Пекин — За последние два года примерно 60 миллионов китайцев на себе почувствовали силу новой и весьма агрессивной власти, стремящейся подчинить их веру государству.

Примерно 50 миллионов протестантов в Китае избежали государственного вмешательства, но власти сносят сотни церквей по всей стране, сбрасывают кресты со шпилей и выгоняют паству на улицу. Все это — часть масштабной кампании с целью ужесточения контроля над религией.

Приблизительно 10 миллионов католиков в Китае сталкиваются с аналогичными ограничениями. Но в прошедшие выходные китайские власти начали действовать иначе, заключив дипломатическую сделку с Ватиканом. По условиям этой договоренности, папа римский Франциск признает законность семерых назначенных Пекином епископов, а взамен получает право голоса при назначении будущих китайских епископов.

Руководство Ватикана назвало это соглашение историческим прорывом и первым официальным признанием коммунистическим государством власти папы в римских католических церквях Китая. Но цель Пекина не претерпела особых изменений, оставшись такой же, как и при уничтожении храмов. Он хочет взять под свой контроль стремительное распространение христианства — первой иностранной веры, завоевавшей плацдарм в Китае после появления там две тысячи лет тому назад буддизма.

«Мы оказались на переломном этапе, — заявил директор богословского факультета Китайского университета в Гонконге Ин Фук Цан (Ying Fuk-tsang). — У администрации складывается такое ощущение, что государство в прошлом вело себя слишком либерально, а теперь решило усилить давление».

Правящая коммунистическая партия видит в компромиссе с Ватиканом важный шаг вперед в деле ликвидации подпольных церквей, где целыми поколениями молились китайские католики, не желавшие признавать партийную власть. Теперь, когда папа признал всех утверждаемых и контролируемых партией епископов и все духовенство римских католических церквей, у подпольной церкви не осталось причин для существования.

Такие меры проводятся в рамках обширной кампании властей по ужесточению контроля над всеми сферами жизни общества. Их стали осуществлять после того, как лидером партии и руководителем страны в 2012 году стал Си Цзиньпин. При нем началась далеко идущая кампания борьбы с коррупцией, гражданскими организациями и независимой журналистикой. Но его отношение к религии оказалось более избирательным.

© AP Photo, Gregorio Borgia
Папа Франциск приветствует группу верующих из Китая

Сегодня, когда многие китайцы в условиях путаных и порой хаотичных экономических перемен занялись поисками ценностей и традиций, Си содействует укреплению некоторых религий, таких как буддизм и даосизм, правда, одновременно следя за тем, чтобы они следовали партийной линии. В прошлом месяце знаменитый Шаолиньский монастырь впервые за 1 500 лет своего существования поднял китайский национальный флаг.

Си ведет себя намного суровее по отношению к исламу. Власти считают, что эта религия стремится управлять этническими меньшинствами и плодит сепаратистские и террористические группировки на крайнем западе Китая. Возникла угроза сноса мечетей, нападкам подвергаются мусульманские обычаи и традиционная одежда. Мужчин с чрезмерно длинными, как считают власти, бородами и женщин с закрытыми лицами задерживают и в больших количествах отправляют на перевоспитание.

Христианство создает иные вызовы. Самыми быстрыми темпами оно распространяется среди специалистов и работников умственного труда в крупнейших городах страны и в наиболее благополучных регионах. Многие христиане там посещают неподконтрольные властям подпольные храмы, и тактика действий государства отражает разные судьбы двух христианских конфессий.

Католицизм впервые появился в Китае на постоянной основе 400 лет назад. Он существенно выиграл от того, что западные армии потребовали от Китая пустить в страну миссионеров. Мировая церковь начала вкладывать деньги и посылать в Китай свои таланты, открывая на его территории храмы, школы и больницы.

Но после произошедшего в 1949 году коммунистического переворота установленная в Китае католическая церковная иерархия стала недостатком этой религии. Когда в 1951 году были разорваны дипломатические связи, правительство выдворило из страны сотни иностранных священников и епископов. Оно взяло под контроль иерархическую структуру священноначалия и стало назначать священников, придерживавшихся его взглядов на китайскую церковь и не имевших связей с заграницей.

С того времени католицизм в Китае находится в застое. Количество католиков в целом соответствует росту населения. В 1949 году оно составляло три миллиона человек, а сегодня выросло до 10 миллионов. Это самая малочисленная из всех официально разрешенных в Китае церквей.

Миллионы верующих католиков упорно сопротивляются контролю со стороны государства. В некоторых районах Китая население целых округов ходит в подпольные церкви, а подконтрольные государству храмы стоят пустые, и верующие попросту игнорируют их настоятелей.

