Иэн Глен (Iain Glen) сыграл множество запоминающихся ролей за последние три с половиной десятилетия. У кого не очень хорошая память, те могли запомнить его в образе очаровательного двоеженца Алека Уилсона в прошлогоднем сериале «Миссис Уилсон» (Mrs Wilson) на канале «Би-би-си Уан» (ВВС One); между тем как обладатели прекрасной памяти могут вспомнить его в «Генрихе V» Королевского Шекспировского общества, номинированном на множество премий в 1990-е годы. Однако, когда его узнают на улице в последнее время, то, скорее всего, эти люди хотят сделать селфи с Сэром Джорахом Мормонтом из «Игры престолов» (Game of Thrones).

Телесериал компании Эйч-би-оу (HBO), который будет транслировать в Великобритании телеканал Скай Атлантик (Sky Atlantic), является самым популярным телевизионным проектом в мире, его смотрят свыше 30 миллионов телезрителей и фанатов по всей планете, в том числе на Дальнем Востоке, в Индии и в Южной Америке. Воодушевление, связанное со скорым выходом последнего сезона, уже достигает критической точки.

Одно из неизгладимых воспоминаний Глена о последнем сезоне связано с эпизодом, когда Джорах, зараженный вялотекущей, но смертельной серой хворью, сжимает в зубах кусок кожи, а между тем толстый чешуйчатый слой, покрывающий его тело, по кусочку отрезают скальпелем. Возможно, этот эпизод не был самым трудным с точки зрения актерской игры, но от агонии, отразившейся на его лице, было невозможно оторваться.

«Я был словно в дурмане», — рассказывает он мне. На нанесение этой части грима требовалось восемь часов, у него были нижние слои, выделявшие гной и кровь по мере того, как удаляли чешуйки, — поэтому Глен должен был быть на съемочной площадке в 11 часов вечера, чтобы ему за ночь наложили грим, а потом сниматься в течение 12 часов днем. «После всего, что требовалось здесь, актерская игра стала казаться пустяком», — говорит он.

Мы находимся в фотостудии недалеко от Темзы. Глен приехал сюда на велосипеде из дома на юге Лондона. «Я фанат езды на велосипеде, — говорит он. Он ездит на велосипеде даже на мероприятия с красной дорожкой и паркует велосипед за углом. — Это чрезвычайно бездарное времяпрепровождение, когда вы сидите на заднем кресле лимузина… к тому же [на велосипеде] быстрее. Плюс я не тот человек, который готов бесконечно ждать на красном светофоре. Я езжу и по улицам с односторонним движением, даже против течения».

Он подтянут и слегка загорел. Он был у себя дома в Далвиче, где живет со своей партнершей, актрисой Шарлотт Эмерсон (Charlotte Emmerson) и их двумя детьми, одиннадцатилетней Мэри (Mary) и шестилетней Джулиет (Juliet), когда ему прислали сценарий последнего сезона «Игры престолов» в сентябре 2017 года.

«К защите сценария сериала стали относиться все серьезнее и серьезнее, — рассказывает он, — настолько, что никакие материалы нельзя было печатать на бумаге в течение всего сезона». К сценарию можно было получить доступ только через интернет с помощью расширенных протоколов безопасности, при этом члены съемочной группы не могли получить к нему доступ даже со своих собственных цифровых устройств.

«Актеры этому несколько сопротивлялись, — добавляет он, — особенно, актеры старшего поколения». Тут он разыгрывает убедительное покашливание: «Мне нужно взглянуть на свои реплики, и как это вообще возможно?»

Когда он читал сценарий, у него было впечатление, «что у них получилось, что они все осуществили, — говорит он. — Они достигли того баланса, когда можно удовлетворить стремление публики к завершенности, но оставили при этом достаточно вопросов, чтобы зрители могли представить себе, каким мир будет далее, что ждет каждого героя в отдельности и весь мир престолов в целом».

Печаль в конце «лучшего путешествия в мире» спустя почти десять лет от начала шоу была почти осязаема на читке сценария с участием всего основного актерского состава в Белфасте через десять дней.

«У всех было настоящее чувство утраты, как в семье… было пролито много слез, потому что сериал заканчивался, но при этом чувствовалось и подлинное воодушевление, и радость в преддверии съемок». Когда персонажи умирали по сюжету по мере чтения сценария, у Глена и других актеров возникало чувство реальной утраты: «Мы все очень сблизились друг с другом».

Съемки бывали изнурительными. Огромная батальная сцена с участием многих ключевых персонажей, выступающих против армии мертвецов под руководством Короля Ночи, снималась на съемочной площадке вымышленного замка Винтерфелл в графстве Антрим в Северной Ирландии. Эту сцену снимали в течение 11 недель по ночам при минусовых температурах, когда приходилось терпеть дождь, грязь, сильный ветер и «овечье дерьмо». Глен назвал это «подлинным испытанием, которое было по-настоящему удручающим».

