Леонид Ильич Брежнев, грузный советский коммунист с густыми бровями и грудью, усыпанной орденами, навсегда оставил след в нашей истории как высокомерный лидер оккупационной державы, который вызывал у чешских и словацких товарищей панику, действуя на них, как удав на зайцев.

В воскресенье исполнилось 55 лет с момента, когда Брежнев сверг прежнего лидера Никиту Хрущева и возглавил Советский Союз. Через неполные четыре года после этого он отдал приказ о вторжении войск Варшавского договора в социалистическую Чехословакию.

Так начался темный период в нашей истории, известный как нормализация. Партия снова взяла все в свои руки, восстановила цензуру, преследовала и сажала политических оппонентов. Высшее государственное руководство ловило каждое слово кремлевского бога и было готово выполнить любое его желание.

Но как принято в Чехии и Моравии, темные времена озарялись шутками, которые характеризуют обстановку тогда лучше, чем глубокомысленные исследования. Вот одна из них.

Густав Гусак выходит из Пражского града и начинает собирать камни. Он берет их в руки, осматривает и некоторые кладет в сумку. Его испуганный помощник, опасаясь за душевное здоровье шефа, звонит Брежневу. Рассказав о поведении Гусака, помощник спрашивает, что ему делать. «Неужели опять! — вздыхает Брежнев. — Опять перепутали линии связи с Прагой и луноходом!»

(Молодежи я напомню, что луноход — это советский аппарат, который отправили на Луну.)

Дворцовый переворот

Брежнев возглавлял Советский Союз на протяжении долгих 18 лет. Он продержался дольше лунохода. И дольше советской империей правил только Иосиф Сталин.

Первым cекретарем Коммунистической партии (а это была высшая должность в партийной, а значит, и в государственной иерархии) товарищи большевики избрали его десятого ноября 1964 года. Разумеется, единогласно.

Этому предшествовал дворцовый переворот, который Леонид Брежнев сам и организовал. Вацлав Вебер в книге «Коммунистический эксперимент в России в 1917 — 1991 годах, или Малая история СССР» пишет, что Брежнев начал интриги против Хрущева после того, как узнал, что тот хочет снять его с поста Председателя Президиума Верховного Совета (советского парламента).

Тогда Брежнев переманил на свою сторону важнейших функционеров и 13 октября 1964 года позвонил Хрущеву, который отдыхал тогда на черноморском курорте в Пицунде. Брежнев позвал его приехать в Москву на внеочередное заседание президиума, запланированное уже на следующий день. Чрезвычайность заседания заключалась в том, что на нем зачитали «обвинительный список», в котором перечислялись ошибки лидера страны.

Никто их не оспорил, и пораженный Хрущев уже не мог себя защитить, поэтому ушел с поникшей головой в тень. Его место занял Брежнев.

Визиты в «губернии»

Эра Брежнева ознаменовалась стагнацией советской экономики и растущей агрессивностью Советского Союза в мире. Леонид Ильич, с одной стороны, одаривал глав советских сателлитов крепкими поцелуями и благосклонно произносил фразу «Это ваше дело». С другой стороны, он отстаивал доктрину ограниченного суверенитета, которую также называли Брежневской доктриной. Согласно ей, кремлевская верхушка оставила за собой право вмешиваться, если какой-нибудь советский сателлит отклонится от социализма в сторону капитализма.

Именно Брежневская доктрина стояла за вторжением в Чехословакию в августе 1968 года и за оккупацией страны. Брежнев ссылался на нее, заставляя чехословацких руководителей подписывать позорные московские протоколы.

В протоколах тогдашнее руководство выражало согласие с тем, что в Чехословакии «временно» останутся советские войска, что обстановку в стране «нормализуют» в соответствии с марксизмом-ленинизмом, восстановят роль партии, вытеснят контрреволюционные группировки из политической жизни и укрепят связи с Советским Союзом.

Так Чехословакия превратилась в «губернию», куда Леонид Брежнев ездил за наградами. От чехословацких коммунистов он получил их аж девять. В своей книге «Малая земля» Брежнев рассказал о гостеприимстве чехов и словаков и о том, как замечательно проводил время у них в гостях.

Лекарства и водка

Но уже через шесть лет после вторжения звезда Брежнева начала меркнуть. В конце 1974 года у него случилось два инсульта. Он стал «туговат» и плохо двигался. У него случались непредсказуемые перепады настроения, была зависимость от снотворного, и, главное, он стал пить. Его кремлевские попойки описывает Марк Шрад в книге «Политика водки: алкоголь, автократия и тайная история российского государства».

Брежнев не мог контролировать самого себя, а уж тем более целый союз. Поэтому в конце 70-х годов власть в стране перешла в руки министра иностранных дел и обороны Андрея Громыко и Дмитрия Устинова, а также главы КГБ Юрия Андропова.

Деградация Брежнева стала очевидна, например, в 1978 году, когда он приехал в Прагу на празднование десятилетней годовщины вторжения. Он обменялся с товарищами наградами. Сам он получил два ордена, а в ответ одним наградил Густава Гусака, который следил за порядком в западной советской «губернии», а другим — Василя Биляка, который следил за «губернатором», чтобы тот не вышел из-под контроля Кремля.

Во время церемонии товарищи выпили за победу над контрреволюцией, и советский лидер тут же сомлел. Проще говоря, он опьянел, и это понятно из сохранившегося видео. Также кадры того времени запечатлели, с каким подобострастием перед ним стояли сгорбленные чехословацкие функционеры. Ужасающая картина.

Вот так тогда обстояли дела, и будем надеяться, что подобное уже больше никогда не повторится.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.