Десять лет назад в московском Институте медико-биологических проблем РАН завершилась подготовка к необычному эксперименту — «Марс-500». Шестеро молодых мужчин отправились в имитируемый полет на Марс на 520 суток.

Все это время они были изолированы от окружающего мира и «поддерживали связь с Землей» только по радиосвязи. Для придания эксперименту реалистичности передачу сигналов во время «полетов» задерживали на 20 минут. Чтобы дойти от Земли до Марса, радиосигналу требуется время, ведь планеты находятся по противоположные стороны от Солнца.

Насколько известно, никто еще не находился в течение такого длительного времени наедине с самим собой и внутри такого маленького пространства добровольно.

Исследователи, живущие на научных станциях в Антарктике, могут выходить на улицу и зимой, которая длится около полугода. Да, на улице очень холодно и темно, но выйти все же можно — и порой это даже необходимо.

Экипажи космических станций обычно находятся на борту чуть меньше года, и за это время можно выйти только в открытый космос в специальном скафандре. Каждый выход в космос тщательно запланирован, их не совершают просто так, покидать космическую станцию может не каждый космонавт.

Дольше всего на Международной космической станции (МКС) пробыли Скотт Келли (Scott Kelly) и Михаил Корниенко, которые провели на МКС в 2015 и 2016 годы практически год. В декабре 2019 года со станции на Землю вернулась женщина-рекордсмен: Кристина Коук (Christina Koch) пробыла в полете около 289 суток, то есть почти девять месяцев.

Больше всего времени в космосе провел россиянин Валерий Поляков. В 1994 и 1995 годы он пробыл на станции «Мир» 438 суток — по времени это чуть меньше продолжительности эксперимента «Марс-500».

Валерий Поляков был в числе специалистов, которые готовили участников «Марс-500». Эксперимент по имитации космического полета начался третьего июня 2010 года. Поскольку эксперимент был совместным проектом России, Европейского космического агентства (ЕКА) и Китая, экипаж был международным: француз Ромэйн Чарльз (Romain Charles), Ван Юэ (Yue Wang) из Китая, колумбийский итальянец Диего Урбина (Diego Urbina), россияне Александр Смолевский, Алексей «Саша» Ситев, Сухроб Камолов. Камолов был командиром экипажа, Смолевский — врачом.

Перед началом эксперимента шестеро мужчин несколько месяцев готовились к задаче и знакомились со своим будущим домом, который был очень необычным.

В большом зале было построено четыре герметичных металлических модуля диаметром два метра, которые соединялись друг с другом небольшими тоннелями. В модулях располагались кухня, тренажерный зал, лаборатория, медицинский отсек, хранилище для продовольственных товаров и холодильные камеры, индивидуальные каюты для членов экипажа, санузлы и ряд других помещений.

Испытательный комплекс, имитирующий космический корабль, в рамках проекта "МАРС-500"
Рядом с модулями находился участок площадью с половину теннисного корта — имитатор поверхности Марса. В этом модуле был красный песок, камни и гравий, на стенах был изображен космос, на темном потолке были звезды.

На «Марс» можно было попасть через шлюзы «взлетно-посадочного модуля».

Главной кульминацией полета стал тот момент, когда половина экипажа «высадилась на Марс», чтобы исследовать ее поверхность.

«Космонавты» вели себя как участники реалити-шоу: дрались и приставали друг к другу

«Марс-500» в первую очередь был психологическим экспериментом, целью которого было узнать, как лучше сформировать экипаж с учетом личностных особенностей космонавтов, и как члены экипажа будут чувствовать себя в изоляции в условиях, имитирующих космический полет.

Жизнь в маленьком закрытом пространстве с одними и теми же людьми действует на нервы. Из-за маленьких и незначительных вещей легко разгораются ссоры. Такое бывает и на подводных лодках, и на исследовательских станциях в Антарктике.

«Марс-500» был не первым экспериментом по симуляции космического полета. В эксперименте 2000 года, который длился гораздо меньше, российские «космонавты» в итоге подрались. К тому же один из них постоянно приставал к канадской женщине-ученому.

