Лишь в 1990-е годы София и Анджей Пилецкие узнали, что их отец был героем. В детстве после войны им говорили, что их отец — предатель и враг народа, и они по школьному радио слушали репортажи о суде над ним и о его казни в 1948 году.

На самом деле, Витольд Пилецкий был бойцом польского сопротивления, добровольно отправившимся в Освенцим и посылавшим оттуда секретные сообщения союзникам. Он первыv забил тревогу, рассказав об истинном характере крупнейших концлагерей нацистской Германии.

Освенцим освободили в понедельник 75 лет тому назад. В своей новой книге «Доброволец. Один человек, подпольная армия и тайная миссия по уничтожению Освенцима» (The Volunteer: One Man, an Underground Army, and the Secret Mission to Destroy Auschwitz) бывший военный корреспондент Джек Фэйрвезер (Jack Fairweather) поведал читателю историю о героизме Пилецкого.

Пилецкий родился в 1901 году в аристократической семье польских шляхтичей. В молодости он воевал с Советами во время советско-польской войны и был награжден за доблесть. Унаследовав землю своей семьи, он стал помещиком, женился, и у него появилось двое детей.

Когда в начале Второй мировой войны на Польшу напали немцы, Пилецкого снова призвали на военную службу. Но Польша пала менее чем за месяц, и была поделена между нацистами и Советами. Пилецкий перешел на нелегальное положение и присоединился к бурно разраставшемуся в то время польскому сопротивлению.

«Французское сопротивление очень знаменито, однако в действительности более половины всей попадавшей в Лондон из континентальной Европы разведывательной информации приходило из польского подполья, — рассказал Фэйрвезер в интервью „Вашингтон пост". — Это была крупнейшая операция в Европе, и поляки предоставляли очень качественные сведения о немецком военном потенциале и военной промышленности, которые высоко ценили союзники».

Когда оккупировавшие Польшу немцы усилили свои репрессии против польских евреев, некоторые поляки тоже ополчились на еврейское население, однако многие тайно помогали своим еврейским соседям. Лидер ячейки сопротивления, в которую входил Пилецкий, настаивал на том, чтобы принимать в нее только католиков. Пилецкий был католиком, но он выступал против таких изменений и добился того, что его группа, входившая в состав общего польского сопротивления, поверила в равноправие евреев.

«Когда нацисты делали все возможное, чтобы раздробить общество и нарушить существовавшие между поляками узы, Пилецкий не замкнулся, не ретировался в свой класс и в свою национальность, — сказал Фэйрвезер. — На самом деле, он поступил как раз наоборот и пытался достучаться до всех тех, кто его окружал».

Тогда Пилецкий получил свое первое большое задание: попасть под арест и пробраться в Освенцим. В то время это место в оккупированной Польше было известно как нацистский трудовой лагерь для польских военнопленных. Пилецкий должен был собирать информацию о тамошних условиях, организовать в лагере подпольную ячейку сопротивления, а может даже устроить восстание.

Эта опасная миссия была добровольной, и он мог отказаться. Но 18 сентября 1940 года Пилецкий сдался немцам во время облавы гестапо, и его отправили в Освенцим.

Он был совершенно не готов к тем зверствам, которые там творились. Когда он выпрыгнул из вагона поезда вместе с сотнями других мужчин, его начали избивать дубинками. Десятерых мужчин наугад выдернули из толпы заключенных и тут же расстреляли. Одного мужчину спросили, кто он по профессии, и когда тот ответил, что врач, его избили до смерти. Избивали всех образованных людей и евреев. У последних отнимали все ценности, раздевали догола, присваивали номер, выдавали полосатую робу, а затем вели на первую из многих перекличек.

«Пусть никто из вас даже не мечтает уйти отсюда живым, — объявил охранник из СС. — Пайка рассчитана так, что вы протянете всего шесть недель».

Газовые камеры, ставшие символом Холокоста, еще не работали, но печи в крематории дымили вовсю. Другой охранник сказал, что выход из Освенцима только один — через трубу.

