Президент Путин несколько лет назад резко сократил расходы на здравоохранение. Теперь его настигло возмездие: кризис, вызванный коронавирусом. В стране ощущается нехватка врачей и медицинского персонала. На работу в больницы отправляются студенты.

Пациенты кашляют, мучаются от высокой температуры — и у большинства из них обнаружен коронавирус. Некоторые задыхаются, и им требуется срочная помощь. Тогда Никита Скиченко помогает врачу подключать пациентов к аппаратам ИВЛ.

Скиченко 22 года, он студент-медик 5-го курса, учится на стоматолога. В последнее время он, как и тысячи других студентов медицинских вузов по всей стране, по пять раз в неделю добровольно работает в приемном отделении одной из московских больниц, куда доставляют пациентов с коронавирусом. В одной лишь Москве таких волонтеров насчитывается несколько сотен.

Количество инфицированных коронавирусом продолжает расти и, по официальным данным, составляет около 86 тысяч. Реальные цифры, вероятно, несколько выше. В России уже больше заболевших, чем в Германии. В столице — эпицентре эпидемии, на который приходится более половины всех случаев заражения — прирост в последнее время несколько замедлился. Тем не менее больницы сообщают о все новых пациентах с Covid-19.

Скиченко, студент Университета дружбы народов, поддерживает врачей и медсестер в «Коммунарке» — той самой новой образцовой больнице на юго-западе Москвы, специализирующейся на лечении пациентов с коронавирусом. Там побывал и Владимир Путин: он посетил больных, облачившись в желтый защитный костюм.

Вскоре после этого, в конце марта, президент впервые выступил с заявлением, посвященным вспышке коронавируса. При этом в Кремле ничего слышать не хотели об эпидемии. Однако количество случаев заражения продолжало расти, и стало понятно, что в российских больницах не хватает медицинского персонала и койкомест. Уже тогда Путин потребовал от органов власти направлять на лечение пациентов студентов медицинских ВУЗов.

Сокращены сотни тысяч врачебных ставок

Путин, который никак не желает отказываться от власти и пытается преподносить себя гражданам России как единственного и неповторимого гаранта стабильности в России, в своем пасхальном видеообращении, сидя у камина в своей резиденции, подчеркнул: «Ситуация полностью под контролем».

Но так ли это на самом деле? Во всех московских больницах, куда поступают пациенты с коронавирусом, не хватает персонала. Премьер-министр Михаил Мишустин намерен по просьбе столичного мэра Сергея Собянина подписать указ об отправке на работу в больницы студентов-медиков 4-го и 5-го курсов. Там им придется на практике узнать, «что такое настоящая медицина», как выразился Собянин, фактически назначенный Путиным этаким «менеджером по коронавирусу».

Путин в эти недели производит впечатление на удивление растерянного и нерешительного человека. Возможно, это связано, в частности, с тем, что коронавирус со всей очевидностью показал, в какое удручающее состояние пришло здравоохранение за годы его правления. «Оно более или менее разрушено», — сказал председатель «Лиги защиты врачей» Семен Гальперин.

На пределе

В 2012 году Путин начал так называемую «оптимизацию» российского здравоохранения. Целью была названа модернизация системы, сохранившейся с советских времен. На это были выделены миллиарды рублей — но реального улучшения ситуации не произошло. Реформы оказались неэффективными, в стране процветает коррупция, бюрократия достигла неимоверных масштабов. В результате в больницах наблюдается нехватка десятков тысяч койкомест. Кроме того, стране не хватает врачей, медсестер и санитаров. Одних лишь врачей-инфекционистов с 2013 года было сокращено около 6,2 тысяч. Среди медсестер и санитаров эта цифра исчисляется сотнями тысяч.

Система «очень уязвима в случае резкого роста нагрузки», сказал главный экономист государственной корпорации развития ВЭБ.РФ Андрей Клепач. «Резервов нет», — утверждает в свою очередь Гальперин. Система здравоохранения работает на пределе возможностей. В интернете появилась масса фотографий с очередями из машин скорой помощи, доставляющих пациентов с коронавирусом в московские больницы. «Руководство мобилизует всех, кого только можно, в том числе студентов».