Произошедшее на «корабле» было неприятно само по себе, но еще хуже было то, что происходило «за бортом». Между учеными и руководителями полетов начались споры о причинах событий во время эксперимента. Получать помощь Земли очень важно, и оказалось, что это может стать проблемой.

В эксперименте «Марс-500» также было два этапа с меньшей продолжительностью: в тех же модулях сначала провели двухнедельный эксперимент в 2007 году. В 2009 году состоялась первая долгосрочная симуляция: шесть человек провели в модулях 105 дней.

Уже тогда ученые хотели изучить вопрос подбора экипажа и, прежде всего, работу космического корабля. Также ученые хотели понять, какие вещи, еда и одежда требовались в полете.

И хотя во время полета можно было пополнить запасы продовольствия, была поставлена цель сразу же собрать все, что может понадобиться экипажу из шести человек на полтора года.

Отправление было настоящим праздником

«Полет на Марс» начался весело. Экипаж с воодушевлением махал руками, прежде чем люк закрыли. Диего и Роман снимали много видео, в которых они рассказывали о «марсианском комплексе» и своей жизни.

Помещение, запечатленное на видео, совсем не походило на марсианский комплекс.

Стены были из деревянных панелей и напоминали дачный интерьер. Русские считали, что что-то подобное следовало бы сделать и для настоящего космического корабля, потому что дерево — уютный и успокаивающий материал. Однако дерево вряд ли когда-нибудь будут использовать для таких целей — по крайней мере, настоящее.

Мебель была обычной. Как из популярного скандинавского мебельного магазина.

Самым большим помещением была кают-кампания с телевизором, игровой консолью и полкой с книгами. Рядом находилась кухня с большим обеденным столом. У каждого была своя небольшая комната, напоминавшая маленькую корабельную каюту с кроватью, полкой и столом.

Испытательный комплекс, имитирующий космический корабль, в рамках проекта "МАРС-500"
Рядом с каютами был главный пульт управления. В соседнем цилиндрическом модуле была медицинская лаборатория, которая в случае необходимости могла использоваться как больничная палата. В третьем цилиндрическом модуле был тренажерный зал и помещения для хранения продуктов, в том числе холодильная камера.

Рутинные задачи, два часа тренировок и праздники помогали космонавтам оставаться в хорошей форме

Шестеро участников эксперимента жили и работали, как и все космонавты. У них был спокойный график на каждый день, рутинные задачи придавали жизни ритм. Подъем в восемь, медицинский осмотр, завтрак, потом — работа до двух часов дня. Обед, потом — работа до шести вечера. Ужин в семь часов вечера, затем — свободное время. Каждый ложился спать тогда, когда считал нужным.

Два часа в день было выделено на тренировки. Физические упражнения были важной частью эксперимента, а также бодрили ум и помогали поддерживать хорошую физическую форму.

Члены экипажа ели вместе, и с этим был связан один из первых кризисов: кто-то хотел есть спокойно и тихо, кто-то — в первую очередь Ромэйн и Чарльз — хотел болтать за едой.

«Мы в самом начале решили открыто обсуждать все, что нас раздражает в других», — рассказывал Ромэйн. — Вопросы решали не криками и язвительными комментариями, а спокойными разговорами. Мы сразу решили, что те, кто хочет есть в тишине, едят первыми, а более общительные едят потом. В итоге первые нередко присоединялись ко вторым«.

Рутина и рабочие задачи помогали забыть об изоляции, но иногда нарушать рутину было важно: отмечались все дни рождения и праздники всех стран, представителями которых были члены экипажа. Ко многим праздникам члены экипажа начинали готовиться заранее.

Особенно насыщенным было рождественское и новогоднее время: тогда шесть участников эксперимента отмечали все праздники по европейскому, русскому и китайскому календарям. Эти праздники были важны в том числе и потому, что на тот момент эксперимент длился уже больше шести месяцев, то есть позади была уже треть эксперимента. Рождество — традиционный семейный праздник, когда многие скучают по дому особенно остро.