Так для Пилецкого начались два с половиной года страданий. Он вместе с другими узниками голодал, страдал от вшей и клопов. В лагере регулярно случались вспышки тифа. Работали все до изнурения. Охрана получала удовольствие, когда наказывала людей. Отчаявшиеся узники крали друг у друга и предавали друг друга за какие-то крохи. Многие сводили счеты с жизнью, бросаясь на колючую проволоку с пропущенным через нее электрическим током.

Но Пилецкий медленно организовывал свое подполье. Сначала в него входили лишь несколько мужчин, которых он знал уже давно. В конце их было около тысячи. Они сформировали целую сеть, через которую крали и распределяли еду и одежду, срывали нацистские планы, прятали раненых и больных заключенных, и поднимали моральный дух узников чувством братства и регулярными новостями из внешнего мира.

«К 1941 году их было почти тысяча человек, и если не считать один-единственный случай с гестаповским шпионом, ни один из людей Пилецкого не предал остальных в исключительных обстоятельствах голода и насилия, — сказал Фэйрвезер. — Он создал в этом лагере нечто по-настоящему сильное».

«Разбомбить Освенцим»

С октября 1940 года подпольщики начали пересылать на волю сообщения. Первое было отправлено через заключенного по имени Александр Велопольский (Aleksander Wielopolski). В первые дни существования Освенцима некоторые заключенные могли выйти на свободу, если их родственники давали достаточно крупные взятки. Велопольский был одним из них. Решив не рисковать и не отправлять с ним сообщение на бумаге, Пилецкий попросил Велопольского выучить его наизусть.

Польский военный деятель Витольд Пилецкий

Оказавшись на свободе, Велопольский передал послание одному из друзей Пилецкого из сопротивления. Пилецкий не знал, доходят ли его доклады до союзников, однако Фэйрвезер со своими исследователями сумел проследить их путь из Европы в Лондон и выяснил, что они доходили до самого верха.

Его первое сообщение было откровенным и резким: разбомбить Освенцим. Даже если в результате все погибнут, включая его, это будет акт милосердия. Он сообщал, что условия в лагере ужасающие, и что нацистов надо остановить.

Как выяснил Фейрвезер, британцы рассмотрели просьбу Пилецкого в начале 1941 года, но решили не бомбить лагерь. Соединенные Штаты в то время в войну еще не вступили, а в составе британских Королевских ВВС было менее 200 самолетов, и ни у одного из них не было РЛС. Да и расстояние было слишком большим, и на полет туда-обратно могло не хватить топлива. Кроме того, случай был беспрецедентый, потому что британцы ранее не предпринимали военные действия по гуманитарным причинам.

Следующие два года Пилецкий продолжал отправлять послания в Лондон через людей, которые отваживались на побег, а также передавал записки польским фермерам, которые жили по соседству с лагерем.

Тональность каждой последующей записки становилась все более отчаянной. Нацисты начали проводить над пациентами лагерной больницы отвратительные медицинские эксперименты. Нацисты устроили массовую казнь советских военнопленных, расстреляв тысячи человек. Нацисты проводят опыты по массовому умерщвлению людей в газовых камерах. Лагерь расширяется. В него целыми составами привозят евреев, где их убивают в газовых камерах и кремируют. Убиты сотни тысяч мужчин, женщин и детей.

По словам Фэйрвезера, Пилейцкий, фиксируя каждый шаг лагеря к Холокосту, «в определенном смысле осознал самую сущность нацистского зла раньше всех остальных».

Пилецкий все время задавал вопрос: разве не могут союзники разбомбить хотя бы железные дороги, идущие к газовым камерам? Или отвлечь внимание охраны, чтобы узники могли поднять восстание и бежать?

Фэйрвезер сказал, что он испытывает большую симпатию к британцам, которые решили не бомбить лагерь. Но позднее, когда в войну вступили Соединенные Штаты со своей мощной авиацией, такое решение было уже «неоправданным». Союзники придерживались своего первоначального решения, не задумываясь о том, что условия и их возможности изменились.

