А больше предложить нечего», — предполагает политический эксперт Руслан Бизяев. Он также отметил, что во время встречи патриархов в Стамбуле не принимал участие ни один из иерархов УПЦ КП, которые обычно «давят на патриарха Варфоломея по поводу Томоса», сделав вывод — для главы Вселенской патриархии этот вопрос был конфиденциальным.

В случае, если два экзарха — полноценные «строители» в Украине подчиненной Константинополю церкви, УПЦ КП и УАПЦ должны испытывать, как минимум, недовольство. «Патриарх УПЦ КП Филарет не считает, что он должен идти в отставку, более того, именно он хочет возглавить Поместную церковь. А в случае экзархата главным тут будет Константинопольский патриарх, и ему достанутся все ресурсы, в том числе приходы, имущество, казна», — поясняет Якубин. Первый признак этого уже появился — сразу несколько источников «Вестей» сообщили о вероятной передаче экзархам части Киево-Печерской лавры, сегодня являющейся музейным комплексом (а политолог Руслан Бортник намекнул, что может быть активизирован вопрос пересмотра статуса более древнего памятника архитектуры и одновременно религиозной святыни — Софии Киевской). «Митрополит Онуфрий при этом не будет препятствовать экзархам в их службе где бы то ни было… Особенно, если государство выделит им храмы, которые не находятся в собственности одной из общин», — считает эксперт.

Однако в УПЦ КП выступили с «горячей поддержкой и приветствием» назначения экзархов. «В Киевском патриархате ожидают плодотворное сотрудничество… в подготовке по предоставлению автокефалии Православной Церкви в Украине, как это было ранее обусловлено, — транслирует позицию УПЦ КП Евстратий Зоря. — А звание или титул экзарха в этом случае означает личное уполномочивание Вселенским Патриархом представлять его лицо и Церковь при выполнении конкретного задания». Именно поэтому роль иерархов сведется к роли «легатов» (так в древнем Риме называли посланников Сената — Авт.) «Скорее, они будут играть роль „чрезвычайных и полномочных послов" Константинопольского патриарха. И их функции будут публичными, информационными — это освещение процесса предоставления канонического статуса Киевской патриархии. Они будут официальными переговорщиками между Константинополем, УПЦ КП, УАПЦ и официальной властью в Киеве — но будут ли успешными, другой вопрос», — считает политолог Руслан Бортник.

«Гибридный ответ» Варфоломея

Интересно, что в УПЦ на назначение экзархов отреагировали достаточно сдержанно: в официальном заявлении назвали назначение «грубым нарушением канонической территории УПЦ», возложив ответственность на Константинополь за возможные последствия. Причина — несогласованность визита (де-юре это означает, что Константинополь «заступает» на каноническую территорию РПЦ — ранее было заявлено, что Фанар считает ее своей). А зампредседателя Отдела внешних церковных связей УПЦ, протоиерей Николай Данилевич отметил в Фейсбуке, что Константинополь, как правило, «называет экзархами уполномоченных лиц, комиссию, для рассмотрения тех или иных вопросов». А под конец съязвил: «пока что» это не означает открытия экзархата, как структуры — «но пока что». А в комментарии отметил: «Константинополь приближается к красной линии, которую нельзя переходить. И это нарушение церковных правил, шаг, который не даст ничего хорошего».

Религиовед Юрий Решетников в комментарии «Вестям» отмечает: учитывая, что кроме официального сообщения о назначении нет почти никакой иной информации, логично допустить, что оба будут всего лишь переговорщиками. «Можно лишь допустить, что, если будет идти речь о созыве объединительного собора (между УПЦ КП и УАПЦ, — авт.), оба экзарха, как представители, будут как минимум присутствовать на этом соборе, и как максимум — будут задействованы в этом процессе», — сказал «Вестям» Решетников. По сути, архиепископы будут единственными «легитимными» представителями (и выразителями интересов) как Константинополя, так и УПЦ КП/УАПЦ в Украине с точки зрения других православных церквей. «По православной терминологии, в Украине у УПЦ КП и УАПЦ нет статуса церкви — а лишь „религиозных организаций". С этой точки зрения позиция УПЦ КП — хорошая мина при плохой игре: там в шоке от ситуации, и давление на Филарета с требованием об отставке лишь усилится», — считает Якубин.

А по предположению Руслана Бортника, назначение экзархов может быть «гибридным» ответом патриарха Варфоломея на давление со стороны Запада (с требованием дать Украине томос об автокефалии, которое наталкивается на нежелание Фанара вносить раскол в православный мир). «И это может быть шагом по смягчению эффекта от невыполнения обещания, данного Петру Порошенко, о даровании Украине томоса в июле-сентябре», — считает эксперт.