Испытательный комплекс, имитирующий космический корабль, в рамках проекта "МАРС-500"

Руководители проекта иногда устраивали «сюрпризы» — например, перебой с электричеством, о котором экипаж не предупредили. Свет погас, вентиляция перестала работать. Решая эту проблему, экипажу пришлось проверить состав воздуха для дыхания. Без электричества содержание углекислого газа повысилось, нужно было использовать кислородные маски или эвакуироваться.

О том, что это всего лишь учения, экипаж узнал только спустя 22 часа.

Как будто катишься со склона в холодильнике

В феврале 2011 года наступила кульминация «полета»: имитация высадки на поверхность Марса. На тот момент проект продолжался уже восемь месяцев.

Экипаж разделился на две части. Саша Ситев, Диего и Ван Юэ перешли во «взлетно-посадочный модуль» и начали готовиться к высадке на поверхность Марса. Люки закрыли, половина экипажа была отделена от остальной команды примерно на три недели.

Экипаж выходил на «поверхность Марса» трижды, по два человека за раз. Диего рассказал на видео, что «высадка на Марс» была захватывающим приключением. «Марс» был самым большим пространством, которое он видел за последние несколько месяцев. Глаза отвыкли всматриваться вдаль больше, чем на несколько метров. Для Диего первая высадка на Марс была лучшим моментом эксперимента.

«Прогулка по поверхности Марса» должна была напоминать настоящую высадку на Марс — со всеми сложностями. Были поставлены похожие задачи: нужно было взять образцы и использовать инструменты. У «космонавтов» даже был небольшой марсоход. Поскольку ходить в космических скафандрах было тяжело, у участников эксперимента были складные стулья, сидя на которых они выполняли большую часть работ.

Космический скафандр можно назвать индивидуальным космическим кораблем, но на поверхности Земли он кажется громадными тяжелыми латами. В скафандре тяжело и неудобно ходить. Одним из самых печальных событий для космонавта могло быть падение в скафандре. Самостоятельно космонавт мог и не встать.

Поэтому руководители полета попросили мужчин бросить жребий и намеренно упасть во время последней прогулки по поверхности Марса. Падать в скафандре пришлось Диего. Как будто катишься вниз со склона в холодильнике — это больно! Но Диего смог подняться самостоятельно.

После трех высадок на Марс Диего, Саша и Юэ «вернулись на орбиту Марса» и «состыковались с марсианским комплексом». Прежде чем воссоединиться с остальными членами экипажа, они провели неделю на карантине во «взлетно-посадочном модуле». Карантин важен на тот случай, если на поверхности Марса окажется что-нибудь опасное для здоровья человека. За время карантина космонавты должны заметить возможную угрозу.

Во время «возвращения» участники эксперимента чувствовали себя брошенными

Как рассказывают космонавты, первая половина полета проходит быстро, а вот во второй части начинает одолевать тоска. Особенно тяжелой становится последняя треть полета. Появляется тоска по дому, вид Земли из иллюминатора больше не кажется таким захватывающим.

У экипажа «Марс-500» не было даже захватывающих пейзажей и невесомости, что могло бы сделать полет более интересным.

Поэтому в том, что «возвращение на Землю», последняя часть симуляции, была особенно сложной, не было ничего удивительного. До «высадки на Марс», то есть до кульминации «полета», экипаж привлекал к себе много внимания прессы, но потом интерес начал падать — а у экипажа пропало желание делать любопытные видео и вести дневник. Они снимали видео все реже, и позже прекратили совсем.

Друзья тоже общались с участниками эксперимента все реже, особенно летом, когда у всех начался летний отпуск и другие дела. Члены экипажа чувствовали себя брошенными и одинокими.

Исследователи и руководители «полета» придумывали участникам новые задачи, но после высадки на «Марс» они казались уже не такими захватывающими. Время тянулось медленно, и, как и следовало ожидать, наиболее социально активным членам группы было очень тяжело. Диего хорошо прочувствовал эту тяжесть.

У участников эксперимента были антидепрессанты, которыми можно было воспользоваться в экстренном случае.

«Был ли „Марс-500" таким сложным, как я предполагал?» — задался вопросом Диего в видео, снятом перед окончанием «полета».