Решение не бомбить Освенцим стало одной из «крупнейших упущенных возможностей в истории», сказал Фэйрвезер.

Враг государства

К весне 1943 года стало ясно, что союзники не придут на помощь узникам Освенцима. А без помощи со стороны восстание в лагере было обречено на неудачу. Чувствуя, что слабеет, и что его могут раскрыть, Пилецкий решил, что пора бежать.

На подготовку побега ушло несколько месяцев. Он вместе с двумя друзьями совершил невероятный побег из лагерной пекарни ночью 27 апреля. Они тайком проникли в Варшаву, где он на непродолжительное время воссоединился с женой и детьми.

Пилецкий снова начал работать на сопротивление, но у него возникло то, что сейчас называют посттравматическим синдромом, По словам Фэйрвезера, ему было трудно «найти контакт» с семьей и друзьями, и он день и ночь писал об увиденных в лагере ужасах. После войны он даже вернулся в Освенцим, где нашел других бывших заключенных, которые жили в старых бараках и устраивали экскурсии для любознательных.

Летом 1944 года Советы вели наступление на германскую армию, изгоняя ее из Польши. Польское сопротивление надеялось вышвырнуть немцев из Варшавы до прихода Советов, чтобы восстановить суверенное государство. Пилецкий был одним из многих тысяч участников восстания в Варшаве, которое стало самым крупным в Европе за всю историю Второй мировой войны. В итоге Советы приостановили наступление, чтобы нацисты смогли подавить поляков. А потом советские войска устремились в город и захватили его.

Советы освободили Освенцим 27 января 1945 года. К тому моменту в лагере было убито 1,1 миллиона человек, в основном евреи.

«Многие на Западе считают, что май 1945 года стал окончанием Второй мировой войны в Европе, после чего были парады и так далее, — сказал Фэйрвезер. — Но история Пилецкого служит напоминанием о том, что случилось в Восточной Европе позже. А случилось то, что союзники предоставили советскому руководителю Иосифу Сталину полную свободу действий, и он оккупировал и поработил половину континентальной Европы. А для многих людей война закончилась очень плохо».

Польша следующие 40 лет была коммунистическим марионеточным государством, находившимся за железным занавесом. Но Пилецкий многого не увидел. Он остался верен идеям свободной Польши и продолжал посылать сообщения британской разведке. В 1947 году его арестовали коммунистические власти. Пилецкого неоднократно пытали, а через год расстреляли как врага государства.

Как пишет одна польская газета, когда Пилецкого вели на казнь, он сказал: «Я старался жить так, чтобы в час своей смерти чувствовать не страх, а радость».

Доклады Пилецкого хранились под замком в польских архивах вплоть до 1990-х годов. Сейчас же его осыпают посмертными наградами и почестями, вспоминая как героя, кем он несомненно и был. В этом году на экраны должен выйти документальный фильм об этом человеке.

А еще он стал символом того, что многие поляки были вынуждены скрывать на протяжении десятилетий, говоря о войне. По словам Фэйрвезера, это примерно то же самое, как если бы к американским героям высадки в Нормандии стали относиться как к предателям и отверженным.

Эта память сохраняется и сегодня, когда лидеры всего мира собрались в четверг в Израиле, чтобы отметить годовщину освобождения Освенцима. Там присутствовал российский президент Владимир Путин, который недавно распространил дезинформацию о поляках в годы Второй мировой войны. На церемонии в Израиле он стал главным оратором, из-за чего польский президент Анджей Дуда бойкотировал ее.

В понедельник Дуда должен принять участие в памятной церемонии в Освенциме. Фэйрвезер сказал, что София и Анджей, которым сегодня 86 и 88 лет, туда не поедут. Они предпочитают чтить память своего отца в день его казни. Долгие годы при коммунизме София зажигала одинокую свечу у стен тюрьмы, где был убит ее отец. В прошлом году к ней присоединились сотни человек.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.