Во время Второй мировой войны миллионы людей приехали в Великобританию со всего мира, в том числе из оккупированной Европы. Они поддерживали деятельность основных отраслей промышленности, становясь тружениками тыла, они служили в армии, работали на Би-Би-Си (ВВС) и выхаживали больных. Военно-экономическая деятельность Британии распространялась на многие страны и расы — как и усилия, брошенные на спасение человеческих жизней и поддержание основных видов деятельности во время пандемии коронавируса.

Как я выяснила в ходе своих изысканий, британская пресса военного времени прославляла мигрантов и представителей [этнических] меньшинств, участвовавших в этой борьбе. Но когда война закончилась, фокус сместился к национальной истории, к войне, в которой воевали британцы: их мужеству и решимости, их славе и победе. Широко известно о присутствии американцев в Британии, но мало кто представляет себе более полную картину широкомасштабных военных передвижений в Британию из всех уголков Британской империи и Европы.

Дюнкерк — название, находящее отзыв в памяти британцев, но мало кто помнит об эвакуациях представителей разных народов из портов западной Франции в 1940 году, в результате которых бельгийские, чешские, французские и польские военные оказались в Британии, как забылись и принадлежащие разным странам корабли, использовавшиеся при эвакуации. Шесть европейских армий в изгнании были расквартированы в Британии с 1940 года: бельгийская, французская, чехословацкая, голландская, норвежская и польская.

Побег заключенных из лагеря Шталаг Люфт III, находившегося на территории сегодняшней западной Польши, хорошо известен благодаря классическому фильму «Большой побег». Но кто бы мог догадаться по событиям фильма, что в числе 50 летчиков, убитых гестапо после их поимки, были представители восьми европейских стран и четырех государств, входивших в состав Британской империи. Перед тем как попасть в плен, большинство из них служили в Королевских военно-воздушных силах. Один из них — Порокуру Похе (Porokuru Pohe) — был первым представителем народа маори в ВВС.

В 1939 году, подавая заявление на вступление в Королевские военно-воздушные силы Новой Зеландии, он столкнулся в анкете с вопросом, является ли его происхождение «чисто европейским», он написал «нет», но был зачислен позже, когда это правило перестало действовать. Кто теперь помнит, что в начале войны британским субъектам, не вписывавшимся в эти расовые категории, было запрещено служить в вооруженных силах Великобритании? Или что это правило применялось по всей территории Британского содружества наций — в Австралии, Канаде и Новой Зеландии?

Во время пандемии коронавируса совершенно очевидны были многочисленные этнические, национальные и расовые составляющие Национальной системы здравоохранения. Точно так же в еженедельном ритуале аплодисментов участвовали все: и те, кто очищает мусорные баки, и те, кто работает в общественном транспорте, доставляет почту, продукты и другие товары или работает в социальных службах и службе помощи на дому. Для многих это редкий радостный момент — собраться вместе, чтобы поаплодировать, постучать в сковородки, посвистеть и крикнуть в знак одобрения, создавая шумную какофонию.

Многие из тех, кому предназначались эти аплодисменты, людей, рискующих своей жизнью, получают минимальную или почасовую оплату. Сознают ли люди, выступающие против иммиграции, что они аплодируют иммигрантам и их потомкам? Безусловно, в Великобритании их работу впервые поощряли аплодисментами и радостными возгласами.

Спасибо и до свидания

Если судить по опыту Второй мировой войны, эти поощрения долго не продлятся. Еще в военное время правительство разработало планы о демобилизации черных военных и тружеников тыла из империи на родину, чтобы они не обосновались в Великобритании после окончания войны.

Послевоенное планирование включало в себя депортацию китайских матросов, служивших во время войны на коммерческих судах. В 1946 году в рамках этих планов 1362 китайских матроса были репатриированы. Большинство рожденных в Британии жен, подруг и детей репатриированных и депортированных китайских матросов больше никогда их не увидели.

Многие из тех, кто остался или вернулся в Британию, помнят, как изменились настроения после войны: в один момент обстановка стала более враждебной, а об их роли в войне было забыто. Поляки воевали в Битве за Британию, но, когда война закончилась, стены у казарм польских ВВС оказались измазаны надписями «поляки, возвращайтесь домой» и «Англия для англичан».

Служивший в ВВС — сначала на Ямайке, а потом в Британии — Рене Уэбб (Renee Webb) вспоминает: «Меня тогда ужасно потрясло, что люди так быстро обо всем забыли… Из всех вопросов, который мне задавали, чаще всего я слышал: „Когда ты возвращаешься назад?"»

В XXI веке в рамках политики «неблагоприятной окружающей среды» многим мужчинам и женщинам из стран Карибского бассейна власти Объединенного королевства говорили возвращаться назад. Некоторых из них увольняли из Национальной системы здравоохранения. Другие задержанные и столкнувшиеся с угрозами о депортации или со счетами за лечение в рамках Национальной системы здравоохранения приехали в Британию еще детьми к матерям, работавшим медсестрами в этой системе.

Британская медицинская ассоциация недавно опубликовала данные, что 64% врачей из числа представителей черных, азиатов и этнических меньшинств столкнулись с давлением в вопросе использования непригодных средств индивидуальной защиты. Количество белых врачей, столкнувшихся с подобной проблемой, составило 33%. Одна из причин такого количества смертей представителей перечисленных групп в ходе кризиса коронавирусной инфекции в рамках Национальной системы здравоохранения связана со страхом лишиться работы и, как следствие, нежеланием публично заявить о нехватке защитного оснащения.

Иногда возникает вопрос: что будут писать историки об эпохе коронавируса? Будет ли эта история отражена в документах и запечатлена в памяти как кампания по спасению жизней в Британии с участием представителей разных наций, этносов и рас?

Уэнди Уэбстер (Wendy Webster), профессор современной истории культуры, Университет Хаддерсфилда

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.