Но все может измениться после примирения Ватикана и Пекина.

Часть подпольных епископов в Китае, в том числе, два популярных епископа в стойких католических районах страны, могут уйти, уступив место тем людям, которые за последние 10 лет были назначены Пекином, и которых согласился признать папа. В ответ папа получит некие полномочия при назначении новых епископов. В Китае всего около 100 епископов и прелатов, включая подпольных и утвержденных государством. А 12 мест вакантно.

Непонятно, как именно будет работать такая система. Обе стороны говорят, что подписанное в субботу соглашение является предварительным, и не разглашают его детали. Но вполне вероятно, что будет введена некая неформальная система вето. Ватикан сможет отвергать кандидатуры, предлагаемые китайскими властями, но в основном посредством спокойных консультаций, а не официального голосования.

В перспективе могут быть восстановлены и дипломатические связи между Пекином и Ватиканом.

Город - государство Ватикан

Некоторые китайские католики полагают, что это поможет церкви, которая не в состоянии соответствовать переменам. Например, в Китае происходит бурный рост городов, но многие сельские католики после переезда в город в поисках работы не могут посещать службы. Объединенная церковь сможет решить эту проблему.

«Я думаю, если это поможет объединить церковь, то это хорошо, — сказал католический писатель Ю Юнсинь (You Yongxin) из восточного китайского города Фучжоу. — Если папа убедится, что благодаря этой сделке можно добиться назначения хороших епископов, то можно надеяться, что он так и сделает».

Если все пойдет так, как обещают власти, данное соглашение даст церкви официальное право участвовать в назначении священников в контролируемые партией церкви Китая. Это произойдет впервые почти за 70 лет. И это будет важная уступка со стороны государства. Следует сказать, что Пекин не дает духовному лидеру тибетских буддистов далай-ламе никаких полномочий при назначении монахов и настоятелей монастырей.

Тем не менее, эта сделка потрясла многих китайских католиков.

Священник Пол Дон Гуаньхуа (Paul Dong Guanhua), сам себя посвятивший в духовный сан и ставший епископом в подпольной церкви города Чжэндин на севере Китая, заявил, что Пекину нет никакого смысла соглашаться на сделку, которая может усилить церковь.

«Что ж, если есть соглашение, то так тому и быть, — сказал он во время телефонного интервью. — Но мне оно кажется абсурдным, и я не знаю, сколько католиков согласятся с таким решением».

Другие видные представители подпольного духовенства, скажем, епископ Гуо Сицзинь (Guo Xijin), которому придется оставить свою должность по условиям соглашения, от комментариев отказались. Давая интервью несколько месяцев назад, епископ Гуо сказал, что он уйдет, если его попросит об этом папа.

Риму также придется завоевать сердца сомневающихся католиков Тайваня и Гонконга, сказал профессор политологии Лоуренс Риардон (Lawrence C. Reardon), работающий в Нью-Гемпширском университете и занимающийся исследованиями отношений между Китаем и Ватиканом.

Многие люди, такие как вышедший в отставку кардинал Тайваня Джозеф Цзэнь (Joseph Zen), выступают резко против договоренности с Пекином, утверждая, что коммунистической партии нельзя доверять.

«Это первое па в танце, который они намерены продолжать, — сказал профессор Риардон. — Это также примирение большой китайской церкви».

Ситуация с протестантами в Китае совсем другая. Если в 1949 году их количество составляло один миллион верующих, то сейчас их более 50 миллионов. Отчасти это объясняется тем, что из-за отсутствия церковной иерархии даже во времена гонений число верующих быстро увеличивалось.

Не имея дипломатического партнера, с которым можно было бы вести переговоры, китайские власти прибегают к иной тактике: они уничтожают отдельные церкви, подавая сигнал остальным.

Эта кампания началась в 2014 году, когда в провинции Чжэцзян снесли большой протестантский храм и начали убирать шпили со многих других церквей. К 2016 году в провинции лишились своих шпилей и крестов более 1 200 храмов, в основном протестантских. Похоже, что эти действия осуществлялись с целью уменьшить заметность религии.

В этом году темпы сноса храмов увеличили, и несколько церквей в других частях страны закрыли либо снесли, в том числе, церковь Золотой лампы в провинции Шаньси и крупный незарегистрированный храм Сиона в Пекине, известный тем, что служба там велась на корейском и английском языках.

Государство также запретило продажу Библии в интернете и призвало развивать христианское богословие в китайском стиле.

По всей видимости, цель заключается в том, чтобы добиться от протестантских храмов согласия на государственную регистрацию. «Поданный сигнал состоит в том, что они не могут быть независимыми, — сказал профессор Ин Фук Цан. — Вопрос в контроле».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.