Сериал снимался на съемочных площадках по всему миру, от заснеженных диких просторов внутренней территории Исландии до пустынных берегов Марокко, замков в Испании и обнесенного крепостными стенами Дубровника в Хорватии. На площадке постоянно шутили, что, куда бы ни прилетал Глен, это непременно бывало солнечное любимое всеми место; но в последнем сезоне ему пришлось проделать тернистый путь через обледеневшие поля в попытке захватить одного из оживших мертвецов.

Молодые актеры, такие как Кит Харингтон (Kit Harington), играющий Джона Сноу, и Эмилия Кларк (Emilia Clarke) — Дейнерис Таргариен — строят карьеру благодаря участию в сериале, говорит Глен. Его сюжетную линию совместили с линией Кларк почти с самого начала. Как они расстались в реальной жизни? «Мы дружим и всегда будем дружить», — говорит он.

«Эмилия пережила удивительные повороты сюжета как сама, так и играя свою героиню. Я видел в ней молодую нервную актрису, которой только что выдалась эта большая роль, и все, от режиссера до остальных членов съемочной группы, задавались вопросом: "Это та самая актриса? Так ли должна выглядеть Дейнерис? Правильно ли смотрится парик?" Ей пришлось столкнуться с невероятным количеством давления, и я видел, как эта юная девушка невероятно умело с ним справлялась.

Она спрашивала совета и я неизменно отвечал: "Просто делай то, что ты делаешь". Эмилия — очень одаренная актриса, она действительно не представляет, насколько она хороша, и до сих пор остается очень уязвимой, но это не деструктивная уязвимость, благодаря ей она сохраняет сосредоточенность… Она [также] очень самоотверженный, теплый человек, и она организовывала общественную жизнь во время съемок "Игры престолов". Я всегда обращал внимание на то, чем она занимается, и гордился этим».

В сериале Сэр Джорах влюблен в Дейнерис. И хотя героине Кларк в сериале добавили несколько лет по сравнению с книгами (в романах Джорджа РР Мартина она совсем юный подросток), поклонники подсчитали, что Дейнерис все равно не больше 16-17 лет в начале фильма (Кларк было 22 к моменту съемок первого сезона). «Был момент, когда это чувство вылилось в безответную сексуальную любовь, — говорит Глен, — но я думаю, у них всегда была взаимная любовь без физической составляющей».

Учитывая, что Сэру Джораху в сериале за 40, а Глену сейчас 57, можно ли назвать его любовь к Дейнерис адекватной, учитывая их разницу в возрасте? «Нужно признать, что в "Игре престолов" есть много "неадекватного", — признает он, — но для совершенно иной эпохи это представляется допустимым».

В конце первого сезона Дейнерис вернулась с погребального костра своего мужа голой и невредимой с тремя только что вылупившимися драконами. И мне интересно, как Глен относится к утверждению бывшего члена съемочной группы Иэна МакШейна (Ian McShane) о том, что этот сериал — это «сплошные сиськи и драконы»?

«Если сиськи и драконы — это негативная оценка, то это не мешает ему пользоваться огромным успехом, правда же?— говорит он. Он признает, что: возможно, в некоторой степени компания Эйч-би-оу пыталась привлечь зрительское внимание, но в том же самом можно было бы обвинить и сериал "Клан Сопрано" (The Sopranos) — там тоже были и сиськи, и насилие, но в нем была и психология, на которой держался весь фильм».

Он считает, что в первом сезоне «Игры престолов» это могло казаться избыточным, когда на кон было поставлено все, чтобы создать этот мир, но говорит, что он никогда не беспокоился о многочисленных противоречивых сценах в сериале, от садистских сексуальных фантазий до изнасилований. «В конце концов вы сами решаете, смотреть вам его или не смотреть. Когда я вспоминаю историю, некоторые ужасные события, которые происходили в реальной жизни, я думаю, что в некоторых художественных фильмах это может быть изображено, поэтому я не сторонник цензуры. Я никогда не считал, что это было просто так. Что касается насилия, то меня это никогда не беспокоило».

После съемок финальной сцены каждому из главных актеров преподносили рисованную раскадровку со съемок сериала. Глен был изображен в кровавой гладиаторской битве, в которой Джорах сражался, чтобы вернуть расположение Дейенерис в пятом сезоне. Эту сцену снимали на арене для боя быков в Осуне, в Андалусии на юге Испании, и она связана у него с особыми воспоминаниями.

Его семья была вместе с ним, и режиссер отвел его дочь Мэри, тогда ей было семь лет, в палатку к гримерам, чтобы ей нанесли на лицо кровавый грим, «чтобы она была похожа на папочку», потом он разрешил ей крикнуть «мотор» и «снято» на съемках сцены. После речи сценаристов Дэвида Бениоффа (David Benioff) и ДБ Уайсса (DB Weiss), по словам Глена, он заливался слезами.

Глен, у которого есть 22-летний сын Финли (Finley) от первого брака с актрисой Сюзанной Харкер (Susannah Harker), говорит, что он в восторге от роли отца. «Я продолжаю производить на свет детей… Это насыщает жизнь огромным количеством веселья, волшебства и очень утомляет. Мне приходится порой работать вдали от дома, и, если бы я мог, я бы возил их с собой постоянно, потому что, когда тебя будит ребенок, или когда вам приходится будить ребенка и переживать все незначительные мелочи и кучу скучной ерунды, и просто когда эти глаза смотрят на вас с этой любознательностью… Я это обожаю.

