В IV веке до н.э. римский историк Флавий Вегеций говорил: «Если хочешь мира, готовься к войне». В истории войн нет ничего хуже, чем внезапный переход от мира к войне. И нет ничего более катастрофического, чем начинать войну неподготовленным или думать, что мир продлится вечно. Первой мировой войне предшествовал самый длинный в истории Европы мирный период. Страны начали войну неподготовленными, в ситуации, когда ни у кого не было тактического плана, соответствовавшего новому уровню техники. В результате погибло 70 миллионов человек. Большей катастрофы человечество не видело до Второй мировой войны.

Первая мировая война имеет очевидный прецедент в виде Гражданской войны в Америке. Тогда обе стороны были вынуждены увеличить скудные силы из 16 тысяч 367 солдат, составлявших национальную армию, до двух чудовищных войск: 2 миллиона 600 тысяч человек у Союза и один миллион у Конфедерации. Обеим армиям не хватало опытных офицеров, их штабы устарели, а уроки, вынесенные из Наполеоновских войн, остались неусвоенными. Новые нарезные мушкеты изменили тактику сражения и привели к чудовищным потерям: 646 тысяч 392 погибших от Союза и 483 тысячи человек от Конфедерации.

Аналогичным образом, в начале Первой мировой войны произошел технологический прорыв, и, опять же, европейские офицеры были слишком заняты на политических собраниях. С 1871 года в Европе не велась ни одна крупная война, за исключением тех, которые случались в колониях за тысячи километров от Европы. Изменения в вооружении происходили стремительно: винтовки, пулеметы, гаубицы, бездымный порох, нитратные взрывчатые вещества, лафеты, поглощающие пушечную отдачу, бронежилеты, танки, газы, авиация и т.д.

Крупнейшие европейские государства, вдохновленные консервативной Пруссией начала XIX века, оставались вдалеке от этих перемен, безвредных в мирный период, и делали из колониальных войн ошибочные выводы. Именно поэтому объявление Германии войны Франции 3 августа 1914 года было воспринято с восторгом во многих уголках Европы, ведь предполагалось, что это будет краткое и решающее столкновение (так думал и Линкольн в начале Гражданской войны).

От немецких кабинетов до французских окопов

Причин, по которым Германия и ее союзники проиграли войну, много, и они во многом связаны с крахом ее промышленности. И, конечно, они не связаны с отсутствием инициативы или тактической решимости. Германия бойко привела Европу к невиданной до тех пор резне, которую очень скоро затмила Вторая мировая война. Новое поколение агрессивно настроенных немецких офицеров не признавало заветов Отто фон Бисмарка, беззаветно преданного военным институтам. Эти-то офицеры, которые рассматривали войну как вполне приемлемое решение, и разработали стратегию, которую они сами считали окончательной и бесповоротной — план Шлиффена.

Граф Альфред фон Шлиффен выработал план, который должен был разрешить для Германии проблему войны на два фронта — во Франции на западе и в России на востоке — и, кроме того, принести победу в рекордные сроки. Отталкиваясь от обходного маневра Ганнибала в битве при Каннах, Шлиффен намеревался обойти французскую армию по флангам через Бельгию. Быстро расправившись с французскими силами, Германская империя должна была бросить силы на поддержку Австрии, своего союзника (в чьи военные возможности она, правда, не верила), в противостоянии с Россией.

В немецком плане перемещение полутора миллионов солдат было расписано по дням. Согласно подробнейшему графику, предполагалось, что уже через шесть недель Франция будет покорена и войска затем будут быстро переброшены на Восточный фронт. Этот план предполагал скорейшие сроки, но не учитывал возможных осложнений или политических трудностей, связанных с вторжением в третьи страны. По немецким прогнозам, если бы все происходило максимально быстро, времени на ответную реакцию не оставалось. Но в случае с затянувшимся вторжением в Бельгию могли появиться непредусмотренные политические последствия: Англия, вероятно, вступит в войну, а США будут рассматривать свое вступление.

4 августа 1914 года руководители немецкого штаба Мольтке Младший (племянник легендарного прусского генерала) и Эрих Людендорф начали осуществление плана Шлиффена. Как и все планы, разработанные в теплых кабинетах, он очень скоро столкнулся с реальностью. Теоретически этот план мог быть успешно выполнен, но задержка в прохождении через Бельгию и сложности снабжения, саботируемого остатками бельгийской армии, сделали невозможным уничтожение Франции в предполагаемые сроки. Вскоре Германия оказалась в том положении, которого боялась больше всего: с войсками на двух фронтах.

К счастью или к несчастью для Германии, остальные европейские лидеры также не предвидели долгого противостояния. Никто не думал, что современная война может длиться более года или что слабые государства смогут долго бороться, не попав в экономический кризис. Таким образом, застой в конфликте застал всех без подготовленного плана на случай непредвиденных обстоятельств.

