Черные как смоль глаза смотрят из пучка линий на картине внимательно и задумчиво. Шляпа с полями, написанная несколькими линиями, длинное пальто, пушистые усы и борода. Кисть, которую уверенно и в то же время грациозно держит рука, только прикоснулась к пустому полотну. Никто не знает, что на нем может появиться.

Таким Пабло Пикассо изобразил в 1972 году грузинского художника Нико Пиросмани — динамичным, творящим, пленительным. И не без причины: когда Пикассо впервые увидел работы Пиросмани, он сразу же в них влюбился. Подобное испытали и многие другие.

«Пиросмани был индивидуалистом и одинокой душой, но в его искусстве были идеи, подобные идеям Пикассо, Анри Матисса и русских авангардистов начала XX века. Нико Пиросмани значительно опережал свое время», — воспевает художника искусствовед Музея Миккеля Александр Метсамярт (Aleksander Metsamärt).

За последние недели выставка «Пиросмани. Мир одинокого гения» стала самой популярной и обсуждаемой выставкой в Таллине. Публику поразила трагическая судьба художника и, конечно, сами произведения, которые редко можно увидеть за пределами Грузии.

«Попросту говоря, это хорошее искусство и это хорошие картины. Вот и весь секрет популярности выставки», — продолжает Метсамярт.

Секрет черного полотна

Нико Пиросманашвили (или Пиросмани) (1862-1918) родился в семье крестьян в деревне Мирзаани на востоке Грузии. Он остался сиротой в раннем возрасте и работал с ранних лет, в том числе прислугой и пастухом. Но его страстью было великое искусство.

Художественного образования Пиросмани так и не удалось получить, он был художником-самоучкой: в свои самые плодотворные годы он писал совершенно вне международного творческого сообщества. В случае Пиросмани речь шла о призвании: он посвятил всю жизнь искусству и иногда брал случайные заказы в духанах Тбилиси. Порой, чтобы выжить, он оформлял разные вывески и расписывал стены помещений — часто просто за еду.

«В своем искусстве Пиросмани касался различных тем — от жизни в грузинских деревнях до столичного уклада Тбилиси. В местном искусстве Пиросмани был явным исключением, поскольку он также рисовал животных», — рассказывает Александр Метсамярт.

Для изображения животных были определенные причины: у несоциального и робкого Пиросмани были трудности в общении с людьми, поэтому он чувствовал себя лучше и безопаснее в окружении животных, которых он называл своими «лучшими друзьями».

В связи с плохим финансовым положением художника отличительной чертой искусства Пиросмани стала черная клеенка, на которой он рисовал. Клеенку обычно использовали в духанах Тбилиси для покрытия столов: ткань была твердой и прочной, ее можно было легко купить.

«Пиросмани уже в XIX веке использовал технику с оставлением незакрашенных участков черной клеенки. Эта идея кажется новой и свежей и сегодня», — сообщает Александр Метсамярт.

В использовании черного цвета в произведениях Пиросмани есть своя символика. Он писал в том числе и портреты проституток, работавших в борделях Тбилиси, и в их отношении черный цвет символизировал греховную и мрачную жизнь. С другой стороны, белый цвет, встречающийся в портретах проституток, говорил о том, что освобождение от грехов и возвращение к Господу все же возможно.

Пиросмани был книжным червем. Его особенно увлекала история христианской Грузии и золотое время страны, которое пришлось на период с XII по XIII век. Неудивительно, что в работах Пиросмани встречается много исторических персонажей — например, легендарная гордая и мудрая царица Тамара.

Грустный конец

В 1912 году поэт и один из лидеров русского футуристического движения Илья Жданевич приехал в Грузию. Прогуливаясь по тенистым улочкам Тбилиси со своим братом, Жданевич обратил внимание на вывеску одного дешевого ресторана.

Братья зашли в ресторан и нашли внутри много работ, которые их сильно впечатлили. Выяснилось, что имя Нико Пиросмани было известным в районах с плохой репутацией, но его совсем не считали художником, ведь настоящее искусство не может находиться на стенах задымленных и подозрительных духанов.

