12 ноября 2019 года NZZ опубликовала по большей части бестолковую статью немецкого «писателя» Кристофа Брумме (Christoph Brumme), согласно которой все украинцы любят свободу, высмеивают власти и обладают «культурой морали», а русские предпочитают жить под гнетом властей. Скорее всего, последующая реакция российского посла в Берне натолкнула редакцию NZZ на мысль о том, чтобы представить читателям более наглядный материал о Крыме, который снова вошел в состав России в марте 2014 года. Ведь так можно показать, как на самом деле негативное влияние России сказывается на населении полуострова.

Сказано — сделано. Но уже сам заголовок статьи, опубликованной в онлайн-издании NZZ 5 декабря 2019 года, говорит о том, насколько поверхностным может быть подход журналистов NZZ: «Киев дышит Западом, на улицах — музыканты, жонглеры, фрики, а Крым лишен очарования и задушен дисциплиной». Это, с позволения сказать, настоящий «булшит», говоря на журналистском сленге. Я позволю себе раскритиковать статью — на этот раз от первого лица — поскольку весной сам провел три недели в Крыму. Как профессиональный журналист я взял с собой фотоаппарат и, к счастью, также запечатлел очарование Крыма на фотоснимках. Например, музыкантов и фриков на набережной Ялты. Трубач с набережной вошел в коллекцию фотографий из моей поездки в Крым, даже не подозревая, что его снимок может послужить подтверждением очевидно тенденциозного освещения ситуации в NZZ.

Нет, «жонглеров» я в Крыму действительно не встречал, зато видел других циркачей, например, человека, который за пару рублей сажал тебе на плечо ручную сову, а потом фотографировал — в моем случае, по моему особому желанию, на мой фотоаппарат.

Неужели (как говорится в заголовке статьи в NZZ) это и есть, в отличие от киевских «музыкантов, жонглеров и фриков», крымская «дисциплина» и «недостаток очарования»?

Если корреспондент NZZ побывал в Крыму сейчас, в начале декабря, как это указано в статье (Симферополь, 5.12.2019), то зафиксированный им «недостаток очарования» вполне понятен. Даже Венеция, например, в последние недели была несколько менее «очаровательной».

Вообще-то, увидев заголовок в NZZ, я мог и не читать дальше. Но журналистское любопытство все же перевесило.

Разочарование вместо эйфории?

Ульрих Шмид (Ulrich Schmid), автор статьи NZZ о Крыме, упоминает, что на смену «эйфории», царившей в марте 2014 года, теперь приходит «разочарование». Приятно, что этим он хотя бы подтверждает, что тогда, в марте 2014 года, многие люди в Крыму, как он пишет, даже плакали от радости (а в газетах тогда писали, что российские военные оказывали давление на крымчан ради нужного исхода голосования). То, что со временем пришло всеобщее разочарование, как теперь пишет Шмид, просто неправда. Безусловно, есть люди, которые надеялись на более быстрый экономический подъем после воссоединения Крыма с Россией. Но в содержательной беседе даже они подтверждают, что невозможно в одночасье изменить все к лучшему.

Другой пример из репортажа NZZ: Ульрих Шмид показывает сделанный им самим снимок плохой дороги в Бахчисарае. Да, они есть, эти плохие дороги. Я тоже был в Бахчисарае — и не только там — и видел их. Они убедительно свидетельствуют, что Украина четверть века ничего не делала для модернизации инфраструктуры в Крыму.

Шмид, очевидно, не видел шоссе, ведущее от Керчи на самом востоке полуострова через Симферополь до Севастополя на юго-западе Крыма. Оно еще строится, но некоторые его участки уже открыты. Шмиду не повезло. Журналист NZZ видел только старые, плохие дороги — причем, из украинских времен.

И когда Шмид говорит о неудовлетворительной экономической ситуации, он ни словом не упоминает о «вкладе» Запада — экономических санкциях против Крыма. Снова и снова повторяется одна и та же картина: США делают все, зачастую прибегая к жестким санкциям, чтобы поставить политически неугодные страны на колени в экономическом секторе. А потом выстраивают аргументацию на нищете местного населения. Это несправедливо, если не сказать подло. Крым, имея фантастическое Черноморское побережье протяженностью более 200 километров, может быть туристическим раем и приносить экономическую выгоду, если сюда смогут приезжать туристы из богатого европейского Запада. Но их удерживают жесткие санкции. Туроператоры, в том числе швейцарские, не имеют права продавать путевки в Крым. А потом западные журналисты пишут, что с момента воссоединения Крыма с Россией в экономике не наблюдается столь скорого подъема, как ожидалось…

Официальные языки — это мелочь?

Ульрих Шмид как бы между делом говорит, что у крымчан три официальных языка: русский, украинский и татарский. В статье NZZ ничего не сказано о том, что весь процесс отделения Крыма от Украины, как и в случае с Восточной Украиной, начался с того, что по распоряжению «из Киева» официально разрешенным языком должен был стать только украинский, все школы собирались перевести исключительно на украинский язык. Риторический вопрос: как отреагировали бы западные швейцарцы и тессинцы, если бы «Берн» решил, что в Швейцарии можно говорить только на немецком языке?

Почему Крым сравнивают с Киевом?

Тот факт, что NZZ уже в заголовке сравнивает (русский) Крым с (украинским) городом Киевом, вероятно, как упоминалось выше, связан с примитивной статьей Кристофа Брумме, который сравнил «украинцев» с «русскими» — как будто все 40 миллионов украинцев и все 140 миллионов русских имеют единый характер. Что ж, статья Брумме еще раз спровоцировала сравнение Украина-Россия.

Слушайте также наш подкаст Россия не Голлум, а Крым не кольцо всевластья

Может, мне тоже написать об «очаровании» Киева? Например, наш отель — из приличия не привожу его название — во время нашего последнего визита списал с моей кредитной карты 1000 франков, а когда я потребовал объяснений, мне назвали ложную причину: якобы «хорошенькая блондинка», которая была со мной, осталась в отеле еще на неделю и не заплатила за пребывание. О том, что в Швейцарии жена может носить другую фамилию, они, очевидно, не слышали и, видимо, предполагали, что я не буду возражать против списания средств с моей кредитной карты из-за моей, вероятно, тайной спутницы. Однако посадочный талон жены на обратный рейс помог мне опровергнуть утверждение персонала о пребывании «хорошенькой блондинки» в отеле еще в течение нескольких дней.

В своей работе я никогда не упоминал об этой истории до сегодняшнего дня, потому что у меня не было повода негативно относиться к Украине или украинцам. Но я слишком остро воспринимаю публикацию статьи NZZ, написанной, очевидно, с одной целью: приводя какие-то там наблюдения, лишний раз смешать Россию с грязью. Сегодняшняя Россия — это не Советский Союз, а Путин — не Сталин. А то, что в России так же, как и во всех других государствах — США, Германии и даже Швейцарии — кое-что можно улучшить, я и сам знаю.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.