«Да, эксперимент был тяжелым. Но многое оказывалось легче, чем я предполагал — и наоборот. Например, я думал, что будет очень тяжело найти общий язык с другими членами коллектива, потому что мы жили в очень маленьком помещении на протяжении долгого времени, но в этом отношении никаких проблем не было — мы очень хорошо сработались, никаких серьезных споров не было».

Испытательный комплекс, имитирующий космический корабль, в рамках проекта "МАРС-500"

«Для меня было много неожиданного в отношении общения с руководителями полетов и в том, как им следует общаться с экипажем. Мы поняли, что можно делать, а чего лучше не делать. Руководители полетов вряд ли понимали тот стресс, с которым мы столкнулись. Он был связан не с объемом работы, а с одиночеством и изоляцией. Формулировки могут иметь большое значение — как и то, когда приходят сообщения. Этот опыт взаимодействия был очень важным и может помочь в настоящих полетах на Марс».

«Мы узнали много о себе самих. Пожалуй, только в изоляции по-настоящему понимаешь, что люди — социальные животные. Человек скучает по другим людям. Люди, которые находятся где-то далеко, становятся очень важными, но прежде всего учишься ценить тех, с кем ты оказался в одной ситуации, тех, кто живет в соседней каюте».

Диего говорит, что самое важное в изоляции — принятие ситуации и приспособление к ней.

Ромэйн рассказал в видео, которое он снял в середине эксперимента, что у всех участников было право прервать участие в эксперименте в любое время.

«Мы можем сказать „стоп" и не продолжать полет. Но мы все хотим завершить этот эксперимент, потому что мы хотим доказать, что человек психологически способен полететь на Марс. Я хочу остаться в проекте до пятого ноября 2011 года, когда откроют люк».

Свобода была прекрасна

С приближением конца эксперимента, настроение «космонавтов» наконец начало улучшаться. В своем последнем видео Диего и Ромэйн казались очень бледными и изможденными, но были в хорошем настроении. 520 суток, то есть 72 недели, или 17 месяцев, или полтора года эксперимента «Марс-500» были позади.

Позже Диего рассказал, что ему было ужасно непривычно выходить за пределы модулей в просторное помещение с высоким потолком. Стены были далеко друг от друга, вокруг было очень много людей.

Ромэйн рассказывал, что все казалось ему очень ярким, и он чуть не упал в обморок, когда ему подарили розу. Ее аромат казался чересчур сильным.

Перед открытием люка участники эксперимента в шутку предложили друг другу спрятаться и не выходить. Было бы здорово посмотреть на реакцию тех, кто их ждал. Но они все же вышли — осторожно, шаг за шагом, оглядываясь по сторонам.

После праздничных разговоров и пресс-конференций мужчины могли отправиться к семье и друзьям, но поехали домой не сразу. Исследователи хотели изучить состояние их здоровья.

Испытательный комплекс, имитирующий космический корабль, в рамках проекта "МАРС-500"

За состоянием шестерых членов экипажа продолжали наблюдать еще полгода после эксперимента. Пожалуй, самый важный вывод был сделан в тот момент, когда открылся люк модуля: эксперимент удался. Экипаж «Марс-500» был подобран правильно, ни один член экипажа не вышел из эксперимента, и хотя в общении экипажа и руководителей полетов были трудности, в процессе многое удалось улучшить.

Главным вопросом полета на Марс будет сам человек. В невесомости мышцы и кости слабеют — несмотря на физическую активность и медикаменты. После долгого космического полета космонавтам предстоит спуститься на поверхность Марса и какое-то время там поработать. После невесомости это тяжело, хотя сила притяжения на Марсе в три раза меньше земной.

Полет будет трудным и в моральном плане. Нелегко смотреть на удаляющийся земной шар, который позже превращается в белое пятнышко где-то далеко, и понимать, что до возвращения домой еще много месяцев. Если в космическом корабле возникнет техническая неполадка, произойдет несчастный случай или кто-то заболеет, экипажу придется решать проблему самостоятельно.

«Марс-500» должен помочь будущим покорителям Марса. Этот опыт может пригодиться и тем, кто сейчас находится на карантине из-за коронавируса: приспосабливайся, будь активным, выполняй рутинные задачи, осознай причину, по которой ты находишься внутри. Эти советы пригодятся всем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.