Не имеющая аналогов на нашей общей памяти пандемия, с которой сейчас пытается с переменным успехом бороться человечество, несколько сместила на задний план привычное нам международное противоборство, борьбу великих мира сего за возможность контролировать будущее — на земле и в виртуальном пространстве.

Действительно, такие привычные европейскому и мировому читателю и зрителю новостные долгожители как «Сирия», «Секретные доклады», «Северная Корея», «специальные операции», «Украина», «гибридные войны» и «Иран» вдруг перестали быть ежедневной приправой во всемирном информационном бульоне. Всем стало не до высоколобой геополитики.

Даже Кремль почти бросили обвинять в попытках подорвать «демократические институты» по всему миру с помощью армии невидимых сетевых троллей. Конечно, периодически некоторые институты и институции в формате «фантомных болей» публикуют неубедительные тирады в том смысле, что Путин дискредитирует механизмы «европейского единства», но выглядит это все менее убедительно.

Не исключено, что и падение американской нефти до минусовых показателей припишут тоже ему, хотя было бы логичным предположить, что манипуляции с ценой «черного золота» на биржевых площадках направлены именно против Путина — как ответ за его успешные действия в борьбе с коронавирусом. И не только в России, но и в Европе.

Хотите подтверждений? Взгляните на действия России, которая в самый разгар эпидемии в Европе решилась на неожиданный и неочевидный шаг. Начиная с 22 марта, из России в Италию, страну НАТО, прибыли 15 самолетов российских ВКС с военными вирусологами и специалистами Министерства обороны в области эпидемиологии. Они доставили на Апеннины 8 военных медицинских бригад для борьбы с коронавирусом, а также оборудование для диагностики и дезинфекционных мероприятий.

Этот список далеко неполный. Итальянский министр иностранных дел Луиджи Ди Майо в своем заявлении привел подробный перечень российской помощи: «Это 330 тысяч масок, одна тысяча защитных костюмов, две машины для проведения анализов на тысячу тестов, 10 тысяч быстрых тестов, 100 тысяч обычных тестов, лаборатория для анализов, три комплекса санитарной обработки средств и поверхностей, три станции санитарной обработки крупных площадей и многочисленные аппараты вентиляции легких…».

Отдельное место в поставках в Италию занимают столь необходимые в условиях новой пандемии аппараты ИВЛ, которых в больницах страны ощущается острый дефицит. По сообщению Министерства обороны Италии, российские военные медики только в конце марта доставили на Апеннины 100 аппаратов ИВЛ.

Однако в условиях пандемии и этого количества оказалось недостаточно: уже в апреле Россия отправила дополнительный специальный борт Минобороны (15-й по счету), который доставил еще 30 аппаратов ИВЛ. Таким образом, общее число российских аппаратов ИВЛ в итальянских больницах составило 130 единиц. Важно отметить, что президент России Владимир Путин подчеркнул, что российские аппараты ИВЛ комплектуются итальянскими датчиками давления, что демонстрирует единство России и Италии в этой борьбе с пандемией.

На момент отправки российской гуманитарной помощи ситуация в Италии выглядела без преувеличения катастрофической. Самое большое количество инфицированных, самая большая смертность. Серьезные проблемы с организацией лечения, загруженность медицинской инфраструктуры и нехватка необходимых медицинских ресурсов. При этом Рим остался один на один со страшной напастью, ожидаемая помощь от ближайших соседей обернулась закрытием границ.

А некоторые страны, объединенные с Италией идеей европейской солидарности, такие как Румыния и Чехия, и вовсе экспроприировали десятки и сотни тысяч масок и респираторов, направляющихся из Китая в наиболее пострадавшие от эпидемии регионы Италии. Европейская Комиссия, правда, уже принесла «сердечные извинения», но это не исправит очевидного — фактически каждой стране ЕС делом намекнули, как говорили в древности, cura te ipsum («излечи себя сам»).

И вдруг Россия в лице Путина оказывает помощь страдающим в Италии людям, при этом, не ожидая ничего взамен. Более того, российские специалисты отправляются в один из самых опасных центров эпидемии — Бергамо, где в скором времени демонстрируют слаженную работу и добиваются хороших результатов. Все это звучит, как очередной кремлевский пропагандистский «вброс». Тем сложнее поверить, что все описанное выше — задокументированный исторический факт.