Жданевич придерживался других взглядов. Он написал в местные издания хвалебные статьи о «прирожденном художнике». Работы Пиросмани впервые были выставлены в Париже в 1913 году. В этом во многом была заслуга Жданевича, который хотел, чтобы новый друг был принят в искусстве и его финансовое положение улучшилось.

Несмотря на усилия Жданевича, Пиросмани провел свои последние годы в бедности и стесненных условиях. Обитая то в подъездах, то в пыльных и темных подвалах, Пиросмани пребывал в депрессии и печали. Местное искусствоведческое издание нарисовало на него жестокую карикатуру, в которой его талант ставился под вопрос. Злоупотребление алкоголем только увеличило проблемы художника.

«С началом Первой мировой войны заказывать оформление вывесок у Пиросмани перестали. Вдруг оказалось, что у него совершенно нет работы. Он был художником до мозга костей и совершенно не годился для физического труда», — рассказывает Александр Метсамярт.

Нико Пиросмани умер от голода и холода в 1918 году. Никто не знает, где он захоронен. Ценность искусства Пиросмани поняли лишь позже.

«Для современного искусства Грузии наследие Пиросмани было очень значительным. Он был таким же новатором в искусстве Грузии, как Аксели Галлен-Каллела (Akseli Gallen-Kallela) в Финляндии и Конрад Мяги (Konrad Mägi) в Эстонии. Кроме этого, он был гигантом, на которого опирается большая часть русского авангарда и европейское искусство первого десятилетия прошлого столетия», — подытоживает Александр Метсамаярт.

История любви и миллиона алых роз

В 1982 году трагическая история жизни Пиросмани и его печальная любовная история ожила в тогдашнем Советском Союзе. Суперзвезда Алла Пугачева записала свою версию латвийского хита «Миллион алых роз», автором мелодии для которого был Раймонд Паулс. В песне рассказывается о художнике, который продал всю свою собственность и подарил «море роз» актрисе, в которую был влюблен. Однако любовь не была взаимной. Актриса куда-то уехала на ночном поезде, и художник остался один — в бедности и с болью в сердце.

В Советском Союзе и современной России «Миллион алых роз» — культовая песня, которая по-прежнему считается обязательной частью всех концертов Пугачевой, которой недавно исполнилось 70 лет. Часто русская аудитория независимо от пола и возраста восторженно подпевает исполнителю «Миллиона алых роз».

В России и других странах мира существуют разные версии песни. Недавно вышла хип-хоп версия Егора Крида, которая набрала в Ютубе больше 84 миллионов просмотров.

Финская версия Веры Телениус (Vera Telenius) «Миллион роз» появилась в 1984 году, но в тексте песни больше не говорилось об истории Пиросмани.

В реальной жизни мистическим объектом восхищения Нико Пиросмани была французская актриса Маргарита де Севр (Margarita de Sevres, 1885‒1968). Де Севр выступала и жила в Тбилиси в 1905 году, по некоторым источникам — в 1909 году.

Пиросмани влюбился в молодую и одаренную актрису и однажды утром сумел ее поразить: на свои скромные сбережения он купил огромное количество цветов и выложил их перед окном номера гостиницы, в котором остановилась актриса. Среди цветов были не только красные душистые розы, но и пионы, лилии, анемоны и маки. Очарованная таким видом, де Севр вышла из гостиницы и страстно поцеловала Пиросмани — в первый и последний раз. Де Севр поехала гастролировать дальше, навсегда оставив Тбилиси. Художник и актриса так больше никогда и не встретились.

В память о непродолжительной и, очевидно, неразделенной любви, появилась работа Пиросмани «Актриса Маргарита», которая сейчас находится в Государственном музее искусств Грузии. На картине изображена улыбающаяся женщина в платье балерины, которая держит в руке букет цветов. Вокруг нее парят золотисто-желтые птицы.

«Да, это правда. Изначально Пиросмани действительно хотел подарить де Севр именно миллион роз», — подтверждает Александр Метсамярт.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.