«Больницы нуждаются в нас. Я в такой ситуации просто не могу сидеть дома», — говорит студент-пятикурсник Скиченко. Он пришел в организацию «Волонтеры-медики». Он работает уже более трех недель, его смены длятся по 6 или 12 часов. Он берет мазки из носа или гортани у больных коронавирусом и проверяет у них работу сердца.

«Слезы от изнеможения»

Дарья Зудина, четверокурсница 2-го Медицинского университета имени Пирогова, уже почти четыре недели работает медсестрой. Она ставит пациентам капельницы, колет им антибиотики и лекарства от малярии, применяемые для лечения от Covid-19. «Когда я только пришла, персонала очень не хватало: на одну медсестру приходилось до 20 пациентов», — рассказывает она.

В первые две недели она работала практически непрерывно: ежедневно по 12 часов. Но сейчас иногда позволяет себе отдохнуть: «Я уставала, понимала, что эта история с коронавирусом будет долгой, и мне необходимо правильно рассчитывать свои силы. Я же еще и учусь». Иногда на перерывы попросту не остается времени. «Все время куда-то бежишь, — объясняет Зудина. — Часто просто нет смысла снимать защиту, чтобы поесть, а потом надевать заново».

23-летняя Мери Чобанян помогает врачам московской Филатовской больницы. «До двенадцати часов проводишь на ногах, не можешь даже присесть, — подтвердила студентка московского 1-го Медицинского университета имени Сеченова. — После второй смены я совершенно обессилела и просто разрыдалась». Каждый раз, когда больницу покидает выздоровевший пациент — это «победа всей команды», считает девушка. В среднем за смену выписывают троих, а всего в отделении лежат 60 человек.

Работа в «красных зонах»

Пока в большинстве регионов России студенты напрямую с больными коронавирусом не работают, в больницах Москвы, Санкт-Петербурга и Красноярска их задействуют и в так называемых «красных зонах».

При этом работа студентов до сих пор никак не регулируется законодательно, и в начале апреля российский Минздрав вдруг запретил волонтерам работать с пациентами, зараженными вирусом Covid-19. Студентам пришлось на один день покинуть больницы, но администрации клиник вмешались. Теперь больницы предлагают волонтерам трудовые контракты, по которым те получают символические 700 рублей (около девяти евро) в месяц. «Самое главное, что теперь студенты, как и все сотрудники, застрахованы на случай заражения», — говорит Дарья Белимова, координатор Группы врачей-волонтеров. К счастью, до сих пор, по ее словам, таких случаев не было.

Без тестов

С защитными костюмами проблем нет, заверяют все волонтеры. Наши корреспонденты подробно поговорили с шестью студентами в Санкт-Петербурге и Москве. Младшей из девушек 18 лет. Однако лишь одну из них с начала работы в больнице проверяли на коронавирус.

При этом число заразившихся медиков постоянно растет. «Риск велик», — говорит Гальперин из «Лиги защиты врачей».

В московском Госпитале для ветеранов войн №3, по данным СМИ, заразились уже десятки сотрудников, один врач умер. 22-летний студент университета имени Сеченова Николай Золотов работает в клинике по ночам, помогая врачам и санитарам надевать и снимать защитные костюмы. «Я один. Если бы со мной были один-два волонтера, было бы полегче», — говорит он. Заразиться коронавирусом Золотов не боится: «Я же еще молод».

Большинство студентов боятся заразить других, в первую очередь родителей, с которыми многие живут. Например, Никита Скиченко. Особенно осторожно, по его словам, следует снимать защитный костюм. «Надо действовать очень аккуратно, чтобы случайно не прикоснуться к нему в неправильном месте».

Страх заразить близких есть, признается и Мери Чобанян. «Но очень многое зависит от тебя самого». По ее словам, ее постоянно спрашивают, зачем она этим занимается. «Я считаю, что помогать — мой долг. Если не я, то кто?»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.