Отложим рассуждения, почему единая Европа в период кризиса оказалась не столь уж единой. Намного интереснее понять логику Путина. С одной стороны, очевидно, что такая помощь — это эффективный рекламный ход, который улучшает европейский имидж России, подорванный за последние годы конфликтами на Украине и в Сирии, а также «вмешательством» в американские и европейские выборы. С другой стороны, может быть, в Кремле решили, что отправка помощи ускорит снятие санкций, которые негативно сказываются на экономике? В таком случае Путин бы выставил себя очень наивным и неопытным политиком, потому что всего этого будет явно недостаточно ни для «мягкой силы», ни для изменения многолетней позиции даже итальянских властей.

Не говоря уже о Трампе, который вскоре после русской гуманитарной акции подписал Меморандум, где обязуется тоже предоставить помощь Италии, но не из высоких идеалов трансатлантической солидарности, а для того чтобы… цитата: «продемонстрировать лидерство США вопреки дезинформации России и Китая». Одновременно, нужно отметить, что внутри самой России Путин столкнулся с критикой принятого решения со стороны либеральной оппозиции — ведь отправленные маски, аппараты ИВЛ, врачи нужны в самой России, которая, пусть и не так масштабно, как Италия, тоже столкнулась с опасностью распространения коронавируса на своей огромной территории. В общем — политические выгоды от реального, а не виртуального сострадания и солидарности не очевидны.

Однако российский президент не стал останавливаться и оказал помощь другой европейской стране — Сербии. Конечно, русских и сербов тесно связывает не только славянское происхождение и православие, но и длительный исторический контекст. Вместе с тем, Белград уже давно идет по пути вступления в ЕС, и известно, что политическое руководство даже рассматривает сценарий вхождения страны в НАТО.

Все верно, первым делом сербский президент Александр Вучич обратился к Брюсселю, но получил лишь вежливый ответ и запрет ЕС на экспорт медицинского оборудования — в Италии, Франции, Испании, Германии коронавирус распространялся настолько стремительно, что Еврокомиссия ввела мораторий на поставки медоборудования за рубеж. Снова помог Китай, а потом и Россия, направившая 11 специализированных самолетов Ил-76 на авиабазу под Белградом. Кроме того, почти 100 специалистов, а также спецавтомобили для дезинфекции дорог и важных инфраструктурных объектов, много средств защиты и медоборудования.

По информации сербского издания Srpski Telegraf, Белграду отправили 100 аппаратов ИВЛ, защитные средства, 5 тыс. тестов на коронавирус, 3 млн одноразовых масок, 500 тысяч масок с фильтром FFP2, 20 тысяч масок с фильтром FFP3, 3 миллиона одноразовых перчаток, 150 тысяч одноразовых комбинезонов, 150 тысяч одноразовых шапочек, 150 тысяч пар бахил, 150 тысяч одноразовых халатов, 50 тысяч «козырьков» (имеются в виду маски-экраны), 1 тысяч пар резиновых сапог, 6 тонн жидкого геля на основе алкоголя для дезинфекции рук, 50 тонн средства для дезинфекции общественного транспорта и общественных мест (хлорный порошок), 100 аппаратов для опрыскивания с сопутствующими средствами и 500 бесконтактных термометров. Отметим, что в 7-миллионной Сербии каждый житель воочию сможет увидеть вклад России в победу над пандемией. Без всякой «демонстрации лидерства».

Отсюда вытекает простой вывод. Конечно, никто в Европе не собирается по мановению волшебной палочки менять отношение к России и лично к Путину. Эта страна по-прежнему вызывает недоверие и опасения. Она авторитарна, непредсказуема и малопонятна. Но когда речь идет о сотнях, а может даже тысячах спасенных жизней, то нет ничего предосудительного в простом человеческом «spasibo». А пока наши политики тренируются в русском произношении, можно задуматься, выражаясь словами Урсулы фон дер Ляйн, не бьется ли «сердце европейской солидарности» значительно восточнее с геополитической точки зрения, чем принято было считать раньше.

Именно этот тезис и выразил в своем официальном заявлении итальянский премьер Джузеппе Конте, он сказал: «Это оскорбление для итальянского правительства — думать, что помощь, которую мы получаем от России, Китая или других стран, может повлиять на геополитическую позицию Италии. Это большое оскорбление, и не только для меня, а также для Владимира Путина». О европейской солидарности в условиях глубокого кризиса можно и забыть. Пока традиционные партнеры Италии декларируют намерение отправить помощь, Россия приходит и помогает, не требуя ничего взамен. Показательно, что итальянское руководство видит в этом исключительно добрые намерения, основанные на традиционных ценностях гуманизма…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.