Глубокая немецкая оборона

Планы по быстрому захвату Франции растянулись на четыре месяца и оставили за собой полмиллиона жертв. Вся центральная Европа превратилась в длинную линию траншей, а грязь и страдания стали главными действующими лицами. Мощь огнестрельного оружия делала любую позицию неприступной, и поэтому три года линии не менялись. Попытки достичь новых целей на Западе снова и снова превращались в кровавые бойни. Как ни парадоксально, только на Восточном фронте для немецкой империи дела шли лучше, чем ожидалось. Царская Россия разрушилась изнутри, и Германии оставалось просто убрать ее остатки.

Благоприятствовал интересам Центральных держав 1915-й год, но следующий год принес Германии огромные потери. Сознавая, что ресурсы союзников позволят растянуть конфликт, в конце года немецкий штаб запланировал решающую атаку на французский город Верден. Это превратилось в артиллерийскую бойню, в результате которой суммарные потери обеих сторон составили 400 тысяч убитых и 800 тысяч раненых. Из-за гигантских потерь и начала нового наступления англичанами в Сомме немцы были вынуждены, наконец, отступить.

Русские солдаты наливают суп австрийцу на русско-германском фронте
Стало очевидно, что традиционные тактические действия уже не соответствовали новым технологическим реалиям. Одним из классических методов продвижения считался интенсивный обстрел вражеской обороны, а затем массовое наступление пехоты. Этот порядок действий привел к большому числу жертв и был неэффективным, поскольку бомбардировка указывала врагу месторасположение войск.

В битве на Сомме англичане выпустили полтора миллиона снарядов в течение недели, и четырнадцать английских дивизий начали наступление на немецкие линии. Когда англичане находились в 100 метрах от своей цели, немецкие линии начали непрерывный обстрел. Только несколько англичан смогли добежать до окопов. По дороге было убито 19 тысяч 240 человек, ранено 35 тысяч 493 человека и пропало 2 тысячи 152 человека. Только английская настойчивость позволила восстановить позиции в следующие дни. Британцы сосредоточили свою атаку на нескольких целях, что привело к медленному росту потерь среди немцев.

Немцы не могли продолжать в таком темпе и решили радикально изменить свою стратегию. Эрих Людендорф взял на себя командование и приказал группе военных ветеранов разработать новую доктрину: «Ведение оборонительной войны». Согласно новой доктрине, перед оборонительной линией должен находиться ряд пулеметов, а пехота должна идти в тылу, где ее не достанет вражеская артиллерия, и быть готова начать контратаку. Новая доктрина придавала особое значение нижним чинам: капитанам и лейтенантам было разрешено принимать решения на местах.

Стратегия глубокой обороны продемонстрировала свою эффективность против французского наступления весной 1917 года. Французские войска взбунтовались и отказались от дальнейшего продвижения. Немецкая тактика гарантировала еще один год войны.

Глубокое наступление: успех и могила Германии

Война растянулась уже на четыре года. Германия выдерживала, со слабой поддержкой Австрии и Османской империи, длительную конфронтацию с тремя державами — Францией, Англией и Россией, поддерживаемыми США, сохраняя до конца тактическую инициативу. В 1918 году Германия даже смогла одержать победу на Восточном фронте. На Западном ей это почти удалось. Помешала нехватка ресурсов и невозможность тактических реформ. Успешная глубокая оборона сопровождалась «глубоким наступлением», свидетельствовавшим о том, что война не лучшее место для метода проб и ошибок.

Основой «глубокого наступления» было создание элитной силы. К решающему 1918 году было создано сорок штурмовых подразделений с офицерами, обученными новой доктрине. Инструкции санкционировали принятие решений унтер-офицерами. Точность и скорость оказались ключевым фактором для успешной работы новой тактики.

21 марта 1918 года Эрих Людендорф приказал начать последнее масштабное немецкое наступление в той войне — операцию «Михаэль». Новые штурмовые подразделения блестяще проявили себя в продвижении по всем линиям. Но не зря Германия несколько месяцев копала себе могилу, и провал наступления был вызван не авангардом, а тылом. После отправки миллиона человек против французской и английской обороны, Людендорф был близок к расколу территории, контролируемой союзниками.

Французский командир Петен в ответ отправил подкрепление с юга, что, вкупе с выбором единого командира союзных войск, позволило остановить наступление «Михаэль» в течение недели. Немцы уже нацелились на сердце Франции, но потерпели неудачу прямо перед появлением на сцене США.

В середине 1918 года капитуляция Центральных держав казалась неизбежной. С тактической точки зрения Германия вела себя превосходно, хотя в беге на длинные дистанции ей пришлось поддерживать своих слабых союзников, и это разрушило ее планы. Необдуманные решения Людендорфа погубили военную промышленность. Кроме того, командование снизило эффективность остальной армии и уводило ресурсы от ключевых для бесцельной кампании мест.

После Ноябрьской революции император Вильгельм II бежал в Нидерланды. Чтобы положить конец конфликту, 11 ноября 1918 года правительство Веймарской республики подписало Компьенское перемирие. Ужас современной войны настиг Европу врасплох и так же молниеносно ее покинул. Самый долгий мирный период сменится длительным периодом войн (Первая мировая война уступит место Второй, а затем и холодной войне). Выносливость и безрассудство Германии говорили о том, что в будущих конфликтах она станет грозным противником. Очень скоро к ее настроениям прибавилась злоба.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.