«Норвегия продала душу нефти, и для людей искусства это трагедия. У людей сугубо коммерческие интересы, а богатство только создает дистанцию между людьми. Некоторые творческие люди уезжают из Ставангера, потому что их достает атмосфера богатеньких инженеров, так называемых бедных богатых, которые и разбогатели-то всего несколько десятков лет назад», — делится своими соображениями Лив.

10 лет в доме для глухих

Остров Квитсой — это, можно сказать, юго-западный бастион Норвегии, имеющий стратегическое положение. Название острова означает «Белый остров», вероятно, потому, что в скалах на острове и близлежащих островах есть белый кварц. Именно здесь живет Лив Эверсен со своим партнером по жизни и по театру Торбьорном. Остров действительно белый еще и потому, что большинство домов тут, как и церковь, белого цвета, а с высоты маяка открывается живописный вид на другие островки и Северное море. Несколько раз в день отсюда курсирует паром в Ставангер, куда сейчас Лив приезжает на ночные дежурства в доме для людей с проблемами слуха.

«В доме для людей с проблемами слуха у меня 38% ставки, я работаю уже на протяжении 10 лет. Дежурю по ночам и зарабатываю примерно 150 тысяч крон (около 16 тысяч евро) в год, а грань бедности в Норвегии — это 250 тысяч крон (26 тысяч евро) в год. Так что, я как бы за гранью. Впрочем мне иногда удается заработать на кукольном театре. И, правда, у меня нет тех расходов, которые есть у большинства людей в Норвегии», — рассказывает Лив.

У нее есть свое хозяйство — несколько кур и крикливый петух, который поет не только по утрам, но и ночью. Именно поэтому Лив в ближайшее время собирается отдать его в хорошие руки. Кур Лив не режет, растит их скорее как домашних животных, а вот свежими яйцами гордится и угощает гостей.

Одиночество — это проблема богатых стран

Кукольный театр Skromlehjulet — это международная театральная группа, созданная Лив 25 назад. С 1996 года его создатели работают с кукольными представлениями и шоу для детей и взрослых. Театр дает представления на фестивалях, в барах, детских садах и на различных мероприятиях. Весной норвежский театр примет участие в большом фестивале кукольных театров в турецком Измире со спектаклем «Потому что я люблю тебя», где расскажет историю одинокого человека, который не может забыть свою первую любовь.

«Я думаю, что одиночество — это проблема, существующая во всем мире, но, возможно, более серьезная в богатых странах, поскольку богатство может создавать дополнительное расстояние

между людьми. Я вижу, что проблема одиночества очень актуальная для Норвегии — как для старых, так и для молодых. И наша кукла — пример забавных подробностей и глупостей, которые могут совершать люди, когда они одиноки и предаются тоске», — рассказывает Лив. Театр уже демонстрировал свои спектакли на нескольких международных фестивалях в Польше, Хорватии, Чехии, России, Дании, Греции и Норвегии. «Я сама делаю куклы и, кстати, из очень дешевого материала. Это пенопласт и папье-маше, как правило. В последние годы мы сделали много кукол из пенорезины из-за ее удивительной пластичности. Кукла, которая движется хорошо, обладает душой, и публика верит, что она жива. Но проблема в том, что Норвегия — это спортивная страна, их искусство — это спорт, здесь даже танцевальные программы создают на базе футбола. Культура становится все более коммерческой, альтернативной или андеграундной культуры уже почти нет. Но иногда нам все же удается заручиться поддержкой государства при постановке наших шоу», — продолжает рассказ норвежка.

Люди не знают, куда девать деньги

Ее дом буквально завален куклами — вот ковбой на коне, а вот кукла, сделанная из обыкновенной лопаты. Кукольный театр — это в некотором смысле вымирающий жанр, считает Лив. Этот жанр почти не востребован в Норвегии, поэтому поддержку от государства получить непросто, для этого надо быть традиционным театром, а современный, экспериментальный театр держится на энтузиазме, уверена норвежка.

«В Норвегии сложно быть бедным, но большинство обыкновенных людей просто не знают, куда деть деньги, они покупают новую мебель или занавески только потому, что у соседа такие же. Это просто гонка потребления! У меня другие расходы, я не покупаю одежду, но у меня дорогая машина, и мне нужно думать наперед, как поступать с деньгами. Кроме того, я живу за городом и это в три раза дешевле, чем жить в городе. А жить на деньги, которые я получаю, в городе невозможно, ты разве что сможешь снять комнату или две. Что касается путешествий, то я за границу езжу, как правило, только на фестивали», — рассказывает норвежка.

