1 сентября 1941 года «Вашингтон Пост» (Washington Post) по традиции того времени опубликовало рекламные сообщения о фильмах, которые можно посмотреть в кинотеатрах города. В одном кинотеатре показывали новый фильм с Ингрид Бергман (Ingrid Bergman), в другом — комедию братьев Маркс.

Одно из сообщений было напечатано большими буквами и представляло особый интерес для финнов. В нем расхваливали фильм о войне, который только что включили в программу показов в Вашингтоне. «Посмотрите на прославленную Красную армию в ходе реальных боев на Северном фронте», — зазывала реклама.

Фильм назывался Mannerheim Line — «Линия Маннергейма» в русскоязычном оригинале, и представлял собой документальную ленту советского производства о Зимней войне (советско-финляндская война 1939-1940 годов — прим.ред). Это был один из первых фильмов, запечатлевших те события. Он был выпущен Ленинградской студией кинохроники в 1940 году, спустя всего несколько недель после окончания Зимней войны.

В книге Антеро Уйтто (Antero Uitto) и Карла-Фредрика Геуста (Carl-Fredrik Geust) «Линия Маннергейма — легенда Зимней войны» (Mannerheim-linja — Talvisodan legenda) рассказывается о съемках этого фильма.

Режиссеров, как и операторов, было много, и их первоначальная задача состояла в том, чтобы заснять как можно больше эпизодов сражений. Очевидно, что Красную армию стремились представить победоносной. По словам Уйтто и Геуста, операторы носили с собой, помимо трехкилограммовой камеры, ружье и гранаты.

В готовом фильме были показаны, в том числе, горящий Выборг, погибшие и взятые в плен финские солдаты, красный флаг, поднимающийся над крышей пивоваренного завода Сергеева, парад победы в Ленинграде. На карте указывалось расположение знаменитой финской оборонительной линии — линии Маннергейма, а также других укрепленных позиций.

Премьера картины для «избранной публики» состоялась в апреле 1940 года. Неизвестно, проходил ли показ в Кремле и присутствовал ли на нем киноман Иосиф Сталин, однако в книге Уйтто и Геуста, говорится, что зрители были потрясены реализмом фильма, и это при том, что «особо жестокие» кадры были вырезаны. Они, таким образом, остались на монтажном столе.

Создатели ленты были награждены Сталинской премией. Фильм стал козырной картой пропагандистов, и вскоре уже широко демонстрировался, в том числе в США. Там он привлек к себе немало внимания, вызвав целую волну обсуждений, ведь интерес к Зимней войне только возрастал. Теоретик кинематографа Зигфрид Кракауэр (Siegfried Kracauer), бежавший из Германии в Соединенные Штаты, в 1940-х годах сравнивал «Линию Маннергейма» с пропагандистскими фильмами нацистов «Победа на Западе» и «Кампания в Польше».

Премьера первой бродвейской пьесы, посвященной Второй мировой войне, состоялась в апреле 1940 года. Ее название «Да сгинет ночь» (There Shall Be No Night) является отсылкой к Библии. Автор пьесы Роберт Э. Шервуд (Robert E. Sherwood) поднял темы свободы и варварства, представив историю об ученом, лауреате Нобелевской премии по фамилии Валконен, который отказался от идеологии пацифизма после того, как его сын погиб на фронте.

Пьеса была удостоена Пулитцеровской премии, а роль сына главного героя исполнял один из самых известных актеров того времени Монтгомери Клифт (Montgomery Clift). Все годы войны пьеса продолжала идти, пусть уже в частично переписанном виде, ее ставили до 1944 года. Представления, проходившие в то время в Лондоне, закончились, когда в здание театра попала бомба. В Финляндия пьеса представлена не была.

Документальный фильм «Линия Маннергейма» тоже привлек внимание публики в США, однако совсем в ином смысле.

