— Вставай, доченька, не то день рождения Ленина проспишь, — будил я утром двадцать второго апреля свою восьмилетнюю дочь.

— Какого еще Ленина? Дай мне еще немного поспать.

— Владимира Ленина. Ты что не знаешь? Ему сегодня исполнилось 150 лет.

— Не знаю и знать не хочу. Хочу еще поспать.

Да, наше молодое поколение понятия не имеет, кто такой вождь мирового пролетариата. Да, и слава Богу. У них свои кумиры, свои приоритеты, свои ценности. Надеюсь, лучше наших.

Я еще до сих пор помню пышное празднование предыдущего ленинского юбилея, хоть было мне тогда всего три года. Воспитательница собрала нас в актовом зале садика и возвышенным голосом заявила: «Дети, сегодня у Владимира Ильича Ленина — день рождения! Ему исполнилось сто лет!». «Ура-а-а!», — хором запищали мы. А преподаватель музыкального воспитания под собственный аккомпанемент на фортепиано спела нам популярную песенку «В веселом апреле родился Ленин». Нам отнюдь не надо было объяснять, кто такой Ленин. Это наш бог, царь и герой. Супермен и Микки Маус. Это все лучшее, что есть в нашей жизни.

«Кто это смотрит на меня с портрета на стене? Это Ильич, великий Ленин улыбается мне». От его портретов негде было спрятаться, они были повсюду: в каждой комнате садика, на улицах, в больницах, заведениях торговли, государственных учреждениях и тому подобное.

Советская пропаганда чуть ли не с пеленок вбивала нам в головы образ Ленина как такого себе «доброго дедушку». Сначала нам читали, а потом заставляли нас самих читать рассказы о том, как Ленин любил детей, собирал с ними грибы, катался с ними на коньках, организовывал клуб чистых тарелок, украшал с ними новогоднюю елку, играл с ними в игры…

«Дедушка»? С ужасом осознал, что мне уже ровно столько лет, сколько было Ленину на момент смерти — 53. И как-то совсем не тянет считать себя дедушкой.

«Добрый»? Сейчас мы уже знаем, что, вопреки сложившемуся советской пропагандой стереотипу, на самом деле вождь мирового пролетариата, друг всех обездоленных, был жестоким и на удивление мстительным.

«Если бы Ленин был „добрым дедушкой‟ из детских книг, большевики никогда не пришли бы к власти в 1917 году и не победили бы в Гражданской войне», — уверяет немецкий историк Гельмут Альтрихтер. Ленин ввел «красный террор», подписывал приказы о массовых расстрелах, распоряжался брать в заложники целые села. Именно по его приказу были организованы первые концлагеря, где практиковался принудительный труд, в этом он значительно опередил даже Гитлера и Сталина. Он не жалел никого — ни женщин, ни детей, ни стариков. По его приказу людей расстреливали, травили газом, морили голодом. Жертвы его не пугали, вот только бы прийти к заветной цели — победе мировой социалистической революции. Поэтому не зря террористы мировой славы использовали для себя псевдо ленинские имена.

Автор популярных исторических книг Виктор Суворов, он же бывший советский разведчик-беглец Владимир Резун, утверждал, что если бы Ленин не умер в 1924 году, а продолжил править страной, то жертв было бы значительно больше, чем при Сталине. Что ж, возможно. Но история не имеет условных средств. Поэтому не будем прибегать к спекуляциям.

У большинства жителей необозримой советской родины не было ни малейшего представления об этой темной стороне ленинского образа. Лениниана, созданная советскими писателями, художниками, кинематографистами, изображала нам совершенно иной образ. Образ святого. Икону, которая во времена воинственного атеизма заменила набожным обитателям Российской империи христианских святых.

Очень знаменательно, что день рождения Ленина приходится примерно на Пасху, подменяя, таким образом, один праздник другим. Ведь и Ленин, как нам представляла пропаганда, проповедовал любовь, дружбу между народами, страдал за нас, погиб мученической смертью и… воскрес. «Ленин вечно жив!» — никто не осмелился поставить под сомнение этот лозунг, растиражированный на тысячах кумачовых транспарантах.

Ленин, как Бог, был вездесущим. Он был на октябрятских звездочках, а октябрята были «внуками Ильича». Он был в пионерской символике, а пионеры были «ленинцами». Он был на комсомольских билетах, а комсомол был «ленинским». «Учиться, учиться и учиться», — этот ленинский лозунг был написан в каждом классе в советских школах. Невозможно было найти в СССР такое заведение культуры, где бы ни была вывешена цитата Ленина из письма к Кларе Цеткин: «Искусство принадлежит народу».

