«Криштиану Рональду», шутит кто-то, когда в черно-белом фильме появляется мужчина, чеканящий мяч. Остальные зрители начинают смеяться.

Мужчина в кадре совсем не похож на португальского футболиста, который считается одним из лучших в мире.

«Новый игрок-эскимос „Динамо"», — выпаливает кто-то другой. Зрители опять весело смеются.

Где-то в северо-восточной Сибири идет показ фильма. Местным жителям показывают старый документальный фильм, который был снят на территории их проживания в 1917-1918 годы. Для большинства зрителей это давнее прошлое.

Кто-то снимает это зернистое изображение на камеру телефона.

Это фильм, который в свое время снял финский исследователь Сакари Пялси (Sakari Pälsi). Раньше его фильм в этих местах не показывали.

Это сцена из нового документального фильма режиссера Киры Яаскеляйнен (Kira Jääskeläinen) «Заметки путешественников по северу» (Pohjankävijäin merkintöjä). Фильм рассказывает о жизни чукчей и сибирских эскимосов сейчас и раньше.

Она почерпнула идею для фильма в путевых заметках Пялси. Кире Яаскеляйнен понравилась идея поехать в те же места, где побывал другой финский путешественник-исследователь сто лет назад.

«Я очень надеялась, что, когда мы будем показывать фильм Пялси, кто-нибудь из зрителей вскочит и скажет, что это его какой-нибудь предок. К сожалению, так не случилось», — рассказывает Яаскеляйнен.

Сакари Пялси (1882-1965) был финским археологом, писателем и путешественником-исследователем, который стал первопроходцем в своей области.

Его исследовательская поездка на Чукотку в общей сложности продлилась два с половиной года. В этом суровом краю Пялси делал фотографии и активно снимал на камеру жизнь и будни местных чукчей — как они, к примеру, учились бросать гарпун, занимались резьбой по кости, обрабатывали кишечник моржа, чтобы использовать его как материал для непромокаемой одежды, и играли в мяч на берегу Берингова пролива.

По мнению Яаскеляйнен, то, что нынешние жители сибирских сел не узнали людей, принявших участие в фильме Пялси, многое говорит о различиях между финским и местным обществом и условиями жизни.

«Для нас сто лет, пожалуй, не является таким долгим сроком. Однако нужно помнить, что литературный язык здесь появился только в 1930-е годы. Тогда для местных жителей был создан алфавит и грамматика. Потребовалось еще много лет, чтобы они научились писать и читать», — говорит Кира Яаскеляйнен. Она напоминает, что чукотская культура опирается на устную традицию.

Если у местных и были какие-нибудь фотографии тех времен, они, вероятно, уже пропали.

По словам Киры Яаскеляйнен, чукчи последними из сибирских народов подчинились царской власти. Чукчи боролись за свою независимость долго и упорно.

После Второй мировой войны многое изменилось. Деревни принудительно ликвидировали, и людям пришлось переезжать. Началась ассимиляция с господствующей культурой. Теперь чукчам нужно было говорить по-русски, и им дали русскоязычные имена.

«Многие умерли от тоски», — рассказывает один мужчина в документальном фильме Киры Яаскеляйнен.

В своем фильме Яаскеляйнен показывает два временных периода параллельно — современность и прошлое столетие. От тех времен, когда Сакари Пялси отправился в путешествие, в Сибири уже мало что осталось.

Расстроила ли Яаскеляйнен эта поездка?

«Нет. Фильм получился немного меланхолическим, но я не хотела показать, что жизнь этого народа заканчивается. Потому что я так не думаю, когда там нахожусь. Живущие в этих селах люди не считают, что их культура приходит к концу».

Ей интересно наблюдать за тем, какие новые формы появляются в культуре, когда времена меняются.

«Сейчас, когда в отдаленных поселках появился относительно хорошо работающий интернет, я с большим интересом наблюдаю за тем, как люди начали им пользоваться — например, для поддержания языка».

40-летняя Кира Яаскеляйнен с польскими и финскими корнями регулярно посещает Северо-Восточную Сибирь уже в течение 15 лет. Впервые она отправилась на Чукотку вместе с датским эскимологом, когда изучала в Копенгагенском университете Восточную Европу.

«Они отправлялись изучать чукотских эскимосов и искали людей, владеющих русским языком, которые могли бы поехать вместе с ними. Я должна туда поехать, подумала я».

Именно тогда друг семьи дал Яаскеляйнен почитать «Дневник путешественника по северу» Сакари Пялси.