Я всегда считал, что это женская прерогатива, — добавляет он. — Я думаю, что пока моей подруге детей достаточно, и это нормально, но я всегда готов продолжить». Тут он прерывается, чтобы ответить на ее звонок.

В детстве Глен, который вырос в Эдинбурге (у него есть два старших брата, Хэмиш и Грэм), был в равной степени стеснительным ребенком и экстравертом, рассказывает он, и у него не было ощущения опасности. Он радостно мог вылезти из окна на очень высоком этаже и карабкаться по водосточным трубам. Его эскапады несколько раз привели его на больничную койку.

Он был мастером притворяться, будто падает и получает травму: «Я могу даже сейчас вам это продемонстрировать». Он до сих пор носит серьгу в левом ухе, в той самой дырке, которую он проделал булавкой в 12 лет. «Отец отказывался брать меня с собой в гольф-клуб, пока я ее не выну. А я подумал: "Ну и хрен с ним. Тогда я с ним не пойду, нет уж"».

Его отец, банкир, занимающийся инвестициями, оплачивал его учебу в частной школе «Эдинбургская академия» (The Edinburgh Academy), но ему пришлось остаться там на второй год, чтобы попытаться улучшить свои оценки, но, несмотря на это, он снова получил те же баллы. Он смог поступить в Абердинский университет, желая изучать там русский язык, и именно там он познал радость от театра, был отчислен и поступил в Королевскую академию драматического искусства. Он учился вместе с Рэйфом Файнсом (Ralph Fiennes), Джейн Хоррокс (Jane Horrocks), Имоджен Стаббс (Imogen Stubbs) и Джейсоном Уоткинсом (Jason Watkins), но, несмотря на это, получил приз за лучшую актерскую игру на своем курсе, Золотую медаль Бэнкрофта, которая до этого вручалась таким актерам, как Марк Райлэнс (Mark Rylance), Фиона Шоу (Fiona Shaw) и Кеннет Брана (Kenneth Branagh).

Блестящая карьера Глена в театре развивалась параллельно с ролями на телевидении, но он всегда умудрялся сочетать хорошо оплачиваемые блокбастеры — такие фильмы, как «Лара Крофт, расхитительница гробниц» (2001 года) и франшизу «Обитель зла» — с более авторской работой. По мере роста популярности «Игры престолов» гонорары росли в геометрической прогрессии, актерам, исполнявшим главные роли, стали платить, по некоторым данным, по 500 тысяч долларов за серию. Он отмечает, что это стоимость за сезон вне зависимости от того, в каком количестве серий ты снялся. Показалось ли ему, что гонорары изменили его жизнь? «Нет, не сказал бы, — говорит он. — Мне всегда везло, и я всегда был востребован как актер».

Глен столкнулся и с негативной стороной внимания прессы, когда его первый брак распался в начале 2000-х. Иногда это внимание было слишком «агрессивным», говорит он, возникали вопросы, связанные с тем, что он «был близок к чужим отношениям, речь шла о Томе Крузе (Tom Cruise) и Николь Кидман (Nicole Kidman). Я играл тогда пьесу с Николь, и в ней шла речь о сексуальных отношениях».

Они играли «Голубую комнату», вольную переработку «Хоровода», сделанную Дэвидом Хэйром (David Hare); в спектакле, как известно, можно было увидеть обнаженный зад Кидман и Глена, делающего колесо в чем мать родила. Возможно, это неизбежно привело к слухам в желтой прессе, что у Глена и Кидман роман, а ее брак распался примерно в это же самое время. Глен всегда это отрицал, но из-за этого его расставание с Харкер тоже оказалось на виду.

«По сравнению с тем, с чем людям приходится сталкиваться, это было нормально, — рассказывает он. — Но к тебе постоянно оказывается приковано чье-то внимание, когда ты просто хочешь разобраться со своей частной жизнью».

Обычно у славы нет никакой другой побочной стороны, отмечает он. («Моя жена сравнивает это с тем, будто тебя каждый день лапают за задницу»), хотя он вежливо отказывается позировать для селфи, если проводит время со своей семьей. Огромный, глобальный успех «Игры престолов» привел к тому, что однажды его окружили фанаты, когда он посещал тауншип в Южной Африке.

Страсти вокруг его последней работы улягутся еще не скоро, но у Глена готовы и другие проекты. Вместе с другой звездой «Игры престолов» Леной Хиди (Lena Headey), игравшей Серсею Ланнистер, он появится в британском фильме об иммиграции «Поток» (The Flood). Он также снялся в научно-фантастической эпопее «Гавань: над небесами» (Haven: Above the Skies), повествующей о глобальной катастрофе.

Дотянет ли его персонаж до последней серии «Игры престолов», зрителю это еще только предстоит выяснить.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.