В конце концов, «ленинской» была вся советская жизнь. К примеру, в названии вуза, где я получил первое высшее образование, имя Ленина упоминалось дважды: Львовский ордена Ленина Политехнический институт имени Ленинского комсомола. Почему так? Может потому, что, как писал славный львовский поэт Ростислав Братунь, «существует легенда, что Ленин бывал во Львове». В школе, в рамках внеклассного чтения, пришлось осилить книжку о том, как Владимир Ильич находился в Карпатах. Бродил горами, опираясь на трость, общался с гуцулами, напутствовал маленьких гуцулят.

Советская история собрала неисчерпаемую коллекцию идентичностей Ленина. Его учения, образ, историю жизни каждый использовал по-своему, в зависимости от ситуации и целей. Иосиф Сталин свою деятельность оправдывал стремлениями продолжить дело ленинской жизни. Никита Хрущев, наоборот, ленинский образ использовал для клеймения Сталина и сталинизма. Леонид Брежнев образом Ленина пытался заслонить своих предшественников, формируя собственный культ личности-лайт.

Хорошо помню, как ленинское учение в конце 1980-х годов использовали новоиспеченные украинские националисты. Таким козырем, как «ленинская национальная политика», они ловко отбивали всякие аргументы коммунистических идеологов. «Пустите народ к Ленину», — требовали они от правоохранителей, которые пытались разогнать несанкционированный митинг у памятника вождю перед Оперным театром во Львове. Это был 1989 год. А в 1990-м этот же памятник они же с презрением сбросили и отправили на свалку истории.

Состоялся первый «ленинопад». Сначала только на Западной Украине. Понемногу он продвигался на восток. Чем восточнее, тем труднее. За Днепр процесс перешел только после победы Революции достоинства 2014 года. На Украине началась декоммунизация, а значит и «деленинизация».

А что же в России, где в 1917 году, победила ленинская социалистическая революция и откуда учение Ленина и пошагало победной походкой, дойдя до Берлина на западе и до Пхеньяна на востоке. Но и там в свое время происходило нечто похожее на «деленинизацию». В 1990-х годах, еще при президентстве Бориса Ельцина, даже хотели тело вождя из Мавзолея вытащить и похоронить по-христиански. Однако агрессивные ленинцы не позволили. Так и лежит оно до сих пор мумией под стеклом.

По крайней мере, Ленинграду все же вернули его старое название Санкт-Петербург. А вот в Ульяновске так и не дождались возвращения исторического названия Симбирск. И Лениногорск там и дальше существует. А еще — тысячи улиц Ленина и столько же памятников ему.

Нынешняя путинская Россия в своей надстройке (тем, кто не учил исторического материализма, подскажу, что это идеологическая основа государства) представляет собой разношерстный симбиоз ленинизма и православия, которые по своей сути должны быть антагонистическими врагами, но, на удивление, сумели обуздать свои страсти и органично слиться.

Такое слияние еще в далеких 1980-х годах «спрогнозировал» талантливый русский писатель-эмигрант Владимир Войнович в своем сатирическом романе-антиутопии «Москва 2042». Он тогда довольно точно предугадал суть действующего православно-коммунистическо-имперского режима в нынешней России. Где функционирует новая коммунистическая церковь, с канонизированными Марксом, Энгельсом, Лениным. Где патриарх отец Звездоний учит прихожан правильно «перезвездиться».

Вот так, до сих пор дает о себе знать осуществленная Лениным в России социалистическая революция. В конце концов, до сих пор она отхаркивается кровью всем бывшим участникам социалистического блока. Кому меньше, кому больше. Диктатура пролетариата, запрет частной собственности на средства производства, отсутствие конкуренции и рынка неизбежно приводили к появлению автократического лидера, беспомощной экономики, никчемной социальной системы на фоне мощного силового блока.

Нынешняя Россия, несмотря на все усилия индустриализации, остается сырьевым придатком развитых капиталистических государств. «Россия — это автозаправка, которая маскируется под страну. Это клептократия, это коррупция. Это нация, которая в действительности зависит только от нефти и газа», — такой неутешительный приговор провозгласил ей уважаемый американский сенатор (увы, уже покойный) Джон Маккейн.

И вот для этой страны-автозаправки наступили крайне тяжелые времена. Цена на нефть упала до рекордных отметок. Фьючерсы на некоторые марки на май продаются вообще по отрицательным ценам. Из-за пандемии коронавируса спрос на энергоносители стремительно сократился, нефтяные хранилища, прежде всего в Соединенных Штатах стоят переполненными, а останавливать добычу нельзя. Хоть бери и спускай нефть в океан.

