Какой была самая мрачная часть повседневной жизни солдат в Ханко во время войны-продолжения? По наводке местных жителей археолог Ян Фаст (Jan Fast) обнаружил уникальную находку недалеко от Сюндалена под Ханко.

Для семерых советских солдат эта земля стала последним пристанищем. До эксгумации их останков в прошлые выходные.

«Мы нашли тела семерых солдат Красной Армии. Пятеро покоятся каждый в своей могиле, а еще двое почему-то похоронены в одной яме», — рассказывает археолог Ян Фаст, руководитель раскопок.

Напрашивался вопрос: что, если солдаты скончались от болезней при строительстве укреплений в 1940 году — или это был несчастный случай?

— Мы исходили из того, что они умерли в разное время. Кроме разве что тех двоих, что лежали вместе.

Решающей подсказкой стала монета 1941 года, ее обнаружили в кармане солдатской униформы. Кости сохранились в хорошем состоянии, и установить причину смерти — осколочная рана шрапнелью — не составило труда даже в полевых условиях.

Значит, советские солдаты погибли в бою с финскими, по всей вероятности, в начале Войны-продолжения в 1941 году.

«Юле»: Что известно об их судьбе?

— Разобраться с первыми находками было сложно. Первую могилу мы нашли на глубине почти двух метров в ходе простых раскопок.

И сразу загадка: почему нет личных вещей?

— Почему на них так мало одежды? Куда делись личные вещ

и — их, что, отправили родственникам? Униформа давно истлела.

Другой вопрос — почему понадобилось копать так глубоко.

— Могилы глубиной два с половиной метра роют редко.

Еще вопрос — это почему солдат похоронили головой вниз. И неважно, как при этом сложили тела — на животе, на спине или друг на друга.

Рыть яму так глубоко опасно, ведь края обрушаются. «Спускаешься вниз и понимаешь, что копали на маленьком участке, ведь до поверхности далеко», — говорит Фаст.

— Даже задумываешься, уж наказанием ли было рытье таких ям.

По всей вероятности, поблизости есть и другие захоронения.

— Мы знаем, что их было больше, и даже знаем, где примерно. Но к сожалению, те, кто знал точно, уже умерли.

Если не представляешь, что делать, вести раскопки здесь небезопасно.

— Когда копаешь захоронения Второй мировой, подвергаешься смертельной опасности.

Еще Фаст напоминает, что нарушать покой мертвых запрещает закон.

— Соваться туда бездумно — неэтично и строго порицается.

Впоследствии летом 1941 года, полагает Фаст, так близко к фронту мертвых уже не хоронили — можно было в любой момент попасть под обстрел финской артиллерии.

— Может, первые именно так и погибли. Тогда павшим еще пытались дать достойное погребение.

Давнишняя местная легенда

Клубок начал разматываться еще в 1942 году, когда начали возвращаться эвакуированные жители Ханко.

Одна женщина несколько лет назад написала книгу. В ней есть такой пассаж: «Вернувшись, мы нашли следы шести русских могил, отмеченные деревяшкой и куском ткани. Вскоре следы исчезли окончательно».

По счастью, нашелся местный житель, который провел здесь детство. Он уверял, что знает место, где зарыты тела.

«Сам он, конечно, не копал, но помнил, как отец рассказывал, где похоронены русские», — говорит Фаст.

Мужчина озаботился дальнейшей судьбой могил, потому что кроме него о захоронениях мало кто знает.

Фаст решил помочь и разобраться, что скрывает слой торфа.

Находки исследуются дальше

Раскопки начались как обычный археологический проект. Археологи даже не знали наверняка, найдутся ли под землей останки или нет.

Яма вышла глубокая, и понемногу они научились «читать» информацию с постоянно обваливающихся песчаных краев.

Останки солдат выкопали, чтобы исследовать уже в лабораторных исследованиях.

«Пробы земли, находки и кости — уже в ближайшие недели», — говорит Фаст.

Каковы были фронтовые будни битвы за Ханко?

Раскопки ведутся с 2017 года в рамках давнишнего военно-археологического проекта «Ханко 1941», который изучает как финскую, так советскую сторону фронта в битве за Ханко.

Найденные захоронения стали для археологов приятным бонусом.

— Думаю, это прольет свет на то, как шли боевые действия с русской стороны.

Могилы полностью задокументированы — в том числе при помощи панорамных камер и беспилотников. Всего в съемках принимало участие 15 человек.

— Это уникальный взгляд на последние минуты жизни русского солдата, а возможно и то, что им предшествовало.

Останки будут изучаться в течение нескольких недель, после чего их, как было оговорено ранее, передадут в посольство России в Финляндии. Перед повторным захоронением российские власти проведут собственное расследование.

— Надеюсь, удастся найти родственников. Может, в России отыщутся архивные данные, которых нет у нас.

Для Фаста главное — опознать солдат.

— Я считаю, каждый заслуживает, чтобы его имя узнали. Важно донести личную трагедию. Я по-прежнему надеюсь, что мы своего добьемся, пусть это и не так просто, как казалось поначалу.

Фаст хочет выяснить, как погибали на русском фронте и как там хоронили мертвых — особенно в начале конфликта, когда об эвакуации из Ханко еще не задумывались.

— У каждого павшего своя история, пусть военно-историческая наука конкретикой обычно не интересуется.

Раскопки могил времен Второй мировой войны с использованием междисциплинарных археологических методов в Финляндии ведутся впервые.

— Мы хотим, чтобы об этом месте знали будущие поколения. Был риск, что могилы окажутся навсегда забыты.

Раскопки продолжаются

В субботу 19 октября Фаст и картограф Алекси Риккинен (Aleksi Rikkinen) расскажут о находках в музее фронта Ханко. Встреча организована музеем фронта совместно с Летним университетом.

Раскопки велись при содействии посольства России в Финляндии, Обществом памяти павших, краеведческим музеем Ханко и музеем фронта Ханко.

В следующем году раскопки продолжатся. Работы у военных археологов в Ханко непочатый край — в том числе места боев на островах Хорсё и Бенгтшер (финский гарнизон отбил попытку советских войск взорвать крупнейший в Скандинавии маяк высотой 57 метров — прим. перев.).

Будущие места раскопок есть и в самом центре Ханко — это блиндаж Кабанова (Сергей Кабанов — командир базы ВМФ на полуострове Ханко, существовавшей в 1940-41 годах, руководил обороной Ханко — прим. перев.) и подземный военный госпиталь.

Наконец, есть и фронтовые позиции финских сил и шведского добровольческого батальона.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.