В огромном доме одного из районов Санкт-Петербурга на 22-м этаже находится квартира, из которой гость не сможет уйти голодным.

Об этом позаботится Эрна Ивановна Лезусар (Erna Lezusar), 93-летняя ветеран блокады Ленинграда.

Гостеприимство в России — обычное явление, но в случае с Лезусар с этим связано много личного. Она знает, что такое настоящий голод. На ее глазах умер от голода ее собственный отец. Она часто видит это во сне.

Под закуску выпивают кисло-сладкий клюквенный ликер.

«Меня уже не должно было бы быть в живых. К счастью, голова работает, настроение — как у молодой хулиганки. Я говорю, что в следующем году мне будет 49 наоборот», — шутит Лезусар, произнося тост.

Между первой и второй — перерывчик небольшой.

«А как же! Мы же не собираемся хромать?»

Нужно выпить вторую рюмку, чтобы твердо стоять на обеих ногах. Стоит выпить хотя бы за то, что у Эрны Лезусар есть обе ноги и руки. Ведь и это — настоящее чудо.

Во время блокады Ленинграда Лезусар выучилась на сапера. Она должна была обезвреживать мины, поставленные немецкими, финскими и советскими войсками. Работы проводились в гражданской одежде, без защитного снаряжения.

В качестве инструмента использовали двухметровую палку с полуметровым металлическим штырем. При помощи такого «прибора» почву исследовали в 45-градусный мороз.

«Некоторые мины были сделаны из дерева, и металлоискатель мог их не обнаружить. Позже мы научились находить мины так ловко, что уже по касанию „прибора" могли определять тип мины», — описывает Лезусар.

Поиски вели и босиком.

«У немецкой „прыгающей мины" было три „уса". Лучше всего их можно было определить, сидя на корточках и осторожно прощупывая землю босыми ногами».

Десятки женщин, работавших вместе с Лезусар, погибли или получили ранения.

«Для раненых позже был открыт приют на Валааме. Я чудом уцелела».

Однажды Лезусар все же получила легкое ранение, но оно не связано с минами. Она занималась строительством укрепления у Кингисеппа, когда немцы вдруг начали бомбить советский бронепоезд.

«Мы уже привыкли к бомбардировкам, и в молодости мы всегда думали, что в нас не попадет. Поэтому мы забрались на крышу, чтобы посмотреть, что происходит. И вдруг маленький осколок прилетел мне прямо в ягодицу!»

Однажды Эрна чуть не получила ранение, когда саперы в конце дня развели костер, чтобы погреться. Неожиданно костер взлетел на воздух: прямо под костром, глубоко под землей оказалась деревянная мина. К счастью, все были далеко от костра, искали что-нибудь для растопки».

Лезусар работала в строительной бригаде, сформированной из женщин, которые делали пулеметные гнезда, бункеры, землянки и мосты. Позже группа стала заниматься разминированием.

Работа была опасной, но в то же время она помогла выжить.

«Если другим гражданским выдавали в худшем случае всего 125 граммов хлеба в день, на работе мы получали 250 граммов».

Мать Эрны работала в медицинском институте, в котором использовали костный бульон для производственных процессов. Какую-то часть излишков бульона отдавали сотрудникам.

Кроме этого, в институте были свой двор и конюшня, и во дворе устроили картофельное поле. Картофельные очистки давали побеги, а лошадиный навоз помогал получать приличный урожай.

«Мама обменивала лошадиный навоз на разные необходимые товары».

А еще мама знала, какие растения являются съедобными. Ели листья липы, звездчатку и корни репейника.

«Это было ужасное время. Я все это пережила, но военные фильмы смотреть не могла. И сейчас не могу».

У отца Лезусар было эстонское гражданство, но он был преданным членом партии, что спасло семью от репрессий Иосифа Сталина и депортации.

Блокада Ленинграда длилась почти 900 дней. Погибло больше 640 тысяч гражданских лиц, ведь кроме проблем с едой также были трудности с водой, электричеством, отоплением, одеждой и гигиеной. В некоторых источниках говорят даже о миллионе погибших.

В 1942 году отец Лезусар скончался от голода, младшего брата унес туберкулез.

Финская армия тоже была причастна к блокаде Ленинграда. Однако Лезусар благодарит маршала Маннергейма за то, что Финляндия не замкнула кольцо блокады полностью и не совершила атаку на город.

«Маннергейм хотел сохранить Санкт-Петербург», — считает она.

Когда в мае 1945 года наконец пришло известие о поражении Германии и об окончании войны, восторг был безграничным.

«От радости мы целовали даже лошадей!»

Сталина Лезусар уважает, хотя знает и его грехи.

«Я рада, что у нас вновь начали вспоминать Сталина. Многое было лучше при Сталине. Были бесплатные кружки для детей», — подчеркивает она.

Но ведь из-за Сталина погибли миллионы невинных людей?

«Люди тоже в определенной степени виноваты в этом. Они доносили друг на друга и подставляли друг друга».

Лезусар не критикует и Путина. По ее мнению, главным виновником в международной напряженности является «Америка, которая пытается всюду вмешаться».

Критика военных действий России на Украине ее удивляет, поскольку «Украины уже не было бы, если бы мы нанесли удар по-настоящему».

Позиции Лезусар кажутся довольно суровыми, но их можно объяснить историей ее жизни. В молодости она пожертвовала всей своей жизнью для страны, руководимой Сталиным, и поэтому даже в старости она защищает нынешнего руководителя Владимира Путина.

В этом доме свои порядки.

Когда гостям приходит пора уходить, Лезусар собирает для них гостинцы. Печенье, шоколад и яблоко — чтобы голод не застал врасплох в дороге.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.