«Вероятно, для многих это фильм не о том, как Финляндия планировала захват Советского Союза (так утверждает закадровый рассказчик), а о том, как долго и самоотверженно финны отражали атаки беспощадного агрессора, которому в итоге удалось сломить их», — писал в декабре 1940 года критик Хоб Моррисон (Hobe Morrison) на страницах журнала о киноиндустрии «Вэрайети» (Variety).

В США лента «Линия Маннергейма» рекламировалась как незабываемое зрелище — и Моррисон был согласен с такой оценкой. Однако совсем не в том смысле, который закладывался создателями фильма. Критик, в частности, подчеркивал комичность звуковых эффектов. И еще он отмечал, что в ленте показано, как советская военная машина вздымается против «одной из самых цивилизованных, законопослушных и миролюбивых стран мира — маленькой и отважной Финляндии».

Таким образом, представление американцев о Финляндии было вполне реалистичным, по крайней мере для того времени. Критик «Нью-Йорк Таймс» Бозли Краузер (Bosley Crowther) разделял мнение «Вэрайети». И добавлял, что «Линия Маннергейма» — фильм не только жестокий, но к тому же скучный и малоинформативный.

«Лента представляет собой однообразный ряд красивых кадров: советские солдаты пробираются по глубоким сугробам на Карельском перешейке, танки грохочут по лесу, стреляют крупные орудия, осколки разлетаются на огромные расстояния».

«Как иллюстрация пресловутой мощи советской армии фильм выглядит неубедительно», — писал Краузер в 1940 году. По его словам, в фильме, само собой, подчеркивается, что Зимнюю войну начали финны, и что они поставили под угрозу безопасность Ленинграда.

В Соединенных Штатах «Линия Маннергейма» обрела большую популярность, став своего рода хитом. «Вэрайети» описывал коммерческий успех фильма после премьеры, назвав его «золотой жилой» (box office bonanza). О его популярности среди публики можно судить и по тому, что в декабре 1940 года в чикагском проспекте о кино «Лучшее за неделю» «Линия Маннергейма» занимала первое место. Фильм собрал огромное количество американских зрителей, как минимум десятки тысяч.

До появления телевидения документальные фильмы служили средством передачи информации, а «Линия Маннергейма» была первым полнометражным фильмом о Зимней войне, показанном в США. В 1940-х годах очень многие в стране восторженно относились к Советскому Союзу и социалистическим идеям. Коммунисты даже сами организовывали показы «Линии Маннергейма». Сегодня уже забытый фильм можно посмотреть на YouTube.

В 1943 году американские печатные издания еще раз вспомнили о «Линии Маннергейма». В то время страна поддерживала СССР, и военная вспомогательная организация опубликовала рекомендованные к просмотру фильмы, отображающие советский образ жизни, а также участие страны во Второй мировой войне. В этом списке числилась и «Линия Маннергейма».

К финнам фильм попал в начале Войны-продолжения (советско-финляндская война 1941-1944 годов — прим. перев.) в качестве военного трофея. Очень ценного трофея.

«В феврале 1942 года на просмотр фильма о Зимней войне были приглашены члены правительства и депутаты парламента Финляндии. Уже этот факт свидетельствует о том, насколько важным здесь считали эту ленту», — говорит исследователь кинематографа Яри Седергрен (Jari Sedergren).

Весной 1942 года финский Генштаб отдал приказ кинематографистам, среди которых были и известные режиссеры Валентин Ваала (Valentin Vaala) и Хейкки Ахо (Heikki Aho), заново смонтировать фильм, чтобы превратить советскую пропаганду в контрпропаганду.

«Идея была в том, чтобы заставить советский фильм выглядеть глупо. По прошествии времени, когда в войне произошел перелом, от проекта отказались. Альтернативная финская версия так и не была выпущена».

Седергрен напоминает, что пропагандистская работа идет всегда и повсеместно, однако именно в кризисные периоды она становится наиболее явной.

«Хороший пропагандист избегает прямого обмана. Чем меньше очевидной лжи, тем лучше. Различие между пропагандой и лже-новостями состоит в том, что распространители фейка даже не пытаются добавить что-то новое».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.