Что будет дальше

Дальнейшие события, по мнению экспертов, могут развиваться в нескольких направлениях. Вариант первый: оба иерарха остаются в нынешнем статусе неопределенное время. «И это означает, что не происходит ни создания экзархата, ни признания каноничности УПЦ КП — а архиепископы могут провести в своем статусе в Киеве хоть следующие 500 лет», — считает Бортник. Тем более, что осталось 7-8 месяцев «острого» периода религиозного противостояния в Украине — после этого пройдут выборы, тема перестанет быть актуальной для власти с точки зрения пиар-активности, и накал страстей начнет спадать. Второй вариант предполагает стремительное развитие событий. «Не исключено, что Вселенский патриархат решил воспользоваться ситуацией и укрепить свою власть над Киевом — участвуя, что украинские политики пока явно симпатизируют Константинополю. Вот в Киев и отправили двух иерархов — „на разведку", — сказал „Вестям" Якубин. — Чем может завершиться такое „повышение ставок" со стороны Варфоломея, предугадать сложно. Пока он пытается утвердить себя в роли „православного папы", но в православной структуре, в отличие от католической, церкви „децентрализованы" — то есть нет единого центра. И у большинства из 14 церквей эта позиция вызовет раздражение, Варфоломея поддержат 2-3 церкви».

Наконец, всегда остается вариант, когда, в случае недоговороспособности УПЦ КП и УАПЦ и их нежелания встраиваться в новые форматы, предложенные Константинополем, присланные в Киев экзархи начнут попросту «верстать» другую церковь под началом Константинополя, присоединяя к ней, буквально, приход за приходом. Именно так развивались события в Эстонии. «Но ни эстонский, ни польский варианты Украине не подходят — не потому, что они плохие, а потому, что у каждой страны своя специфика: с точки зрения Константинополя, логично выглядит экзархат с присоединением к нему 5-6 тыс приходов, но ведь это совсем не та автокефалия, о которой говорилось в Украине, — напомнил „Вестям" Юрий Решетников. — Создание параллельной структуры в Украине не решит проблему разорванности украинского общества и православия, а, наоборот, лишь усугубит ее — со всеми ее неблагоприятными моментами».

Религиовед видит два пути разрешения конфликта в Украине. Первый (при участии, разумеется, переговорщиков-экзархов) — это ведение дискуссии о преодолении разделения между УПЦ, УПЦ КП и УАПЦ, после чего будут совершены формализованные шаги по обретению автокефального статуса для Поместной церкви. Второй путь — без преодоления раскола по линии «УПЦ-УПЦ КП/УАПЦ» проведение объединения и формализации Киевского патриархата и автокефальной церкви. «В этом случае может быть, конечно, какой-то томос от Константинополя. Но, во-первых, нужно очень внимательно его читать. И, во-вторых, общаясь с епископами и священниками обеих церквей, могу сказать, что скепсис в отношении объединения есть и у одних, и у других — у них непростая история взаимоотношений, — убежден Юрий Решетников. — Да и назвать то, что получится, „Единой Поместной Православной Церковью" не получится: у УПЦ КП и УАПЦ на двоих — примерно половина от всех приходов, которые есть у УПЦ».

Война патриархатов

Желание патриарха Варфоломея централизовать влияние наталкивается на, как минимум, непонимание со стороны других церквей. Прежде всего, РПЦ. Там, по данным «Вестей», шаг с экзархами расценили, как исключительно враждебный — и тот факт, что он случился всего через неделю после визита в Стамбул патриарха Кирилла, лишь усиливает эффект. «Прямо сейчас у патриарха Кирилла проходит совещание об ответных действиях, на него срочно вернули часть членов Высшего Церковного Совета, которые уже успели было разъехаться», — написал вечером в пятницу Телеграм-канал «Церквач», публикующий инсайдерскую религиозную информацию. И еще до озвучивания официальной позиции РПЦ известный российский общественный и религиозный деятель Владимир Легойда на своей странице в Фейсбуке именовал акцию Константинополя «беспрецедентно грубым вторжением на каноническую территорию Московского патриархата», уточнив, что такие действия не могут остаться без ответа. Официальная реакция Священного Синода РПЦ была ожидаемой. Иерархи выступили с «решительным протестом и глубоким возмущением»: там отметили, что решение было принято без согласования с патриархом Кириллом и митрополитом Киевским Онуфрием, а раз так, «является грубейшим попиранием церковных канонов, воспрещающих епископам одной Поместной Церкви вмешиваться во внутреннюю жизнь и дела другой Поместной Церкви». Неофициально, по данным «Церквача», в РПЦ обдумывают вариант ответных мер — принятия обращения к дружественным церквям с просьбой подписать общее заявление, осуждающее действия Фанара. Как бы предваряя подобную дипломатическую колкость, союзники Константинополя, греки, отказали в визе управделами Московской патриархии митрополиту Варсонофию (Судакову). Об этом сообщило греческое информагентство «Ромфея». Известно, что отказы в греческих визах русским иерархам стали частыми в последние пару месяцев (с тех пор, как противостояние между РПЦ и Константинополем обострилось), — однако митрополиту и постоянному члену Синода РПЦ отказали впервые. К вечеру в субботу ситуация практически достигла предельного накала — глава синодального отдела внешних церковных связей РПЦ, митрополит Илларион в эфире одного из телеканалов признал «исчерпанными» средства церковной дипломатии. «Если Константинополь доведет свой коварный план по предоставлению автокефалии, каноническая церковь этого не примет, мы в Русской церкви эту автокефалию не признаем, и у нас не будет иного выхода, кроме как разорвать отношения с Константинополем», — заключил иерарх.

Напомним, ранее появилась информация о том, что патриарх Варфоломей сообщил патриарху Кириллу о введении автокефалии в Украине. В Украинской православной церкви Московского патриархата заявили, что Константинопольский патриархат никаких решений о предоставлении автокефалии украинской церкви не принимал.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.