Ведь может же спектакль быть просто спектаклем, своего рода самоцелью? Однако ничего подобного не было в этом году во время финала «Суперкубка» (Super Bowl) чемпионата Национальной футбольной лиги США.

Если вы не видели этого экстравагантного представления, то следует сказать, что в перерыве на стадионе появились латиноамериканские поп-звезды — 50-летняя Дженнифер Лопес (Jennifer Lopez) и 43-летняя Шакира (Shakira). Они пели вместе с детьми в клетках и изображали в этот момент то, что подошло бы больше для дорогого стрип-клуба. Некоторые люди считают, что в их выступлении содержалось мощное антитрамповское послание, подчеркивающее достоинство женщин (не нашлось лучшего способа отомстить президенту и любителю порно-звезд, чем представить женщин в виде порно-звезд?) Другие считают, что это была попытка сделать мейнстримом сексуальную извращенность, разрушить культуру нации, а также оказать губительное влияние на детей.

Поскольку я иностранка — и не очень понимаю «Суперкубок», уж извините, — расскажу вам о том, что увидела. А это много ног, грудей, животов и (в этом, судя по всему, главный смысл) «ложбинок между ягодицами», принадлежащих двум красивым — хотя и немного перезрелым — женщинам, женщинам, которые совершали резкие движения, покачивали бедрами, вращались и раздвигали ноги на сцене. С одной стороны, это была впечатляющая демонстрация энергии и сексуальной привлекательности.

Сначала появилась Шакира, исключительно гибкие бедра которой (они были прикрыты помпонами вишневого цвета), если вы помните, никогда не обманывают. После довольно впечатляющего вращения бедрами эта колумбийская богиня легла на пол, и в этот момент камерам удалось снять с близкого расстояния ее трусики, после чего она вскочила на ноги и сделала еще много таких же телодвижений (на самом деле очень много). Следом за ней появилась Джей-Ло, — ее груди и попа поражали своим блеском. Она спустилась по шесту с широко раздвинутыми ногами (она так же делала это в фильме «Стриптизерши», вы помните?), а затем начала подчеркнуто вертеть задом прямо перед пахом одного мужчины.

Воображение здесь уже было совершенно ненужным, и все выступление было именно таким, как я себе представляю сцены с участием проституток перед боем гладиаторов в Колизее. В своей книге «Доминион» (Dominion) Том Холланд (Tom Holland) написал так: «В (Древнем) Риме мужчины уже не церемонились и использовали для удовлетворения своих сексуальных потребностей рабов и проституток, и делали они это так же просто, как удовлетворяли малую нужду у края дороги». Разумеется, современные попытки усилить подобного рода «церемонии» оказались менее успешными, поскольку сексуальное приглашение никуда не делось. В книге Дугласа Меррея (Douglas Murray) «Безумие толпы» (Madness of Crowds) автор рассматривает с позиции мужчины музыкальное видео Ники Минаж (Nicki Minaj) «Анаконда» и считает его особенно ярким примером в этом отношении. Сначала молодого человека призывают много раз взглянуть «на ее зад», а затем Минаж подставляет упомянутый зад к его лицу, после чего он пытается вступить с ней в сексуальный контакт, но затем обнаруживает, что совершил ужасное преступление.

Та же самая непоследовательность проявилась и в представленном номере Шакира/Джей-Ло, когда на сцену вышел ангельский хор, состоявший из девочек — невинных, задрапированных в белые и серебристые американские флаги. Они протянули руки, а солистка-подросток, — это была дочь Джей-Ло, — запела: «Если хочешь прожить свою жизнь, то живи на полную, не тратить ее впустую». Вот как! И дальше: «Каждое чувство, каждый такт могут быть очень приятными, и ты должен это почувствовать». Камера в этот момент уходит от женского гендерного символа, а пение продолжается: «Давайте кричать, давайте шуметь, включайте музыку». В этот момент вновь появляется Шакира и произносит самые важные слова: «Никто не может сказать, что ты должен делать. Нет, нет».

И после этого весь этот номер деформируется под грузом собственного лицемерия.

«Как возродить стереотипы женской сексуальности, которые феминизм пытался изгнать для женщин навсегда?— спрашивает Ариэль Леви (Ariel Levy) в ее вышедшей в 2005 году книге „Женские шовинистические свиньи: женщины и подъем вульгарной культуры" (Female Chauvinist Pigs: Women and the Rise of Raunch Culture). — Каким образом изображение стриптизерши или порно-звезды, — работа этих женщин состоит в том, чтобы в первую очередь имитировать возбуждение, — сделает нас сексуально свободными?»

По крайней мере, римляне сохраняли достоинство и не пытались ничего скрывать. Если честно, то эта фантазия на финале «Суперкубка» под названием «Латиноамериканские женщины в постели» не имела никакого отношения ни к Трампу, ни к «расширению прав женщин».

Вместо этого предложен был обычный вариант: (именно в такой последовательности) тщеславие, секс, деньги и власть.

Конечно же, такие нечеловечески привлекательные поп-звезды как Шакира и Джей-Ло ничего не могут потерять, карикатурно изображая женскую сексуальность перед всей нацией. На самом деле за это можно получить много денег и немало восхищения. Но если вы не богаты и не знамениты, то тогда такое поведение представляется значительно менее гламурным.

Однажды я взяла интервью у стриптизерши, и она рассказала мне о реальной жизни в таком клубе. Там на ней всегда дешевый макияж, пот льется рекой, она «снова и снова» прикладывается к бутылке, чтобы выдержать свою смену. Она также вынуждена иметь дело с весьма непривлекательными личностями. А что будет, если мы сделаем мейнстримовской вульгарную культуру, и тогда девочки-подростки, — они по ошибке сделают своими ролевыми моделями Шакиру и Джей-Ло, — начнут размещать в Инстаграме свои фотографии в купальнике, в облегающей одежде и в провокационных ракурсах. Они с молодых лет узнают о том, что быстрый всплеск дофамина от «лайков» под их фотографиями будет лучшим подтверждением их достоинств.

Это малоприятная ситуация. В Америке дебаты относительно превращения женщин в объект продолжают идти по кругу, а поддерживают их соперничающие друг с другом силы — фанатизм и пуританизм. Но, глядя со стороны, я замечаю нечто другое: очень много ног, грудей, животов и ложбинок между ягодицами. Низкопробный фарс.

Мадлен Кирнз — стипендиат программы имени Уильяма Бакли (William F. Buckley) в области политической журналистики Института National Review. Она из Глазго, Шотландия, и имеет профессиональное образование певицы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.