Нельзя во всем винить только коронавирус — нужно разобраться и с собственной ответственностью.

Для некоторых коронавирус словно русская рулетка: не знаешь, насколько сильно заболеешь. Для других (особенно для пожилых) смерть — очень вероятный исход.

Мне самой уже очень трудно следить за всеми новостями о коронавирусе — настолько это мучительно.

Когда с месяц назад инфекция начала распространяться по миру, я увидела по телевидению сюжет, снятый в одном из американских домов престарелых, где коронавирус обосновался среди пожилых жильцов. Многие умирали, а для родственников двери были закрыты. Они стояли у здания и плакали, потому что не могли увидеться с близкими. Я ужаснулась этой ситуации и подумала, что уж в Швеции такого произойти не может.

Но это произошло.

Главный приоритет

Я почувствовала надежду, когда правительство и Андерс Тегнелль (Anders Tegnell, главный эпидемиолог Швеции — прим. перев.) заявили, что защита пожилых граждан — приоритет нашего государства. Они раз за разом повторяли эти слова, убеждая всех взять на себя личную ответственность и не распространять заразу.

Пожилых призвали оставаться дома. Старики должны проявить сознательность — вот как это называлось. Но по большей части это было пустыми словами, потому что явно не касалось тех, кто получает помощь от служб ухода за пожилыми людьми, живущими в домах престарелых или зависящих от приходящего персонала.

Постепенно правда стала выходить на поверхность. Государство отказалось нести ответственность за систему здравоохранения, склады со стратегическими запасами не пополняются. Защитного оборудования, мест в больницах, аппаратов ИВЛ и обученного персонала не хватает.

Стратегия увиливания

Департамент общественного здравоохранения и правительство пытались сохранить свои позиции при помощи стратегии увиливания. Нет никакого смысла брать анализы у всех, утверждали они, пока не получили доступ к системе тестирования. А ведь было с самого начала совершенно очевидно, что, учитывая распространение инфекции, проверять нужно всех медиков и сотрудников социальных служб.

Также они утверждали, что сотрудники служб ухода за пожилыми людьми не нуждаются ни в какой защитной экипировке. Возможно, это объяснялось тем, что ее просто катастрофически не хватало — не было даже средств для дезинфекции рук.

Нельзя во всем винить коронавирус. Может, пора устроить себе допрос с пристрастием на тему того, как у нас, в Швеции, сейчас обстоят дела с уходом за пожилыми. Уже не первый год многие старики сообщают, что о них плохо заботятся, и что им очень одиноко. Между тем ряд муниципалитетов недавно решили отозвать ресурсы из этой сферы.

Ларс Линдеберг (Lars Lindeberg), который уже много лет работает в службе помощи на дому в Стокгольмском регионе, некоторое время назад дал интервью программе Aktuellt. Он говорил об очевидном — о том, что условия работы персонала способствуют распространению инфекции.

«Я не могу понять, почему все так удивляются, что коронавирус распространяется. У нас очень плохо подготовленный персонал без средств защиты, к тому же на почасовой оплате. Это значит, что им не оплачиваются больничные, они не могут остаться дома, если у них кашель, ведь тогда им нечем будет платить за квартиру», — констатировал Ларс Линдберг.

Сотрудники служб помощи на дому бьют тревогу

Я разговаривала с сотрудниками служб помощи на дому, которые рассказали мне, как им тяжело. Не хватает средств защиты. Одна медсестра, работающая в маленькой коммуне, где старикам приходится встречаться с 20 разными людьми в неделю, рассказала мне, как нашла бутылку антисептика для рук в одной из служебных машин и припрятала ее, чтобы брать с собой на выезды. Потому что антисептика у нас нет, пожаловалась она.

Недавно Expressen писала о 80-летней Биргит Фальк (Birgit Falk), которая умерла от covid-19 в доме престарелых в Гётеборге. Когда анализ показал, что у нее коронавирус, никто из персонала не осмеливался зайти к ней в комнату, чтобы проверить, как она себя чувствует, рассказала ее дочь Мария Лим Фальк (Maria Lim Falk).

Старики умирают в своих постелях в одиночестве, чтобы потом оказаться в полиэтиленовом мешке и забитом гвоздями гробу. Мы действительно хотим, чтобы смерть была такой?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.