Стоп, о чем-то похожем я уже читал. Правда, было это не с нефтью, а с минеральными удобрениями и не в Америке, а в родном СССР при Леониде Брежневе, когда там еще четко выполнялись ленинские принципы. Такая ситуация описана в книге уже упомянутого Виктора Суворова «Освободитель». Началась история с того, что Центральный комитет Компартии принял решение резко поднять производство сельскохозяйственной продукции. Поэтому одному украинскому химкомбинату было поручено ко дню рождения Ленина произвести рекордное количество удобрений. Приказали — надо выполнять. Комбинат изготовил удобрений столько, что пришлось заполнить сверхплановой продукцией все резервуары. Ситуация сложилась катастрофическая: производство останавливать нельзя ни в коем случае, а куда сливать новый продукт — неизвестно. Дирекция бьет тревогу, докладывает в обком. Коммунистические лидеры обзванивают все ближайшие колхозы и строго приказывают немедленно забрать удобрения себе. А у колхозов для этого нет ни техники, ни горючего, ни резервуаров для хранения.

Ситуация патовая. Должны были бы полететь головы и директора химкомбината, и руководителей сельскохозяйственных предприятий. Но выход нашли ловкие шоферы, командированные из колхозов. Было понятно, что перевести все удобрение к себе не удастся, но благо комбинат был расположен недалеко от Днепра. Вот как Суворов описал лайфхак, придуманный сообразительными шоферами: «А делает он то, что все другие делают: от ворот комбината влево да вниз к берегу Днепра, трубу в речку сбросил да удобрения туда и спустил. Я точно так же поступил. И все вокруг тоже. Так и пошло. Десятки рейсов, сотни машин, тысячи тонн. А по воде огромное пятно расплывается, на солнце блестит, как золото. А рыбы сколько! Как же Днепр рыбой богат! От края до края сомы пудовые, и щуки остромордые, и лещи жирные. Все они на поверхность всплыли так белыми брюшками вверх и плавают».

Вот вам тут и вся ленинская, социалистическая экономика, пятилетка за четыре года, «догоним и перегоним».

Помню, как в 1973 году плыл с родителями круизным лайнером из Запорожья в Киев. Что больше всего поразило? То, что всю дорогу встречались нам косяки рыб кверху брюшком. Или это и дальше сообразительные шоферы удобрения в реку спускают, или другие заводы сбрасывают туда свои отходы — не так важно.

Все это последствия запущенного Лениным социалистического хозяйствования, которое, как уже было сказано, отхаркивается нам до сих пор. А особенно России. То же самое будет с ней теперь, когда цены на нефть упали до уровня в несколько раз ниже тех, которые считались критическими для российского бюджета, сверстанного из расчета 42,45 долларов за баррель. В свое время такое удешевление нефти привело к развалу Советского Союза. Серьезные катаклизмы ожидают теперь и страну-правопреемника победившего социализма ленинского образца.

Ведь свой стабилизационный фонд Россия исчерпала еще несколько лет назад. Поэтому актуальное падение нефтедолларовых прибылей создает серьезную угрозу для системы власти, сформированной Владимиром Путиным. Возникает очень ощутимая дыра в российском бюджете, инфляция набирает обороты стремительными темпами, что приводит к падению курса рубля, цены растут. Социальные катаклизмы неизбежно приведут к общественным потрясениям, которые могут вылиться в массовые антиправительственные протесты. Но что самое смешное: в такой ситуации снова популярными могут стать политики с портретами Ленина на лацканах пиджаков.

А пока вождю мирового пролетариата не везет. Пандемия коронавируса не предоставила возможности истинным ленинцам должным образом отметить славную дату, с многотысячными митингами, «дефилядами» под красными флагами и массовыми гуляниями ни в России, ни на Украине, ни в остальных странах, где вождя еще помнят и почитают. Даже в Германии, а именно там, в городе Гельзенкирхен, тамошние сторонники Ленина планировали не просто отпраздновать юбилей, а поставить ему двухметровый памятник. Уже и разрешение от местных властей было получено, но помешал клятый коронавирус.

Для меня интересно одно: какие еще социальные катаклизмы, вызванные реализацией ленинских идей, должны произойти, чтобы все осознали их общественную опасность, не смотря на то, что в теории они выглядят удивительно привлекательно. Что ж, подождем до следующего юбилея.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.