Она рассуждает, что, возможно, можно зарабатывать больше, но это, если ты будешь работать днем и ночью, а Лив уверена, что творческому человеку необходимо не просто жить и выживать, но и черпать от жизни вдохновение. «Богатый художник тут — это коммерческий художник. Нужно быть социальным, заводить контакты, чтобы быть успешным. Мой коллега по театру, например. Мы с ним начали практически одновременно, это образованнейший человек, к тому же художник. Но он аутсайдер, бедствует, потому что у него нет интернета или мобильного телефона, он не занимается продажами, он создает искусство. И в этом вся проблема», — говорит Лив.

Норвегия продала душу нефти

В Норвегии нет серьезной традиции кукольного театра и интерес к кукольному театру небольшой. Как считает Лив, здесь у людей кукольные представления ассоциируются с чем-то, что они смотрели на телевидении в 70-х или же у них рождаются ассоциации с каким-то кукольным хоррором. «Норвегия продала душу нефти, и это для людей искусства трагедия. У людей сугубо коммерческие интересы, а богатство создает дистанцию. И действительно, некоторые люди уезжают из города, потому что их достает атмосфера богатеньких инженеров, так называемых бедных богатых, которые и разбогатели-то всего несколько десятков лет назад. Вы не видели, каким был Ставангер до того, как тут открыли нефть, мы тут ходили в кломпах, и на весь город было два бара. Но нефть стали добывать в 70-80-х годах, а в 90-х мы достигли апогея. И самые примитивные мужики забряцали монетой, они застраивали город, рушили горы своими домами, так что все это довольно удручающе. Сейчас все не так просто, потому что цены на нефть упали», — говорит Лив.

В ожидании пенсии: в 50 лет ты никому не нужен

Что Лив думает о своем будущем? Отвечая на этот вопрос, женщина горько усмехается и говорит, что, скорее всего, получит самую маленькую из возможных пенсий. «На пенсию у нас можно выйти в 62 года, и я это сделаю, конечно. Потому что в 50 лет ты никому не нужен. И, конечно, ты не можешь соревноваться с молодыми. Именно поэтому мне приходится разумно распоряжаться деньгами, но особенно откладывать у меня не получается. Но если я сейчас заболею, то у меня будут серьезные проблемы, потому что я сама решила не платить страховку. А будучи индивидуальным художником, ты должен платить огромную сумму за страхование. Минимальная пенсия в Норвегии — 17 000 крон (около 1800 евро), я на нее рассчитываю, это неплохо», — горько улыбается Лив, иронизируя, что готова заниматься кукольным театром даже на собственной могиле.

У Лив есть сын, который до 26 лет жил с матерью, а недавно переехал на восток страны. Он не слишком интересуется делом ее жизни. По мнению норвежки, у детей сегодня много впечатлений от анимационных фильмов, которые могут быть жестокими, кроме того, в фильмах кадры сменяют друг друга очень быстро. Лив обнаружила интересную деталь: живое присутствие кукол парализует детей. Вырастая, люди также склонны избегать чересчур близкого общения и реальных эмоций.

«В Норвегии серьезна проблема самоубийств среди молодых мужчин. Это связано и с климатом, люди сидят дома, и пропасть между людьми растет. Кроме того, достаток также служит разделительным фактором. Дети вырастают в техномире. Мы называем их замочными детьми: они постоянно закрыты дома, в детских садах, дети не видят мира и своих родителей. Я рада, что мой сын переехал на восток страны, он любит компьютеры, так что я надеюсь у него все пойдет хорошо. Но все-таки самое главное — это жить! Недавно я встретила свою подругу моего возраста, и она мне сказала: я уж забыла, что это такое — смеяться. А мое вдохновение — это жизнь. Я очень люблю сюрреалистические, абсурдные ситуации и хочу работать с ними. Люди заморожены, но слава богу, что мы еще можем играть в театр», — заключает свой рассказ Лив Эверсен.

Напомним, Норвегия — крупнейшая нефтегазодобывающая страна в Европе. Согласно данным Еврокомиссии, на нефтегазовый сектор приходится около 22% ВВП страны и 67% экспорта. Норвегия покрывает более 20% газовых потребностей Евросоюза. До индустриальной революции экономика Норвегии держалась на сельском хозяйстве, производстве древесины и рыболовстве. На сегодня ВВП Норвегии составляет 70 000 долларов на человека, более половины бюджета страна тратит на социальные нужды и образование. Средняя зарплата до вычета налогов в стране составляет 4 тысячи евро, минимальная пенсия — 1 тысяча 700 евро.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.