«Было безумно интересно читать заметки другого финна об этом регионе. Было немного волнительно: буду ли я переживать то же, что и он», — рассказывает Кира Яаскеляйнен.

«Уже в первой поездке я поняла, что я влюблена в это место всем сердцем».

Яаскеляйнен, которая написала дипломную работу о коренных народах, сняла свой первый документальный фильм «Мы были китобоями» (Olimme valaanpyytäjiä, 2012) о китобоях Берингова пролива.

Арктическая природа произвела сильное впечатление на Киру Яаскеляйнен.

«Суровая природа и добрые люди вокруг. Искренние, готовые помочь, всегда готовые открыть свои двери, когда хочешь зайти и что-нибудь спросить. Думаю, это сочетание помогло мне влюбиться в этот край».

Доктору Сакари Пялси было 34 года, когда в 1916 году Финский союз исследований древности принял решение отправить его в исследовательскую поездку по Северо-Восточной Сибири.

Пялси должен был собрать материал о местной культуре для проведения исследований доисторической Финляндии. В статье, опубликованной в 1977 году финской газетой «Хельсингин саномат», сообщается, что прошло около 60 лет, прежде чем роль Пялси смогли по-настоящему оценить.

«Из своей исследовательской поездки Сакари Пялси привез в Национальный музей Финляндии коллекцию из 238 предметов этнографической ценности, коллекцию из 1,5 тысячи зарисовок работ по кости, небольшой гербарий, фотографии, охватывающие всю поездку, фильм и частично завершенный письменный материал, который позже был оформлен в три книги: „Дневник путешественника по северу", „Фотографии из Арктики" и „В море и глуши". Результат поездки сильно повлиял на его дальнейшую научную деятельность» («Хельсингин саномат, 23.01.1977).

Фильм, снятый Пялси в его исследовательской поездке, был забыт. Его обнаружили только через десять лет после смерти исследователя. Пленку нашли «на чердаке одного из домов в центре Хельсинки, когда в 1975 году здание решили снести», сообщила «Хельсингин саномат» в той же статье.

Сакари Пялси считают важной фигурой в истории культуры Финляндии начала XX века. Он был руководителем отдела древней истории в Национальном музее Финляндии.

Кира Яаскеляйнен училась не только в Копенгагенском университете, но и во ВГИКе.

Документальный фильм «Заметки путешественников по северу» получил две награды на фестивале документального кино в Сибири. Режиссера пригласили поучаствовать в фестивале на Аляске.

На съемки документального фильма Кира Яаскеляйнен взяла с собой дневники Сакари Пялси. Яаскеляйнен считает, что Пялси был таким человеком, который возвращался из одной поездки и сразу же начинал планировать следующую. Говорят, что это стало причиной развода Пялси с его женой.

«Я замечаю в себе те же черты: я всегда готова отправиться в путь».

Сакари Пялси был литературно одаренным человеком. Помимо бесчисленного множества научных публикаций и эссе, он также писал романы. Кире Яаскеляйнен очень нравится то, как красиво Пялси описывает будни местных жителей. Встречаются и очень забавные отрывки.

«Пялси рассказывал, что он стал всеядным и ест что Бог пошлет. Ко времени моей первой поездки я уже 12 лет была вегетарианцем. А в итоге я ела сырое мясо тюленя, моржа и все что угодно».

По мнению Яаскеляйнен, лучший способ познакомиться с новой культурой — через местную кухню.

«В селах мы всегда жили в домах местных. Никаких гостиниц там нет. Когда хозяйка накрывает праздничный стол, не станешь готовить сам. Мы никогда не отказывались от еды».

Иногда Кира Яаскеляйнен сомневается в том, есть ли у нее право снимать документальные фильмы на определенные темы.

«Думаю, что всем, кто работает с коренными народами, стоит критически оценивать свою работу и стараться поступать в отношении коренных народов максимально корректно. Пожалуй, это правило можно применить и к другим меньшинствам».

Многие представители коренных народов в последние годы начали снимать фильмы сами, делиться своими историями.

Кира Яаскеляйнен рассказывает, что ее последний документальный фильм стал культурным проектом. В Сибири выставлялись материалы, собранные Сакари Пялси, проводились выставки фотографий и лекции.

«В отношении этого фильма у меня не было такого чувства, словно я не имею права его сделать, но перед поездкой такие мысли возникали. О таких вещах всегда важно помнить».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.